Последнее искушение Голливуда

Культура
Москва, 29.03.2004
«Эксперт» №12 (413)
Новая экранизация евангельской истории должна была стать радикальным арт-хаусным экспериментом. На деле она оказалась примером удивительной выживаемости американского кинематографа

Фильм Мела Гибсона "Страсти Христовы", только что вышедший в российский прокат, - один из самых странных проектов последнего года. Персонажи здесь говорят исключительно на мертвых языках (арамейском с латынью), звезды в главных ролях не задействованы, сюжет фильма и малосерьезный имидж режиссера слабо друг другу соответствуют. До сих пор, во всяком случае, ничто не говорило о том, что бывший австралийский Безумный Макс может создавать не только успешные блокбастеры типа его же "Храброго сердца", но и нечто более серьезное. Фильму прочили полный и безусловный провал, участь какого-то совершенно маргинального курьеза. Более того, предполагалось, что Голливуду - в лице его любимца Мела Гибсона - будет преподан жестокий и вполне символичный урок: нечего, мол, замахиваться на великие темы, снимайте свои "Матрицы" и молчите в тряпочку. По всеобщим ожиданиям, лишь практически неминуемый скандал - связанный с нелицеприятным изображением в фильме древних евреев - мог хоть как-то привлечь зрителей.

Слухи о повышенном антисемитизме Гибсона оказались сильно преувеличенными, так что скандала не случилось. И это была не единственная неожиданность. Американский зритель, который и французский-то с русским воспринимает как раздражающее инопланетное бульканье, на ура воспринял и арамейский, и латынь. "Страсти Христовы", снятые за весьма скромные тридцать миллионов долларов, на сегодняшний день собрали в прокате более трехсот миллионов и оказались одним из лидеров мартовских бокс-офисов. Из матерого голливудского плейбоя Мел Гибсон в одночасье превратился в глазах мировой общественности в культового режиссера, чуть ли не в преемника Пазолини, когда-то снявшего классические "Страсти по Матфею".

Евангелие от Вали Котика

Библейская, в особенности новозаветная, тематика присутствовала в кинематографе чуть ли не с момента его появления на свет. Первый фильм на евангельский сюжет был снят компанией "Патэ и братья" еще в 1905 году - правда, представлял он собой не более чем ожившую иллюстрацию сцены на Голгофе. В дальнейшем Христос появлялся в кино с завидной регулярностью - чуть ли не каждая новая кинематографическая мода считала своим долгом зафиксировать свои идеи с помощью канонического материала. Тот же Пазолини переложил Евангелие неореалистическим языком - с непрофессиональными, как водится, актерами, с жестким взглядом кинокамеры. В 60-е в больном гигантоманией Голливуде Джордж Стивенс снял грандиозную "Величайшую из когда-либо рассказанных историй" - с Максом фон Зюдовым в главной роли. Норман Джуисон в своей знаменитой рок-опере сделал из Христа поющего гуру 70-х, не столько мессию, сколько какого-то предшественника Джима Моррисона. Напугавшее несколько лет назад весь православный мир "Последнее искушение Христа" Мартина Скорсезе - типичный для режиссера, хоть и замаскированный под общечеловеческую метафору, психологический триллер. Даже странно, что главную роль здесь играл Уильям Дефо, а не привычный для Скорсезе брутальный Роберт Де Ниро.

В принципе новый "Х

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (413) 29 марта 2004
Война с террором
Содержание:
Напролом

Резкое обострение обстановки в Европе и на Ближнем Востоке вызвано расколом Запада в результате вторжения США в Ирак. Региональные конфликты, бывшие до этого управляемыми, начинают выходить из-под контроля

Международный бизнес
Наука и технологии
Без рубрики
Реклама