Уходя, гасите свет

Максим Рубченко
5 апреля 2004, 00:00

После 2007 года электроэнергия в России будет очень дорогой. Учиться энергосбережению лучше начать уже сегодня

Двадцать девятого марта правительство приняло принципиальное решение о том, что акции оптовых генерирующих компаний (ОГК) будут реализоваться на смешанных аукционах, то есть расплачиваться за них можно не только деньгами, но и акциями. Об этом сообщил министр промышленности и энергетики Виктор Христенко. Правительство со своим решением чуть-чуть запоздало, всего-то дня на три: 26 марта совет директоров РАО "ЕЭС России" так и не смог выбрать, каким способом реализовать акции ОГК на аукционах - представители государства не получили директивы от премьера, за какую схему приватизации ОГК голосовать.

Как продавать ОГК

Напомним, что в результате реформы электроэнергетики все крупнейшие электростанции должны быть включены в состав десяти оптовых генерирующих компаний. В четыре из них войдут гидроэлектростанции, и они пока останутся в собственности государства. Остальные шесть ОГК, созданные на базе тепловых электростанций, подлежат приватизации.

Изначально планировалось, что в ходе выделения ОГК все акционеры получат в них пакеты, пропорциональные их доле в капитале РАО. Государство получило бы в каждой ОГК по 52% акций - то есть столько, сколько имеет сейчас в РАО "ЕЭС России". Затем госпакеты предполагалось продать частным инвесторам. При такой схеме интересы государства были бы соблюдены максимально. Но с точки зрения руководства РАО ЕЭС, у нее имелся один существенный недостаток - продажу госпакетов ОГК в этом случае пришлось бы проводить через программу приватизации, а для этого было необходимо принятие специального закона. Это могло затормозить реформу еще как минимум на год.

Весной 2003 года руководство РАО ЕЭС утвердило стратегию реформирования отрасли под условным названием "план 5+5", в котором устанавливалось, что акционеры РАО могут получить пропорциональную долю во всех выделяемых из энергохолдинга компаниях. Такой сценарий избавлял команду Анатолия Чубайса от необходимости связываться с парламентариями и существенно ускорял ход реформы.

При приватизации ОГК правительству необходимо найти баланс между интересами западных стратегических инвесторов, российских ФПГ, государства и миноритарных акционеров РАО "ЕЭС России"

Однако возникла новая проблема - российские промышленники по достоинству оценили открывающиеся перспективы и начали активно скупать акции РАО "ЕЭС России". Анатолий Чубайс, неоднократно заявлявший, что главной своей целью считает привлечение в российскую энергетику стратегических иностранных инвесторов, забил тревогу - если крупные пакеты в ОГК скупят отечественные олигархи, то иностранного "стратега" в них и калачом не заманишь. И тогда главной цели не достичь.

В течение всего прошлого года руководство РАО ЕЭС не раз публично жаловалось, что российская энергетика после реформирования может стать собственностью группки олигархов. Эти прогнозы весьма встревожили министра экономического развития и торговли Германа Грефа, и в начале нынешнего года руководство Минэкономразвития выступило с заявлением, что доли в ОГК будут продаваться на специализированных аукционах, где в качестве платежного средства предполагается использовать и деньги, и акции РАО ЕЭС.

Против этого варианта активно выступало Минэнерго - его представители предлагали создать ОГК как стопроцентные "дочки" РАО ЕЭС, а затем пропорционально распределить их среди акционеров РАО. Однако давний сторонник схемы "деньги плюс акции" Виктор Христенко, став новым руководителем Минэнерго, быстро ликвидировал противоречия в позициях МЭРТ и своего ведомства - и победила идея спецденежных аукционов.

"Уже фактически решено, что приватизация ОГК только за акции, как и только за деньги не пройдет, - говорит аналитик ИК "Проспект" Алексей Зайцев. - Наиболее компромиссный вариант, который устраивает и стратегических инвесторов РАО, и государство, - это совмещенный проект 'акции плюс деньги'. Какая доля будет приниматься акциями, а какая - денежными средствами и как, собственно, будут конвертированы акции в денежные средства, сказать трудно".

И нашим, и вашим

Вариант "деньги плюс акции" - это в чистом виде результат взаимных уступок всех заинтересованных сторон. Государство при такой схеме получит меньше денег, поскольку львиная доля платежей будет осуществляться ценными бумагами. Для него самым выгодным вариантом была бы продажа акций только за деньги - в этом случае выручка от продажи была бы максимальной, хотя бы потому, что расширилось бы число участников аукционов. Но в то же время продажа только за деньги фактически означала бы обман инвесторов, которые скупали акции, ориентируясь на положения "плана 5+5". А это весьма влиятельные структуры - "Интеррос", "Базовый элемент", МДМ, "Газпром", ссориться с ними ни Анатолию Чубайсу, ни Герману Грефу явно не хочется. Но и для ФПГ вариант "деньги плюс бумаги" не идеален: им придется опять раскошеливаться.

"При исключительно денежном аукционе те стратегические инвесторы, которые скупали акции РАО достаточно давно, фактически отрезаются от участия в конкурсе, поскольку использовать акции в качестве средства платежа они не смогут, - говорит Алексей Зайцев. - При совмещенной схеме в конкурсе смогут принять участие как наши, так западные компании, располагающие денежными средствами и желающие принять участие в управлении электростанциями и повышении эффективности их работы, тот же итальянский ENEL. Но нужно найти какой-то приемлемый баланс и учесть интересы различных групп акционеров: стратегических инвесторов, наших ФПГ, государства, миноритарных акционеров, которые тоже активно следят за развитием событий и не хотят терять в стоимости своего портфеля".

Во что принятая правительством схема приватизации ОГК обойдется инвесторам, зависит от двух обстоятельств: в какой пропорции будут использоваться деньги и акции РАО и как будут оценены акции энергохолдинга, участвующие в аукционах. "Очень важно решить, как оценивать акции РАО ЕЭС, которые будут приниматься в оплату на аукционах, - говорит начальник аналитического департамента банка "Зенит" Сергей Суверов. - Или их будет оценивать оценщик, аудитор, или их цена будет определяться на основе рыночной цены. Но тогда возникает вопрос: за какой период будут учитываться котировки - за месяц, год, три года... С этим пока ясности нет". Но одно требование к оценке стоимости акций уже очевидно. "Их цена должна включать как минимум некоторую премию к текущим рыночным ценам, чтобы и миноритарные акционеры не потеряли деньги от снижения капитализации компании, и стратегические инвесторы, которые наверняка могут лоббировать такой вариант, тоже смогли капитализировать свои вложения и в результате получить необходимые пакеты в каких-то из интересующих их тепловых ОГК", - уверен Алексей Зайцев.

Поговаривают, что трудности с оценкой стоимости акций РАО и помешали правительству дать 26 марта директиву представителям государства в совете директоров энергетического монополиста. Министров трудно осуждать - ответственность за такое решение колоссальная. Ведь совсем не исключен вариант, что по результатам приватизации ОГК власти приобретут сразу две проблемы: во-первых, потеряют контроль над ценными энергетическими активами, которые продадут с минимальной для бюджета пользой, во-вторых, в энергетике возникнет олигополия.

Пир хищников

Теперь главный вопрос в энергетике - как будет определяться цена акций РАО "ЕЭС России": по заключению оценщика или по рыночным котировкам за некий период времени

Реальность возникновения олигополии подтверждается хотя бы тем, что уже сегодня известны основные претенденты на завладение ОГК, и их можно пересчитать по пальцам: "Газпром", МДМ, "Евросевернефть" (ЕСН), "Базовый элемент", ЮКОС, "ЛУКойл", "Интеррос", СУАЛ-холдинг, Национальный резервный банк и "Евразхолдинг". В последнее время о намерении участвовать в аукционах по продаже ОГК за деньги заявили итальянская компания ENEL и "Сургутнефтегаз". "Все знают, что на счетах у 'Сургутнефтегаза' лежит 4-5 миллиардов свободных долларов наличными, - отмечает Алексей Зайцев. - Это дает достаточно серьезные возможности в аукционах по ОГК. Если по текущим ценам одна ОГК ориентировочно стоит 1-1,2 миллиарда долларов, то 'Сургут' со своими средствами будет очень серьезным игроком. Что же касается других претендентов, то сейчас сложно сказать, у кого из игроков консолидирован наиболее крупный пакет РАО. Пакеты перетекают из рук в руки. Если раньше можно было говорить, что у МДМ сосредоточен неплохой пакет, то сейчас появились и 'ЕСН-энерго', и 'Газпром'. Но практически все лежит у номинальных держателей, и вычленить конечного собственника практически нереально".

Уже сегодня представители некоторых из компаний - претендентов на ОГК открыто говорят, что после приватизации этих компаний их новые владельцы "поменяются" некоторыми электростанциями и сформируют более удобные региональные структуры, то есть фактически местные энергетические монополии.

Для борьбы с олигополизацией энергетики на федеральном уровне и с монополизацией на региональном у властей есть один-единственный инструмент - антимонопольное регулирование. "Новые владельцы станций, конечно, постараются повышать тарифы, но если будет рынок, то будет, соответственно, конкуренция, и рост тарифов будет сдерживаться конкуренцией между различными ОГК, - говорит Сергей Суверов. - Но, конечно, только в том случае, если антимонопольным органам удастся предотвратить образование олигополии или просто сговор между новыми хозяевами электростанций. Важно задействовать все возможности антимонопольного законодательства, поскольку только конкуренция - ограничитель для роста тарифов".

К сожалению, власти до сих пор не демонстрировали особых успехов в борьбе с концентрацией бизнеса. Поэтому трудно надеяться на большие достижения в этой области в будущем. Единственное, что хоть как-то успокаивает, - Минэкономразвития предлагает зафиксировать рост цен на услуги естественных монополий на 2005-2007 годы. В конце марта ведомство Германа Грефа представило в правительство следующие соображения. Чтобы обеспечить снижение инфляции, в 2005 году тарифы на электроэнергию должны вырасти на 10% (в этом году - на 13%), в 2006-м - на 6-8%, в 2007-м - на 4-6%. Новым хозяевам энергетики волей-неволей придется считаться с этими установками власти.

Однако уже в 2008 году государство перестанет регулировать цены на электричество, они будут определяться исключительно законами спроса и предложения. Стоит отметить, что в тот же год будет ликвидировано РАО "ЕЭС России", пройдут выборы президента и сменится правительство. Новые хозяева энергетики освободятся от всех формальных и неформальных договоренностей сегодняшнего дня. Тогда мы и познаем вкус плодов реформы. Есть подозрение, что он не всем понравится. "Говоря о тарифах, мы должны 'перемещаться' в 2007-2008 годы, когда в соответствии с планом реструктуризации будет либерализован рынок электроэнергии, - говорит Алексей Зайцев. - Тарифы на электроэнергию будут устанавливаться рынком, а не указываться сверху. Скорее всего, тарифы будут расти".

Реализация энергосберегающей программы обойдется российскому предприятию в 25-35% от суммы годовых платежей за электроэнергию. Результат - снижение энергозатрат на 25-30%

К повышению цен на электроэнергию должно привести неизбежное подорожание топлива - угля, газа, мазута, а также увеличение транспортных тарифов. Напомним, что среди основных претендентов на приобретение ОГК числятся и "Газпром", и нефтяные компании, и угольщики. Понятно, что на свои станции они будут поставлять топливо по льготным ценам. Логично предположить, что связанное с этим уменьшение выручки угольщики, нефтяники и газодобытчики будут компенсировать за счет чужих потребителей.

Еще один фактор роста цен на электроэнергию - постепенный износ генерирующих мощностей и вывод их из эксплуатации. Сегодняшний уровень тарифов не позволяет своевременно производить замену выбывающих мощностей, что при растущей экономике может очень быстро привести к дефициту мощности в энергосистеме. Неизбежным следствием этого станет резкий скачок рыночных цен на электроэнергию. Поскольку в условиях рынка строительство новых мощностей может финансироваться только за счет увеличения тарифа, то и ликвидация дефицита электроэнергии сама по себе потребует нового увеличения цен на нее. Необходимые расходы энергетиков на создание систем коммерческого учета, сбора и обработки информации, контроля за потреблением энергии на качественно новом уровне тоже потребуют затрат, которые неизбежно войдут в величину тарифа.

Все эти факторы, по замыслу реформаторов энергетики, нейтрализует волшебная рука рынка. Доказывая ее всесильность, руководители РАО ЕЭС любят ссылаться на текущие котировки нерегулируемого сектора рынка электроэнергии - они действительно уже несколько месяцев держатся на стабильном и сравнительно невысоком уровне. Однако этот пример вряд ли можно считать показательным. "Дело в том, что на сегодняшний день речь идет о тренировочных объемах, - объясняет заместитель директора департамента энергетики промышленных предприятий компании 'Комплексные энергетические системы' Игорь Гринчевский. - Когда речь идет о продаже лишь 15 процентов выработки станции, действительно получается конкурентная борьба: многие станции сейчас недозагружены и им выгодно продавать лишнюю энергию, борясь за покупателя. Вместе с тем потребитель, не купивший какой-то объем энергии на конкурентном рынке, все равно энергию получит - на рынке регулируемом. Поэтому в свободном секторе он выставляет заявки ниже цены регулируемого рынка, а станции готовы продавать лишнюю энергию и по сравнительно низкой цене. При полностью дерегулируемом рынке картина будет обратной, поскольку у потребителей исчезнет возможность обращаться к регулируемому рынку. То есть сегодня 'свободный рынок электроэнергии' играет роль дезинформатора".

Затянем пояса

Из вышесказанного следует один вывод - пора всерьез заниматься экономией электричества. "Для понимания происходящего сравним отечественную и зарубежную экономику, - предлагает генеральный директор компании 'ИКТ-Инжиниринг' Игорь Быстров. - В западной экономике ни у кого не вызывает сомнений актуальность задачи повысить энергоэффективность. В условиях острой конкуренции все производственные издержки сведены к минимуму, и если энергоемкое производство не будет заботиться о собственной энергоэффективности, его продукция станет дороже продукции конкурента и не будет востребована на рынке. Владельцам бизнеса снижение энергозатрат очень выгодно - окупаемость может быть очень быстрой, уменьшить энергетическую часть себестоимости можно на 20-30 процентов. А это дополнительная прибыль акционерам. Плюс еще и экологический эффект. И хотя цены на энергоресурсы у нас по-прежнему ниже, чем на мировом рынке, их рост в ближайшей перспективе не вызывает сомнений. Экономить на энергозатратах у нас будет еще выгоднее, чем на Западе".

Разумеется, вопрос о энергосберегающих технологиях сразу же увязывается с затратами на внедрение. По оценкам специалистов, они достаточно велики, но окупаются быстро. "Западные эксперты считают, что предприятие, которое приняло решение разработать и реализовать комплексную программу энергосбережения, должно выделить на эти цели примерно половину от суммы своих годовых платежей за электроэнергию, - говорит директор департамента энергоэффективных технологий 'ИКТ-Инжиниринг' Владимир Сычев. - И это позволяет снизить затраты на энергоснабжение на 15 процентов. Опираясь на собственный опыт, полученный в ходе работы на российских предприятиях, мы можем утверждать, что здесь соотношение еще выгоднее. На реализацию энергосберегающей программы нашим предприятиям необходимо выделить 25-35 процентов от их годовых затрат на энергоресурсы. А потенциал экономии у российских предприятий выше - вполне реально снизить затраты и на 30 процентов".

Стало быть, овчинка стоит выделки - энергосберегающие программы окупаются примерно за год. Но у многих руководителей российских компаний до экономии электроэнергии пока руки не доходят. Кто-то все средства тратит на текущую оплату электричества и не располагает свободными деньгами для реализации энергосберегающих проектов. Кто-то предпочитает направлять деньги на приобретение нового оборудования и расширение производства. Проблема экономии электроэнергии, как правило, поручается службе главного энергетика, а она должна заниматься совершенно другими вопросами - обеспечивать надежное энергоснабжение.

Так что реформа реформой, а приоритетом всей российской экономики, похоже, становится энергосбережение. Если не заняться им прямо сейчас, то ни новое оборудование, ни увеличение объемов производства и доли на рынке не гарантируют компании выживания в условиях рыночной энергетики.

По словам Виктора Христенко, первая оптовая генерирующая компания будет выставлена на аукцион в конце нынешнего года. Это будет ОГК N6, включающая Рязанскую ГРЭС, Рязанскую МГДЭС, Новочеркасскую ГРЭС-1, Киришскую ГРЭС, Красноярскую ГРЭС-2 и Чеpеповецкую ГРЭС. А мечте Анатолия Чубайса - привлечь-таки в российскую энергетику крупного иностранного стратегического инвестора - похоже, так и не суждено сбыться.