На кофейной гуще

5 апреля 2004, 00:00

Выставка произведений соискателей Государственной премии в области изобразительного искусства, открывшаяся в ГТГ на Крымском валу, могла бы сойти за хорошую художественную выставку, если бы не удивительное соседство экспонатов. Фотографии Льва Мелихова и Игоря Пальмина делят зал с грандиозными композициями Валерия Кошлякова, живописью Иллариона Голицына, Михаила Рогинского и других известнейших художников. На фоне живописи почти теряется скульптура Лазаря Гадаева. В одном из углов зала в стеклянной витрине ютятся несколько книг по изобразительному искусству.

Зная, что кто-то из выставившихся получит 300 тыс. государственных рублей, а кто-то нет, невольно начинаешь гадать и сравнивать несравнимые вещи. Что более достойно премии - грандиозные кошляковские композиции или ставшие классикой архитектурной фотографии снимки Пальмина? Кто более достоин - тот же молодой Кошляков или престарелый Рогинский? Первый сегодня у всех на устах - последние пару лет ни одна большая выставка актуального искусства не обходится без двух-трех его работ. Его все хотят продавать и все хотят покупать, включая саму Третьяковскую галерею. И его прекрасные, устрашающе грандиозные живописные коллажи на тему имперского Рима, представленные на выставке, доказывают - не даром. А без второго, то есть давно живущего в Париже Рогинского, не обойдется история нашего "другого" искусства. Он - наш золотой фонд и неприкосновенный запас.

Снимки Игоря Пальмина тоже из тех вещей, которые если не навсегда, то надолго. Многие памятники архитектуры, особенно русского модерна, предстают и будут представать такими, какими их увидел Пальмин. Потому что лучше их никто не снял и вряд ли снимет. Что из перечисленных явлений больше достойно премии, сказать решительно невозможно. Да и не нужно. Ведь логика, которой руководствуется комиссия по госпремиям в своем выборе, - это результат сложной химической реакции каких-то неведомых широкой публике ингредиентов. Уверенным можно быть только в одном - на кого бы выбор комиссии ни пал, он, как всегда, оставит нас в недоумении.