От противного

Дмитрий Регентов
5 апреля 2004, 00:00

Пекин ведет активную политику по воссоединению Тайваня с континентальным Китаем. Основная ставка делается на стимулирование националистических и антияпонских настроений на острове

Скандал, разразившийся вокруг выборов президента Тайваня, далек от завершения. Минимальное преимущество, которое получил нынешний глава острова Чэн Шуйбянь (всего 0,2% от общего числа поданных бюллетеней), позволило оппозиции настаивать на пересчете голосов. Потерпевший поражение двухпартийный оппозиционный альянс - Гоминьдан и Первая народная партия - не только потребовал проведения открытого расследования состоявшегося накануне выборов покушения на президента и вице-президента Аннет Люй (по мнению противников президента, оно носило предвыборно-постановочный характер), но и уже подал в суд иск с требованием объявить переизбрание Чэн Шуйбяня незаконным.

Пользуясь тем, что население Тайваня по сути оказалось расколото на два лагеря, проигравшие нагнетают обстановку - на острове прошли многодневные манифестации сторонников партии Гоминьдан. Причем если сам Чэн Шуйбянь заявил, что признает любой результат пересчета голосов, то оппозиционеры такого заявления не сделали, оставив за собой право продолжать борьбу против незаконно, по их мнению, избранного президента. То, насколько настойчиво и уверенно тайваньская оппозиция идет на конфликт, ясно указывает на поддержку континентального Китая. Многие эксперты как в Америке, так и на Тайване полагают, что это результат развернутой Пекином прошлой осенью кампании по дискредитации выборов.

Впрочем, факт поддержки оппозиции не очень-то и скрывается. "Тайваньские соотечественники близки нам как плоть и кровь, поэтому мы не будем сидеть и безучастно наблюдать, как после выборов ситуация на Тайване выходит из-под контроля, подвергая риску жизни и собственность тайваньских соотечественников и негативно влияя на стабильность в Тайваньском проливе", - такое заявление после выборов сделала канцелярия по делам Тайваня госсовета КНР. Судя по всему, Пекин приступил к проведению активной политики по воссоединению "мятежного острова" с континентальным Китаем. Делает он это весьма умело: основная ставка делается не на грубую военную силу, а на различные косвенные методы воздействия на тайваньцев. Главный же козырь, которым виртуозно пользуется Пекин, чтобы склонить тайваньцев к лояльности, - китайский национализм. Пожалуй, наиболее яркий пример - история с высадкой семи китайцев-активистов на спорных островах Сенкаку, которые сегодня контролирует Япония.

Дипломатия по-пекински

Сегодня прямое вооруженное вторжение на остров в политическом и экономическом плане отбросит Китай на многие годы назад. В Пекине это прекрасно понимают. Поэтому учения китайских ВМС и ВВС, которые по мере приближения выборов становились все масштабнее и включали отработку высадки десанта, нанесения ударов с воздуха по морским целям, захвата и установления контроля над акваторией, играли исключительно вспомогательную роль. В СМИ континентального Китая и Гонконга была развернута масштабная кампания по освещению учений в прессе. А поскольку СМИ Гонконга достаточно популярны на Тайване, информация об учениях, а также "секретная" информация о перемещениях ракетных бригад в военные округа, расположенные вблизи Тайваня, наглядно показывала населению острова: континентальный Китай полон решимости, если понадобится, пустить в ход оружие.

Основным же оружием КНР была политика по дискредитации выборов и поддержка сил, имеющих относительно близкую Пекину позицию, - партии Гоминьдан во главе с оппонентом Чэн Шубяня Лянь Чанем. Партия выступала за регулирование отношений с материком и не отрицала возможности совместного поиска взаимоприемлемого решения. За годы правления партии Гоминьдан на острове (она пробыла у власти 51 год и лишь в 2000 году уступила сепаратистски настроенной Демократической прогрессивной партии) было налажено общение с КПК. Это позволило в эпоху политики "открытых дверей" привлечь тайваньский капитал в экономику Китая. Прагматический подход обеих партий позволил добиться значительных объемов инвестиций и обеспечил стабильный рост экономики материка и прибыли островного капитала. Неудивительно, что КНР очень заинтересована в возвращении к власти партии Гоминьдан.

Острова объединяют

Частью масштабного давления на тайваньских избирателей стали антияпонские разговоры о "суверенитете Китая над спорными островами". Кампания началась с публичного обсуждения вопроса в прессе и молодежных изданиях и со временем вылилась в организацию патрулирования акватории островов добровольцами с материка и с острова. Япония в ответ ввела патрулирование района силами самообороны.

Активизация движения по защите суверенитета островов Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао) со стороны Пекина позволила Гоминьдану значительно усилить свои позиции в предвыборной борьбе. Широкое освещение происходящего вокруг островов в СМИ Гонконга и Китая привлекло внимание большинства тайваньцев, что, в свою очередь, привело к усилению антияпонских настроений. Это оказалось на руку Гоминьдану, ведь позиция партии в отношениях с Японией - окончательное разрешение всех вопросов, оставшихся со Второй мировой войны, и возмещение ущерба, причиненного японскими милитаристами.

Важную роль сыграла и пропагандистская кампания Пекина, главный пафос которой - возрастающий милитаризм Японии. Тайваньцы воспринимают Сенкаку как аванпост японского милитаризма вблизи от родины. Наличие же в этом районе кораблей сил самообороны Японии и патрульных самолетов - явный пример военного присутствия и милитаристских устремлений. А посягательство на суверенитет или на часть территории, вне зависимости от места проживания, всегда объединяет китайцев.

Итог - усилились протекционистские настроения среди представителей деловых кругов Тайваня. Усиление даже косвенного присутствия Японии в зоне экономической активности острова было воспринято крайне негативно и привело к консолидации китайцев по обе стороны пролива. Примерами может служить совместное патрулирование тайваньскими и китайскими рыбаками акватории вблизи островов и ряд совместных заявлений по этому вопросу.

Понятно, что в таком контексте политика Чэнь Шубяня, делающего основной упор на развитие новых экономических отношений с Америкой и Японией, резко потеряла в популярности.

Группа островов Сенкаку (Дяоюйдао)

Это пять небольших островков вулканического происхождения и три скалистых выступа. Общая площадь составляет 7 кв. км. Основной остров, вокруг которого сгруппировались малые, - Юотсури (по-китайски Дяою) общей площадью в 8 гектаров. Он расположен в 170 км северо-восточнее Тайваня и в 410 км восточнее острова Окинава. Острова необитаемы. Они являются предметом спора между Китайской Народной Республикой (КНР), Китайской Республикой (КР на острове Тайвань) и Японией. Последнее обострение отношений между Японией, КНР и КР по вопросу территориальной принадлежности островов было в 1996 году, когда группа японской молодежи крайне правых взглядов высадилась на острове Дяою, соорудила пятиметровый маяк на солнечной энергии и подала в Агентство морской безопасности Японии заявку о регистрации навигационного знака. Ранее, в 1988 году, эта же группа поставила на западном берегу острова аналогичное сооружение.

Зачем Китаю нужны острова Сенкаку

  • суверенитет над этой группой островов позволяет осуществлять непосредственный контроль за всеми передвижениями в этой части Восточно-Китайского моря;
  • это возможность контроля за американскими военными базами на японском острове Окинава;
  • контроль островов вместе с последующим объединением Тайваня с Китаем позволяет китайским военным прорвать "первую" линию пояса островов, блокирующих выход военно-морских сил НОАК в океан;
  • острова важны для контроля за маршрутом доставки нефти в Китай, который все больше зависит от импорта углеводородного сырья из-за рубежа, прежде всего из стран Ближнего Востока;
  • район островов представляет собой богатую биоресурсами акваторию, позволяющую осуществлять промышленный лов рыбы -до 150 тонн в год
  • по предварительным расчетам, в районе островов имеются признаки наличия нефтегазового месторождения с предположительным объемом 3-4 млрд тонн