На дальнем пограничье

На улице Правды
Москва, 26.04.2004
«Эксперт» №16 (417)

Интернационалистскому (а также ультралиберальному) взгляду на полную условность всяких межгосударственных границ противостоит воззрение, согласно которому границы объективно существуют. Хорошо это или плохо - другой вопрос, но линия границы видна не только на карте - там ее по принципу "бумага все стерпит" могли начертать безответственные политики, - но и на непосредственно наблюдаемом культурном ландшафте. Можно сколько угодно спорить о том, является государственная независимость Украины фантомом или неизбежностью, однако объективная граница между Россией и Украиной существовала еще в те былинные советские времена, когда о независимой Украине всерьез не думали даже самые крайние самостийники. Достаточно было взгляда из окна поезда или автомобиля, чтобы отличить одну землю от другой по характеру построек, типу хозяйственного ландшафта, ряду прочих примет материальной культуры. В зрительном отношении русско-украинская граница ничуть не менее объективна, чем германо-бельгийская.

Другое дело, что объективные сегодня культурно-ландшафтные границы изначально являются результатом исторического произвола, однако по прошествии времени некогда отмеченные границы и рубежи начинают жить самостоятельной жизнью и не хотят стираться даже и с упразднением породивших их исторических причин. Классический пример - бывшая внутригерманская граница. Она давно исчезла с карты, пропали - как будто их не было никогда - погранукрепления, но сказать, что границы больше нет, было бы сильно преждевременно.

В прежние времена мне дважды доводилось иметь дело с внутригерманским разделением - и оба раза при полукомических обстоятельствах. Впервые границу с Германией я пересекал с запада в 1965 году, будучи малым дитятей и притом наслышанным от родных газет о западногерманских милитаристах и боннских реваншистах, отчего при приближении к голландско-германской пограничной станции Эммерих ожидал увидеть эсэсовцев в рогатых касках. Я был жестоко обманут - вместо искомых эсэсовцев явились два налитых пивом бундесбюргера в мешковатых мундирах, равнодушно шлепнули по паспорту и ушли. Разочарование было компенсировано лишь при пограничном контроле на станции Фридрихштрассе, где и проверка была бдительна донельзя, и на перроне стояли красивые солдаты ГДР с автоматами. Рогатых касок, правда, не было, но в остальном - что твои эсэсманы; и неокрепший детский ум окончательно запутался в вопросе, где реваншисты и где милитаристы.

Шли года, как плыла вода, и уже когда границы пали, в декабре 1991-го я опять оказался в Берлине. Кто еще помнит, чем была страшная, темная и голодная Москва в том декабре, до начала грабительских реформ, может понять и ошеломляющий контраст с гуляющим и жирующим б. Западным Берлином, то есть окрестностями вокзала Zoo, откуда предстояло ехать дальше. Коротая время до поезда, я еще съездил в б. демократический Берлин - на Александрплатц и ту же Фридрихштрассе, после чего опять почувствовал себя вернувшимся назад. Жирования и в помине не было и, хоть и не как в Москве

Новости партнеров

«Эксперт»
№16 (417) 26 апреля 2004
Власть и бизнес
Содержание:
Домострой для бизнесмена

Высокопоставленные российские чиновники придумывают все новые и новые обременения для крупной частной собственности в стране. В обмен на относительную легитимность требуется отказ от использования налоговых льгот, масштабная благотворительность и безусловная поддержка партии власти

Наука и технологии
На улице Правды
Реклама