О реформе управления

Разное
Москва, 26.04.2004
«Эксперт» №16 (417)

В прошлую среду президент Путин объявил, что в ближайшее время следует ожидать "корректировки структуры правительства". Указ о структуре кабинета министров был всего лишь базовым - и "после того как посмотрели, как он работает в жизни, стало ясно, что кое-что подзабыли, что-то упустили - так всегда, к сожалению, бывает, - что-то нужно усовершенствовать". Президент прав: так бывает всегда, и ничего страшного в заявленной корректировке нет.

В ней нет и ничего неожиданного: к началу марта, когда была проведена реконструкция правительства, ни один из готовившихся ее планов не успел пройти всестороннего обсуждения и не был окончательно утвержден. Начали работу, что называется, на коленке, и как тут было чего-то не упустить. Если для столь спешного начала имелись серьезные резоны (а большинство комментаторов соглашаются, что резоны имелись), то критикам странно было бы сразу цепляться даже и к явным просчетам. Да и после обещанной президентом корректировки частные просчеты еще на какое-то время останутся извинительными. Дело не в них.

Дело и не в ступоре, постигшем широкие массы федерального чиновничества, вот уже полтора месяца мало о чем способные думать, помимо неясности, а то и мрачности личных перспектив. Это эффект понятный и, без сомнения, временный - число возможных в этой сфере перестановок хоть и велико, но конечно; рано или поздно (говорят, к осени) большая тряска завершится и уцелевшие переведут дух. За неизбежное в такой период небрежение текущими делами реформу так же необходимо и так же неинтересно критиковать, как за отдельные сделанные впопыхах нелепости.

Зато имеет прямой смысл обсуждать суть реформы - она-то ни от корректировок, ни от успокоения чиновников не изменится. До самого последнего времени эта самая суть обсуждалась почти исключительно в терминах политтехнологий: усиливает реформа кабинета вертикаль власти или нет, в какой степени реформа увеличивает (уменьшает) поле для маневра у президента, как она изменяет влиятельность такого-то деятеля - и так далее, без конца. Все это не лишено интереса, а для тусовки так и огромного, но все это - вопросы второго (а про отдельных политиков - сильно третьего) порядка важности. Вопрос же первого порядка ровно один: улучшит ли реформа качество госуправления.

К разрешению этого вопроса возможны и уже выявились разные подходы. Полагаю, занятно было бы взглянуть на него через знаменитый закон Эшби, который для нашей цели удобнее всего сформулировать так: управляющая система не может быть менее сложной, чем управляемая. ("Система", "управление", "сложность" здесь кибернетические термины, смысл которых не вполне совпадает с бытовыми значениями этих слов; но не так уж сильно они и расходятся - взаимопонимание возможно.) В действенности этого закона Россия недавно смогла убедиться на своей шкуре. Повальная криминализация и далеко зашедшая феодальная раздробленность начала 90-х стали прямым следствием шквальной деградации - то есть упрощения - системы государственного управления при распаде СССР.

Новости партнеров

«Эксперт»
№16 (417) 26 апреля 2004
Власть и бизнес
Содержание:
Домострой для бизнесмена

Высокопоставленные российские чиновники придумывают все новые и новые обременения для крупной частной собственности в стране. В обмен на относительную легитимность требуется отказ от использования налоговых льгот, масштабная благотворительность и безусловная поддержка партии власти

Наука и технологии
На улице Правды
Реклама