Страна победившего хайтека

Ольга Рубан
31 мая 2004, 00:00

В финском инновационном чуде нет ничего сверхъестественного - просто власть, наука и бизнес договорились об общих правилах игры

Весной этого года в рейтинге конкурентоспособности стран Западной Европы первую строчку заняла Финляндия. Составители рейтинга учитывали объем инвестиций в НИОКР и образование, концентрацию наукоемких производств и общее состояние экономики. Неожиданностью это не стало - в прошлом году та же Финляндия возглавила еще один весьма солидный список: в "Отчете о глобальной конкурентоспособности 2003.2004", подготовленном к прошлогоднему Всемирному экономическому форуму, экономика Финляндии признана самой конкурентоспособной экономикой мира. Не правда ли, очень неплохо для маленькой северной страны с пятимиллионным населением?

На организацию такого взлета стране, еще совсем недавно не имевшей ни сильной научной базы, ни передовой промышленности, понадобилось не так уж много времени: все произошло на глазах одного поколения. В конце 70-х в Финляндии все было примерно так же, как у нас сейчас: чиновные ученые полагали, что контакты с промышленностью унижают "высокую" науку, а бизнес считал ученых лишь нахлебниками государства. Когда политическая элита осознала, что единственный надежный ресурс для долгосрочного развития страны - это технологии, первое, что она сделала, - организовала диалог с бизнесом: в 1979 году был собран Национальный технологический комитет, в который вошли представители всех отраслей промышленности, имевшихся на тот момент в стране. "Какие технологии сейчас особенно необходимы для модернизации и развития ваших предприятий?" - спросило государство у бизнеса. Бизнес ответил. Так были определены первые финские приоритеты в области науки и технологий.

Второй шаг государства - в 1983 году было создано национальное технологическое агентство TEKES. Как только эта организация появилась, случилось почти что невероятное: ученым стало выгодно делать то, что было востребовано бизнесом, а бизнесу - идти к ученым, чтобы в их лабораториях черпать ресурсы для своего развития.

И процесс пошел. Финская наука и финская промышленность стали расти вместе, подпитывая друг друга. Компании постепенно освоили способ "дешевого роста" за счет "домашних" технологий и поддержки государства, а у государства появились средства и возможности поддерживать и другие, пока еще слабо востребованные научные направления.

Сегодня Финляндия - страна победившего хайтека, а финская национальная модель производства и использования новых знаний признана одной из наиболее эффективных в мире. В формуле финского успеха три классических слагаемых: высокий уровень образования, конкурсный принцип распределения средств на науку и развитая инновационная инфраструктура.

Наука non stop

Качество финского образования и высокий уровень научных исследований - это две стороны одной медали. Финская высшая школа тесно связана с наукой: именно в университетах проводится львиная доля всех фундаментальных исследований и часть прикладных. Студенты и аспиранты имеют свободный доступ ко всем авторитетным мировым изданиям научного и научно-технического профиля; здесь же, в университетских лабораториях, в их распоряжении самое современное оборудование, самые "продвинутые" и дорогостоящие исследовательские установки. Прийти в лабораторию и ставить свои эксперименты можно в любое время дня и ночи: никаких допусков, пропусков, засовов и сторожей; достаточно вставить студенческую карточку в прорезь электронного замка и - делай науку. И когда мы в десятом часу вечера пришли в BioMag Laboratory в госпитале Хельсинкского университета, то встретили там аспиранта из России - он изучал реакцию мозга на визуальные и слуховые раздражители с помощью многоканального магнитного энцефаллографа, который стоит больше миллиона долларов. Эту уникальную установку создали в Хельсинкском технологическом университете, а производит ее компания Elekta NeuroMag, которая в свое время выделилась из научной лаборатории и которой Финляндия гордится не меньше, чем корпорацией Nokia.

Университеты в Финляндии - не просто образовательные центры, но и производители новых знаний. Все научные исследования в Финляндии, все без исключения, финансируются только на конкурсной основе, поддержку от государства получают только те ученые, которые делают качественные, действительно перспективные исследования. Средства, которые государство выделяет на фундаментальные исследования, в Финляндии распределяет Академия. В саму систему производства и использования новых знаний заложены жесткие стимулы работать на мировом уровне, точнее, быть лучшими.

"В Финляндии вы не получите ни копейки на науку только потому, что вы академик, известный профессор или лауреат чего-то. Это ничего не значит, - подчеркивает Март Саарма, директор Биотехнологического института (это исследовательский центр при Хельсинкском университете). - Научные проекты из разряда 'впервые в Финляндии' здесь тоже не финансируются. Зачем тратить деньги на исследования, которые уже сделаны где-то в другом месте?" И вот что любопытно: куда направить финские деньги, предназначенные для финской науки, фактически решают иностранцы - для экспертизы всех заявок, которые поступают от ученых, Академия привлекает зарубежных специалистов. И как финская наука эти деньги использует - контролируют тоже иностранцы. Таким образом финское государство постоянно сверяет уровень национальных исследований с мировым.

В структуру Академии входят четыре исследовательских совета, членами которых являются сами ученые - университетские профессора, специалисты из исследовательских институтов, а также представители исследовательских подразделений промышленных компаний. Через эти советы Академия пропускает все требующие финансирования заявки, идеи и предложения, откуда бы они ни исходили - "снизу", от научного сообщества, или "сверху", от государства. Каждый совет подбирает в своей области знаний пул экспертов, которые пользуются авторитетом в мире, и отправляет им на рецензию все поступающие в Академию заявки. На основании отзывов экспертов эти советы принимают решения о финансировании проектов. "Первый и главный критерий для нас - высокое качество научного проекта. Если данный проект недостаточно высокого качества, каким бы актуальным и значимым он ни был, он не получит финансирование", - говорит Аннели Паули, вице-президент Академии Финляндии.

В этом году бюджет Академии - 214,6 млн евро, что составляет 14% всех государственных отчислений на научно-технологическую сферу. Около четверти своего бюджета Академия направляет на финансирование научных проектов в рамках исследовательских программ, которые она запускает, чтобы активизировать исследования в тех научных областях, которые либо развиты слабо, либо являются новыми. Что явно отличает финскую систему финансирования науки от российской - там никто не накачивает бюджетными средствами институты или лаборатории лишь под предлогом "государственных приоритетов".

Центры превосходных

В 1995 году Академия запустила программу Centers of Excellence (Центры превосходных). Эти центры представляют собой мини-сети, своего рода ассоциации самых сильных и самых успешных в научном плане лабораторий и исследовательских подразделений Финляндии в каждой области знаний. Этих самых-самых отбирают по итогам очень строгого конкурса, и здесь тоже решающий голос имеют ученые-иностранцы.

Лабораториям, которые прошли этот отбор, на пять лет дается статус "Центр превосходных", очень престижный в Финляндии, и предоставляется дополнительное финансирование. Эти деньги, по словам Аннели Паули, "дают ученым возможность рисковать" - проверять самые сумасбродные и самые фантастические свои идеи, и часто случается так, что именно они дают начало новым перспективным исследованиям.

Спрос с "превосходных" тоже особый. Например, Лаборатория промышленной химии университета Аbo Akademi (г. Турку) вошла в один из Центров превосходных в 2000 году, и теперь каждый год сюда приезжают делегации зарубежных экспертов, которые оценивают, что сделано за год и соответствуют ли результаты статусу "превосходности". Как правило, эти эксперты советуют, какие направления исследований стоит закрыть в силу их бесперспективности, а на каких, наоборот, сосредоточить усилия.

Академия стремится максимально расширить кооперацию ученых и индустрии. Например, при том Центре превосходных, в который входит Лаборатория промышленной химии, был создан своего рода наблюдательный совет, который состоит из представителей крупнейших химических, лесопромышленных и бумагоделательных компаний Финляндии. И в ближайшее время Лаборатория промышленной химии начнет изучать возможные пути получения химикатов не из нефти, а из возобновляемых источников - например, из древесины. Эту важную для развития химической промышленности задачу подсказала лаборатории компания Raisio - производитель пищевых добавок и химикатов для бумажной промышленности.

На программу "Центры превосходных" Академия тратит около 15% своего бюджета. Сейчас в стране 42 таких центра, их специализация - от физики низких температур до теологии. Каждые пять лет объявляется новый конкурс.

Еще одно звено финской инновационной системы, которое обеспечивает связь между наукой и реальным сектором, - технический исследовательский центр VTT (Valtion teknillinen tutkimuskeskus, аналог советских отраслевых НИИ). "Наша роль в том, чтобы помогать технологическим компаниям Финляндии решать те задачи и проблемы, с которыми они сталкиваются в процессе своего развития, за счет новейших технологий, то есть применять лучшее из того, что может предложить современная наука", - так определил миссию этого исследовательского центра Энти Мустранта, советник VTT по международным делам. Часто центр участвует в кооперации университетских лабораторий и промышленных компаний - помогает им развить лабораторную технологию до такого уровня, чтобы ее можно было применять в промышленных масштабах.

VTT проводит прикладные исследования по всем современным направлениям - от информационных технологий и оптоэлектроники до методов управления промышленными процессами. Исходные идеи для своих исследований и "пробирочные" технологии, имеющие коммерческую перспективу, центр черпает не только в финских университетах, специалисты VTT мониторят все мировое научное поле. Довести новые знания до уровня новых продуктов и процессов, а также совершенствовать уже имеющиеся технологии центру позволяет его солидная исследовательская база - почти 30 крупных исследовательских кампусов по всей стране и около 3 тыс. сотрудников. Сегодня VTT - один из наиболее сильных в Европе. Его годовой бюджет - 200-220 млн евро. Из них около 30% - государственные средства, остальные 70% - деньги частного сектора.

Национальное технологическое агентство

Но сколь бы ни был высок уровень научных исследований, как бы заботливо государство ни поддерживало своих ученых, система не работала бы, если бы не существовало национального технологического агентства TEKES. TEKES - ключевое звено финской инновационной инфраструктуры, это агентство при министерстве промышленности и торговли распределяет большую часть средств, выделяемых государством на прикладные исследования.

TEKES - отнюдь не касса, которая просто выдает деньги. Основная функция этой организации - подталкивать исследовательские подразделения компаний к совместной работе с университетами и научными институтами, чтобы в такой кооперации создавать новые продукты и процессы. Обычно TEKES дает 35.80% суммы, необходимой для реализации заявленного проекта, остальную часть инвестирует сама компания. Это ключевой момент: финское государство позволяет себе тратить деньги налогоплательщиков только на те разработки, которые действительно необходимы индустриальному сектору.

Кооперация выгодна и компаниям, и науке. В бюджет VTT, например, совместные с компаниями проекты, поддержанные агентством TEKES и другими министерствами, приносят 44% средств. Бизнес же, кооперируясь с наукой и получая при этом поддержку государства через TEKES, минимизирует затраты на собственное развитие. Кстати, TEKES особо поощряет, а иногда даже требует создавать разветвленные коллаборации - чем больше университетов, исследовательских институтов и компаний заявлено в списке участников данного проекта, тем больше у такого проекта шансов получить поддержку. Это вторая функция TEKES. Тем самым государство добивается, чтобы новые знания и новые технологии, на которые были потрачены бюджетные средства, не "запирались" в какой-либо одной компании или лаборатории, а использовались в экономике страны как можно шире.

В 2003 году государство предоставило в распоряжение TEKES 407,2 млн евро. На эти средства по грантовому принципу было профинансировано 2196 исследовательских проектов. В этом году TEKES распоряжается 432,4 млн (это более 28% всех расходов государства на научно-технологическую сферу). Половину своего бюджета агентство направляет на финансирование любых интересных, перспективных проектов, другую половину - на национальные технологические программы, так называются приоритетные направления, которые определяют эксперты TEKES, исходя из потребностей национальной экономики и технологических трендов мировой индустрии. И здесь мы снова сталкиваемся с вездесущими в Финляндии иностранными "ревизорами": в середине срока действия каждой программы, а они, как правило, рассчитаны на 3-5 лет, приглашают иностранных специалистов, чтобы те оценили то, что уже сделано, - так финны стараются убедиться, что исследования движутся не в тупиковом направлении. Когда программа завершена, иностранцев приглашают снова - обсудить, какие получены результаты и как их эффективнее использовать. Свои приоритеты TEKES пересматривает и корректирует каждые три года, обсуждают их обязательно вместе с представителями промышленности, исследовательских институтов, университетов и министерств.

У агентства есть собственные представительства за рубежом - два в США, одно в Японии. А недавно было открыто новое представительство TEKES - в Китае. "Сейчас в Китай устремились огромные иностранные инвестиции. В прошлом году это государство стало третьим в мире после США и Японии по абсолютной величине вложений в научно-технологическую сферу, оттеснив с этой позиции Германию. Мы хотим знать, во что вкладываются эти деньги, какие направления там развиваются", . объясняет Яри Романайнен, директор TEKES по стратегическому развитию.

Когда я попросила г-на директора рассказать какую-нибудь success story, он пришел в некоторое замешательство, а я осознала свою оплошность: это в России воспринимается как счастливое исключение, если разработке удалось пройти путь от научной идеи до хайтечного продукта, в Финляндии же такие случаи - повседневная рутина. TEKES, собственно, и был создан для того, чтобы производить истории успеха серийно.

Отметим, что сейчас, когда маховик инновационного развития экономики уже раскручен, и университеты, и VTT часто работают с индустрией напрямую, без участия TEKES. "Частный бизнес в Финляндии сегодня заинтересован в сотрудничестве с университетами. Для него это очень выгодно, - объясняет Дмитрий Мурзин, профессор Лаборатории промышленной химии университета Abo Akademi. - Содержание одного сотрудника со степенью в собственном научно-исследовательском подразделении обходится компании примерно в 500 тысяч евро в год. А если компания заказывает исследования в университете, то оплачивает работу одного аспиранта - это примерно 20 тысяч евро в год, старшие сотрудники лаборатории помогают ему, как правило, бесплатно. Кроме того, в процессе совместной работы над проектом компания получает еще и консультации профессоров и научных сотрудников лаборатории - высококвалифицированных специалистов, которые лучше, чем кто бы то ни был, знают, какими возможностями располагает на сегодняшний день мировая наука в данной конкретной области".

Рискует государство

А как быть, если какое-либо технологическое направление в стране развито слабо или вовсе отсутствует и ученые, решившие развивать перспективную идею, не могут найти в стране потенциальных потребителей своей разработки? В этом случае TEKES финансирует проект до завершения разработки, а затем, как правило, советует ученым создать собственную компанию и самим вывести свое детище на рынок. Именно по такому пути пошел доктор технических наук Ристо Илмониеми, который вместе с коллегами кардинальным образом усовершенствовал транскриниальный магнитный стимулятор.

В 2000 году ученые по рекомендации TEKES решили создать малую фирму Nexstim, и в этот момент команде ученых стал помогать государственный фонд SITRA. Это еще одно звено инновационной инфраструктуры Финляндии, его основная миссия - поддерживать технологические стартапы компании.

SITRA функционирует под эгидой парламента страны как самостоятельная структура, цель которой - получать прибыль. С молодыми инновационными компаниями SITRA работает как обычный венчурный фонд - вкладывает в них 1-2 млн евро в обмен на 30.40% их акций. SITRA зачастую "подхватывает" у TEKES ученых еще до образования компании - на так называемой предпосевной стадии. На этой стадии специалисты SITRA делают анализ рыночного потенциала продукта, привлекают экспертов из промышленности, помогают найти оптимальные пути выхода на рынок. SITRA финансирует и разработку бизнес-плана, представляет его частным инвесторам, которые "подхватят" молодую компанию у SITRA, когда она докажет свою жизнеспособность, или даже разделят с государством риски на ранней стадии.

Сейчас в портфеле SITRA около ста стартапов. Обычно фонд входит в компанию на 3-5 лет и продает свои акции сразу, как только другие инвесторы изъявят готовность в нее вложиться. "Мы не конкурируем с другими инвесторами за перспективные компании, наоборот, мы стараемся кооперироваться с бизнес-ангелами и частными фондами с момента образования новой компании, поскольку наша цель - не вести компанию до тех пор, пока она разрастется до масштабов Nokia, а быстрее вернуть свои вложения и поддержать другие молодые компании, причем как можно больше", - разъясняет тактику фонда Кари Толванен, вице-президент SITRA. Кстати, в Финляндии масса частных венчурных инвесторов - и в этом тоже заслуга SITRA: в конце 80-х государство поставило перед этой организацией задачу сформировать в стране венчурный рынок, и сейчас, спустя пятнадцать лет активной деятельности SITRA на самом рискованном этапе жизни молодых инновационных компаний, венчурная индустрия в Финляндии процветает. Так, по данным Финской ассоциации венчурного капитала, в 2002 году было поддержано 259 компаний, при этом общий объем инвестиций составил 391 млн евро. В 2003 году в 252 компании было вложено 328 млн евро.

В подготовке материала принимали участие Василий Ключерев и Анна Шестакова