"Нацбест" переходного периода

Культура
Москва, 07.06.2004
«Эксперт» №21 (422)

В последнюю пятницу мая в Зимнем саду питерской гостиницы "Астория" в четвертый раз вручалась литературная премия "Национальный бестселлер" - не самая солидная и статусная, зато самая эффектная (если говорить об околопремиальных скандалах) и эффективная (если говорить о влиянии на книжный рынок). На сей раз, похоже, обойдется и без скандала, и без влияния. Жюри "Нацбеста" сделало выбор абсолютно беспроигрышный - и самый невыигрышный, вручив премию Виктору Пелевину.

Почему выбор беспроигрышный - понятно: Виктор Топоров, основатель и рулевой "Нацбеста", прав, говоря, что "даже провал Пелевина выше многих иных успехов". Опять же, наречь национальным бестселлером книжку, уже распроданную тиражом в несколько сотен тысяч экземпляров, означает всего лишь констатировать факт.

Почему выбор самый невыигрышный? Чтобы понять это, стоит вспомнить короткую историю и концепцию "Нацбестселлера". Существует премия с 2001-го. Девиз ее "Проснуться знаменитым". Цель - стать альтернативой цеховой тусовочности существующих премий и продвигать сочинения маргинальные не по природе, а по обстоятельствам - поиск, следовательно, потенциальных бестселлеров. Средства - приз в 10 тысяч у. е., делящийся между номинатором, издателем и автором, и главное, публикация текста-победителя тиражом в 50 тысяч.

Три года "Нацбест" работал с переменным, но успехом. Шорт-лист первого был объективно силен: "Оправдание" Дм. Быкова, "Сами по себе" Болмата, "Князь ветра" Юзефовича. Победа Юзефовича была триумфом отличного текста - и промоушном отличного автора, первого среди равных.

В шорт-листе-2002, напротив, бодался теленок с дубом: почетному председателю банкиру Когану пришлось в итоге выбирать между имперским мастодонтом Прохановым с его "Господином Гексогеном" и юной нимфой Денежкиной с "Дай мне!". Выбран был, к общему либеральному негодованию, Проханов. И хотя ни толку, ни смыслу в этом не было, зато был скандал - двигатель рынка.

На третьем "Нацбесте" все прочили победу мощной быковской "Орфографии", но досталась она рижанам-журналистам Гарросу и Евдокимову за сатирический трэш-триллер "[голово]ломка". Выбор был спорен - но как минимум все было ОК и с интригой, и с реализацией слогана "Проснуться знаменитым".

Нынешний шорт-лист был слаб изначально. "Дочь Ивана, мать Ивана" - тоскливо-пыльный патриотизм от Валентина Распутина. "Крылатый дом" Веры Галактионовой - столь же бледные патриотические писания, заряженные еще и стыдливой юдофобией. "Черти" загадочного Масодова - написанные так, словно собрались Мамлеев с Сорокиным, нажрались до этих самых чертей и написали пародию на Платонова. "Шишкин дом" сценариста Червинского - как есть необработанный сценарий крепенького сериала про семью-похожую-на-семью-Михалковых. "Месяц Аркашон" Андрея Тургенева (Вячеслав Курицын + Константин Богомолов), остроумный и легкий, но терпящий к финалу явный сюжетный и идейный дефолт. И "ДПП (NN)" - "Дао переходного периода (из Nиоткуда в Nикуда)", откровенно слабая калька с четырехлетней давности "Generation

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (422) 7 июня 2004
    Конкурс русских инноваций
    Содержание:
    Первые строчки истории успеха

    Мы долго ждали success story от номинантов нашего конкурса. Поэтому, когда они стали свершаться сразу после объявления списка победителей, мы этому просто не поверили

    Международный бизнес
    Реклама