Плохое начало "американского столетия"

Шамсудин Мамаев
5 июля 2004, 00:00

Не сумев построить в Ираке маяк демократии, США пытаются сделать его центром подрывной деятельности на Ближнем Востоке

В понедельник 28 июня, на два дня раньше назначенного срока, Ираку вернули суверенитет - в 10.26 утра американский проконсул в Багдаде Пол Бремер зачитал текст документа о передаче власти в стране в ведение иракского правительства, поставил под ним свою подпись и вручил председателю Верховного суда Ирака Медхету Махмуду. "Это исторический день, это счастливый день, день, которого ждали все иракцы", - заявил получивший таким образом из рук Пола Бремера высшую власть в стране новый президент Ирака Гази аль-Явар.

Символично, что эта судьбоносная процедура была осуществлена тайком. Осчастливленный иракский народ ее даже не увидел - ни одна из телекомпаний, включая американские, на эту церемонию приглашена не была. Сразу же после ее окончания Пол Бремер улетел на вертолете в багдадский аэропорт, пересел там на военный самолет и был таков. И только после этого появилось сообщение о передаче власти от оккупационной администрации иракскому правительству, а иракское телевидение показало лишь процедуру приведения к присяге нового правительства в Багдаде.

Единства не было и не предвидится

В тот же самый день в Стамбуле начался двухдневный саммит НАТО. На нем, в частности, были рассмотрены обращение президента Афганистана Хамида Карзая об увеличении численности натовских миротворцев и письмо премьера Ирака Айяда Аллауи с просьбой о помощи в подготовке и снабжении иракской армии и сил безопасности. Саммит пошел навстречу обоим пожеланиям: решено увеличить численность Международных сил по содействию безопасности в Афганистане (ИСАФ) с 6500 до 10 тыс. человек и принять особые меры для обеспечения безопасности всеобщих выборов, намеченных на сентябрь. Лидеры НАТО заявили также о готовности всячески содействовать выполнению резолюции Совета Безопасности ООН N1546 по Ираку и согласились помочь Временному правительству страны в обучении армии и сил безопасности.

На заседание прошедшего в рамках саммита совета Россия-НАТО ждали президента Владимира Путина, но он не приехал. Вместо него страну представлял министр иностранных дел Сергей Лавров. "Развертывание военной деятельности по периметру российской границы наводит на мысль, что альянс руководствуется не реальными оценками безопасности, а прежними внутренними инструкциями", - заявил российский министр, имея в виду активную деятельность НАТО в Прибалтике. Очевидно, именно поэтому Путин и проигнорировал саммит. Тем не менее "Россия готова к сотрудничеству с НАТО в урегулировании в Афганистане и реализации комплексной стратегии борьбы с наркотрафиком", - сказал Лавров и добавил, что в скором времени состоится встреча руководителей Организации Договора о коллективной безопасности и НАТО, где будет обсуждаться эта тема.

Участники стамбульского саммита явно старались преодолеть наметившиеся расколы внутри блока и мировой антитеррористической коалиции. США и Великобритания отказались от дальнейшей оккупации Ирака, а их оппоненты из "старой" Европы - в первую очередь Франция и Германия - признали новое правительство Ирака. Они пообещали также послать дополнительные войска в Афганистан. Россия тоже демонстрирует готовность преодолеть разногласия и крепить единство в антитеррористической коалиции.

Пока же результаты деятельности этой коалиции удручают. В своем обращении к участникам саммита НАТО руководители пятидесяти действующих в Афганистане гуманитарных организаций прямо заявили, что альянс не справился с задачей обеспечения безопасности, и просили развернуть подразделения миротворцев во всех нуждающихся в восстановлении провинциях страны. Сегодня натовские миротворцы контролируют только Кабул и обеспечивают восстановительные работы еще в пяти сравнительно спокойных северных и западных провинциях. В то же время практически все пуштунские провинции так и остались вне контроля, и предстоящее увеличение числа натовских миротворцев эту ситуацию не переломит. Даже на наркотрафике в северных провинциях их присутствие никак не отразится - этот трафик контролируется местными полевыми командирами, а миротворцы ИСАФ всякого столкновения с ними тщательно избегают.

Что же касается "центрального фронта" борьбы с терроризмом - в Ираке, то здесь говорить о согласованной стратегии НАТО вообще не приходится. Франция, в частности, выступила на стамбульском саммите категорически против любого присутствия флага НАТО на территории Ирака и даже обучение иракских полицейских намерена проводить за его пределами. Париж активнее всех возражал против американского вторжения в Ирак, а теперь возглавляет оппозицию американскому плану по навязыванию демократии "Большому Ближнему Востоку" - мусульманскому миру от Афганистана до Марокко, - который президент Джордж Буш предложил месяц назад на саммите "большой восьмерки". Этот широко разрекламированный план отвергли лидеры всех арабских стран за исключением назначенного американцами президента Ирака. Именно их точку зрения поддержал тогда президент Франции Жак Ширак, заявив, что ближневосточные страны сами должны решать, нуждаются ли они в "миссионерах от демократии". С этой точкой зрения согласна и Москва, мнение которой сформулировал бывший премьер-министр России востоковед Евгений Примаков: "Принятие и непринятие плана Буша совершенно справедливо связывается с вопросом, сохраняется ли запрет на вмешательство во внутренние дела других государств или от этого следует в настоящих условиях отказаться". Здесь многое будет зависеть от результатов предстоящих президентских выборов в США. Новая победа Буша была бы воспринята республиканцами как карт-бланш на продолжение дальнейшего экспорта демократии с помощью морской пехоты.

"И Буш, и Блэр теперь могут выйти на выборы с двумя козырями: раскол в западном альянсе преодолен, а их война получила, хотя и запоздалое, одобрение даже тех лидеров, которые уклонились от битвы. И тем не менее за этим фасадом пустота. Прежнюю общую цель альянса - блокировать движение советского империализма на Запад - не заменила новая цель - разгромить имперски настроенный терроризм, - так подвела итоги стамбульского саммита НАТО даже близкая к республиканцам-консерваторам New York Times. - Сегодняшняя пустая НАТО скорее всего продолжит идти по пути притворной взаимопомощи, что мы увидели в Турции. А избиратели ее стран-членов, вероятно, будут голосовать, как в Испании".

Нефтяной фактор

Недавняя кончина Рональда Рейгана дала огромному количеству американских политиков повод вновь высказаться относительно былого американского противостояния с Советским Союзом и провести аналогии с нынешней борьбой с мировым терроризмом. Оказалось, что даже либералы считают, будто развал СССР не был результатом внутренней деградации советской системы, что он стал возможен только благодаря отказу Рейгана от разрядки и переходу к политике "отбрасывания коммунизма". Неоконсерваторы из старой гвардии Рейгана, которые составляют и костяк команды нынешнего президента Джорджа Буша, с самого начала предлагали использовать еще более активную стратегию в отношении исламского экстремизма, тем более что в данном случае нет риска получить уничтожающий ответный удар - сколько бы ни говорили они сами о наличии у противника оружия массового уничтожения.

Неоконы без обиняков именуют ситуацию на Ближнем Востоке четвертой мировой войной (третьей мировой у них считается холодная война против коммунизма) и конфликтом цивилизаций. То есть речь идет не об экстремизме или терроризме, а о глобальном противостоянии. После терактов 11 сентября 2001 года им удалось вовлечь в эту войну американское общество. Буш объявил о мировой "оси зла" и "осушении болот терроризма". Ирак предполагалось превратить в маяк демократии и образец по трансформации всех потенциально опасных режимов региона. Получили в итоге реальный конфликт цивилизаций и катастрофический рост антизападных настроений во всем исламском мире.

"Явочная квартира находилась на окраине Фаллуджи. Там собралась группа арабских шейхов, чтобы обсудить джихад против американцев. Все они были иракцами, но исповедовали запрещенную при Саддаме ваххабитскую разновидность ислама. А на заднем плане находилось несколько человек из Саудовской Аравии - они молчаливо слушали, как лидер группы разговаривал со мной. 'Война в Ираке является освободительной войной, и не только для Ирака, а для всех мусульманских стран, для самого ислама. В ней нет места для переговоров с врагом. Может быть, это мировая война', - говорит он". Так описывает журналист Time одну из своих встреч с представителями суннитского сопротивления в Фаллудже. Прошлой осенью тот же журнал Time писал, что сопротивление возглавляется функционерами свергнутого баасистского режима. Но теперь это сопротивление трансформируется в международное движение джихада. Иностранные моджахеды действуют вместе с иракскими боевиками, в числе которых много бывших саддамовских офицеров. Изгнание американцев из Ирака для них уже только промежуточная цель, они хотят превратить Ирак в "плацдарм для воспитания молодого поколения джихадистов". И главным авторитетом для них теперь является организатор сопротивления в Фаллудже Абу Мусаб аль-Заргави.

Главной побудительной причиной подобной трансформации журнал называет арест американцами Саддама Хусейна и его соратников - это привело к резкому сокращению финансирования баасистского сопротивления и "вынудило иракские группы обратиться к иностранным финансистам Персидского залива, а те потребовали, чтобы боевики приобщились к радикальной исламской идеологии". Многие лидеры иракских групп вслед за Заргави заявляют, что гибель гражданского населения при проведении терактов является вполне допустимой тактикой, поскольку "невинно погибшие становятся шахидами и отправляются в рай".

Передача власти в Ираке немного охладила мировой нефтяной рынок. "Цены на нефть упали к самому низкому уровню за последние два месяца, поскольку теперь риск терактов на иракских нефтепроводах существенно снижен, - заявляет Дэвид Тертелл, аналитик Commonweath Bank of Australia. - Ранняя передача власти сбила рынок с толку. Но ситуация может окончательно запутаться, если окажется, что американцы на самом деле провели косметическую операцию". Ибо в этом случае политическая обстановка в Ираке снова обострится, и это заставит цены вновь подскочить.

Смена режима в Ираке была ключевым элементом всей "большой стратегии" для США - проекта так называемого американского столетия, разработанного в 1997 году неоконовской командой вице-президента США Дика Чейни. И если превращение Ирака в маяк демократии вызывало активное неприятие у возглавляемой госсекретарем США Колином Пауэллом команды "реалистов" из госдепа и ЦРУ, то по второму пункту этой стратегии консенсус существовал. Ирак по разведанным запасам нефти занимает второе место в мире. Оккупировав эту страну, Вашингтон надеялся разрушить контроль ОПЕК над мировой ценой на нефть и получить возможность самому формировать ее. И действительно, в мае 2003 года, сразу после молниеносной победы США в Ираке, цена нефти упала с 33 до 23 долларов за баррель. А вот то, что ровно через год после столь блестящей победы американского оружия мировая цена на нефть будет зашкаливать за 40 долларов за баррель, американским начальникам тогда в голову не приходило. Они не прогнозировали, что если уж речь идет о "конфликте цивилизаций", то их оппоненты применят самое сильное свое оружие - цены на нефть.

Как раз в мае 2003 года, на низшей точке нефтяных цен, произошел первый теракт в Саудовской Аравии. После чего как мировые цены на нефть, так и иракское сопротивление неуклонно шли на подъем. Ибо, как известно, международный терроризм питается от нефтедолларов. И настоящую выгоду от иракского сопротивления получают не жители Фаллуджи - им достаются преимущественно американские бомбы, - а арабские шейхи, которые стояли в описанной Time комнате за спиной местных ваххабитов.

Старая гвардия не сдается

То, что восстановление суверенитета Ирака произошло на два дня раньше - до начала работы саммита НАТО, а не после, как было назначено изначально, - объясняется резко обострившимся военным положением. За четыре дня до стамбульского саммита Абу Мусаб аль-Заргави начал новое террористическое наступление сразу в пяти городах суннитского треугольника Ирака - Фаллудже, Рамади, Бакубе, Мосуле и Багдаде. И это наступление оказалось столь безжалостно эффективным - в первый же день в одном Мосуле взрывы у полицейских участков, госпиталя и академии унесли жизни свыше шести десятков иракских полицейских и гражданских лиц, - что возникла речь о необходимости введения военного положения на части иракской территории. Тем более что в Фаллудже и Бакубе речь шла о настоящей городской герилье - об уличных боях, захвате полицейских участков, подрыве бронетехники и даже о сбитых американских вертолетах. Однако самим вводить военное положение в Ираке Вашингтону крайне не хотелось - в этом случае говорить о передаче американцами реальной власти иракскому правительству было бы просто смешно. Так что официально с инициативой досрочной передачи власти пришлось выступить иракскому премьеру Айяду Аллауи. "Он может быть вынужден принять жесткие меры против Заргави", - объяснил позже на саммите журналистам свои мотивы Джордж Буш.

Полтора месяца назад Центр научных и стратегических исследований Ирака (ICRSS) провел изучение рейтинга 17 самых известных религиозных и политических лидеров страны. Первое место занял верховный аятолла шиитов Али аль-Систани, в то время как Айяд Аллауи и Гази аль-Явар - нынешние премьер-министр и президент Ирака - заняли соответственно предпоследнее и последнее место. И если Гази аль-Явар большинству иракцев просто незнаком, то Айяд Аллауи известен своими тесными связями с американским ЦРУ, и именно это вызывает острое неприятие соотечественников. Но Пол Бремер вопреки мнению иракцев захотел назначить премьером именно его. "Выбор Аллауи означает, что американцы оступились на первом же шаге, - заявил шейх Мохаммед Башер аль-Файди, представитель Ассоциации мусульманских ученых, самой могущественной группировки суннитских 'клириков'. - Мы можем дать ему совет, если он попросит. Но мы не можем предложить ему руку. Иракский народ сочтет нас предателями, если мы это сделаем". Большинство экспертов с ним согласны: американцы сами подорвали авторитет новой власти. И тем не менее вряд ли выбор Пола Бремера можно считать ошибкой. Это сознательный выбор, и он находится в рамках новой стратегии США в Ираке. Так же как и назначение на должность американского посла в Ираке Джона Негропонте, одного из самых заслуженных ветеранов холодной войны.

Для того чтобы понять суть этой стратегии, надо вспомнить, чем отличился Негропонте в боях с мировым коммунизмом. В 1981 году Рейган назначил его послом в Гондурасе. В то время, сразу после победы сандинистской революции в Никарагуа, Вашингтон всерьез опасался, что следующей упавшей костяшкой домино может стать Сальвадор. Поэтому было решено не гнушаться никакими методами, чтобы предотвратить "покраснение" Центральной Америки. Роль чистильщика и поручили Джону Негропонте - он должен был, опираясь на Гондурас как на базу, организовать движение контрас для войны как против сальвадорских повстанцев, так и против левого правительства Никарагуа. Нетрудно догадаться, что это именно та стратегия, которая сейчас нужна Вашингтону в Ираке: используя его как базу, начать экспансию с помощью контролируемого "демократического" режима против тоталитарных исламских режимов в соседних государствах. Поэтому сейчас в Багдаде строится и самый большой в мире комплекс зданий дипмиссии США: по завершении работ на территории посольства США в Багдаде будут жить и работать около 900 дипломатов и сотрудников различных министерств. И поэтому премьером Ирака стал сейчас именно Айяд Аллауи - как человек ЦРУ, он лично вел террористическую борьбу с режимом Саддама Хусейна и лучше всех подходит на ту роль, которую сыграл в Гондурасе генерал-диктатор Густаво Альварес Мартинес. Этот генерал сформировал печально известный "батальон 3-16", перед бойцами которого ставилась задача свергнуть режим никарагуанского лидера Даниэля Ортеги. При этом обученные ЦРУ бойцы у себя на родине выполняли роль отрядов смерти, устранявших политических противников диктатора Альвареса Мартинеса, а Джон Негропонте ежегодно присылал из Гондураса в госдеп бодрые отчеты о том, что ситуация с правами человека в стране заслуживает самой высокой оценки.

Когда Джордж Буш-младший решил в 2001 году назначить Негропонте своим послом в ООН, сенат США шесть месяцев отказывался утвердить его кандидатуру - настолько он одиозен даже в самой Америке. И лишь после терактов 11 сентября 2001 года было решено на время оставить в прошлом политические разногласия, и Джон Негропонте получил новое ответственное назначение - блокировать в ООН любые попытки помешать американской экспедиции в Ирак. Так что нынешнее его назначение в Ирак вряд ли способно ввести в заблуждение - старая гвардия Рональда Рейгана не намерена мириться со своим поражением в четвертой мировой и лишь выжидает результатов ноябрьских президентских выборов в США.