Два Израиля

Михаил Чернов
5 июля 2004, 00:00

Попытка Израиля в одностороннем порядке размежеваться с палестинцами привела к коллапсу политической системы страны. Полная реализация этого плана может привести к возникновению второго еврейского государства

За те четыре года, что идет палестинская интифада, Израиль очень изменился. Изменились люди. Еще два-три года назад, после того как палестинцы начали активную террористическую кампанию против израильтян, в стране чувствовалась постоянная нервозность. Особенно это бросалось в глаза во время поездок на рейсовых автобусах. Пассажиры как один напряженно всматривались в каждого входящего в автобус пассажира, пытаясь понять, не собирается ли он взорвать людей и превратить автобус в груду металлолома. Кстати сказать, занятие это - всматриваться в лицо пассажира, пытаясь распознать в нем террориста, - абсолютно бесполезное: уж если злоумышленник вошел в автобус, то трагедии с огромным количеством жертв не миновать. Теперь же люди привыкли к войне и стали гораздо спокойнее. "Мы перестали обращать на это внимание и не боимся ездить на автобусах. Раньше мы и представить себе не могли, что можно не бояться терактов", - рассказывает жительница пригорода Тель-Авива Бат-Ям Наташа Фельдман.

Со спокойствием простых людей резко контрастирует нарастающая нервозность в израильской политике. Функционировавшая до сих пор в Израиле политическая система фактически перестала существовать. Целая череда провалов переговоров по урегулированию палестино-израильского конфликта привела к тому, что все ведущие израильские партии как правого, так и левого толка переживают тяжелейший кризис, многие из них полностью дезориентированы и находятся на грани распада. Главным могильщиком политический системы стал премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, который сегодня искусно использует возникший идейный вакуум для продвижения своего плана одностороннего размежевания с палестинцами и вывода еврейских поселений из сектора Газа и части Иудеи и Самарии (Западный берег реки Иордан). Начало реализации этого плана может привести к непредсказуемым последствиям. Поселенцы не готовы покидать свои дома. Отсутствие приемлемых мирных альтернатив может привести к тому, что евреи с "территорий" пойдут на провозглашение независимого государства Иудея.

План размежевания

Израиль намерен начать вывод еврейских поселений из сектора Газа в декабре 2004 года. Соответствующее решение в середине июня было принято в канцелярии главы правительства. Ранее планировалось, что эвакуация начнется в марте 2005 года и завершится к сентябрю, однако Ариэль Шарон решил поторопить события, дабы сохранить "стратегическую инициативу". Идея одностороннего размежевания с палестинцами была выдвинута Шароном после того, как израильское правительство окончательно решило, что у Израиля нет партнера, с которым можно вести переговоры. Какой смысл вести диалог с палестинской администрацией, которую де-факто возглавляет Ясир Арафат и которая, по данным израильских спецслужб, так или иначе стоит за подготовкой большей части терактов против Израиля? Суть этой идеи, по словам израильских дипломатов, состоит в том, что официальный Иерусалим теперь сам решает, какие территории целесообразно отдать, а какие оставить за еврейским государством для заключения последующих договоренностей с палестинским государством, которое будет создано на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

Реализация первого этапа этого плана фактически уже началась. В Восточном Иерусалиме строится бетонный забор, который идет по муниципальным границам города, а в реальности местами разделяет между собой по сути одни и те же арабские районы столицы. Строительство участков "забора безопасности" идет и в Самарии (Западный берег реки Иордан). Через несколько дней поселенцы, согласившиеся на добровольную эвакуацию из сектора Газа (таких, судя по всему, будут единицы), начнут получать компенсационные выплаты. В декабре этого года может начаться насильственная эвакуация. По сообщениям израильских СМИ, для этого в ближайшее время будет создано специальное подразделение израильской армии из 2000 человек. Власти всерьез опасаются, что в "обычных" частях многие военнослужащие могут отказаться от выполнения такого приказа.

Приближенные израильского премьер-министра особо не скрывают, что после планируемого на ближайшее время ухода из Газы последует эвакуация поселков Северной Самарии, а затем, очевидно, пойдет речь о том, чтобы оставить и другие поселения Иудеи и Самарии и провести между евреями и арабами "вечную" границу. Именно этого требуют от Израиля американская администрация и международное сообщество - чтобы "евреи вывезли поселения, построенные за линией прекращения огня по состоянию до 1967 года, и освободили арабские земли".

Новые правила игры

Таким образом, на практике план Ариэля Шарона мало чем отличается от прежних проектов урегулирования отношений с палестинцами. Однако в том, как этот план реализуется, есть очень существенное отличие. Фактически правительство Шарона отказалось от обсуждения своих действий не только с палестинцами, но и с внутриизраильскими политическими силами. Главное отличие этого плана от всех прежних проектов состоит в том, что он так и не стал продуктом консенсуса демократически избранных и находящихся у власти элит. Израильскому премьеру удалось изменить систему принятия решений в правительстве. Если раньше был необходим определенный консенсус в правительстве и правящей партии, то теперь решения принимаются Шароном единолично. Они согласовываются с канцелярией главы правительства, где работают наиболее верные и преданные соратники, и американской администрацией, после чего в ходе виртуозной политической игры навязываются кабинету министров.

Первоначально, чтобы придать легитимность своему плану, израильский премьер решил заручиться поддержкой собственной партии "Ликуд" и вынес проект одностороннего размежевания на референдум. Однако в начале мая коллеги Шарона по партии его план отвергли. Тогда глава правительства вынес план на рассмотрение своего кабинета министров. Довольно скоро стало ясно, что из-за несогласия ряда министров с его инициативой идея одностороннего размежевания может быть отвергнута и здесь. Поэтому накануне голосования были отправлены в отставку два самых строптивых министра из партии "Ихуд Леуми" Бени Элон и Авигдор Либерман. Большую часть остальных министров в результате жестких переговоров удалось "дожать", и план правительством был принят. Теперь, чтобы сдерживать недовольство традиционного правого истеблишмента, Шарон, который создал самое правое правительство в истории Израиля, затеял с потерпевшей на выборах сокрушительное поражение и внутренне слабой левой партией "Авода" переговоры о создании правительства национального единства.

"Шарон сломал все правила игры. Люди против переселения из Гуш-Катифа (еврейский район сектора Газа. - 'Эксперт'). Премьер же пошел против своей собственной партии, своей предвыборной политической программы. В прошлые годы даже при Бен-Гурионе, когда израильская демократия находилась в стадии становления, такого не было", - рассказывает корреспонденту "Эксперта" в своем иерусалимском офисе известный израильский адвокат Нафтали Варцбергер. По его словам, Шарон увел израильскую политическую систему далеко от оригинала. "Есть определенные неписаные правила. Некоторые вещи действительно делаются за кулисами. Шарон же открыто заявил, что будет делать то, что хочет. Возможно, в будущем, уже при новом премьере, вся израильская система власти будет так работать", - считает Варцбергер. Схожего мнения придерживается глава парламентской фракции входящей в "Ихуд Леуми" партии "Исраэль Бейтену" Юрий Штерн. "По сути, в стране введены элементы президентского правления без их конституционного закрепления", - сказал он "Эксперту".

Результатом изменения отношений внутри политической элиты стало ужесточение политики госсистемы и по отношению к собственным гражданам (это, впрочем, созвучно общемировой тенденции в развитых странах). "Израиль со дня своего основания находится в состоянии войны, и у нас нет выбора: мы должны иметь жесткие законы, правительство должно иметь возможность задерживать людей. У нас это называется административным арестом. Однако сейчас преследование и наказание сильно ужесточаются, - рассказывает Нафтали Варцбергер. - Активист правого лагеря Ноам Федерман, интересы которого я защищал, пробыл под административным арестом восемь месяцев и лишь на днях был выпущен на свободу. Адвокатам дела не показали, судью же сумели убедить, что Федерман опасен для общества. Другой пример: одного из подозреваемых в террористической деятельности против арабов, жителя Хеврона Ицхака Паса (у него нашли взрывчатку), приговорили к пятнадцати месяцам лишения свободы, хотя раньше за аналогичные вещи давали максимум восемь месяцев. На приговор была подана апелляция, и в итоге срок увеличили до двух лет".

Здесь нет ковбоев

Массированному жесткому давлению подвергаются в первую очередь политические активисты, представляющие поселенцев. По понятным причинам именно они выступают против планов премьер-министра по выводу поселений. Людей можно понять: у них своя налаженная жизнь, почему они должны от нее отказываться, если к их мнению никто не прислушивается? Мировые, да и израильские СМИ зачастую представляют искаженный образ поселенцев и превратную картину жизни в поселениях. СМИ пестрят в основном военными образами: очередной обстрел перекрестка или убийство террористами, возведение либо снос форпоста или же иногда "очередное злодеяние оккупантов". Тогда как в большинстве случаев интригующим понятием "поселение на территориях" обозначаются обычные израильские города (Ариэль, Маале-Адумим, Кирьят-Арба) и сотни более мелких населенных пунктов, где точно так же, как и везде в Израиле, точно в таких же домах, как и в остальной стране, живут люди и растят детей. Даже в городах, считающихся очень опасными, продолжает кипеть жизнь. Например, в центре Хеврона (в Хевроне несколько еврейских улиц среди арабских районов), возле Гробницы Патриархов игралась шумная еврейская свадьба. Мероприятие охраняла дюжина солдат (вооружены были и многие гости). Так вот, бывшие на свадьбе дети возвращались по ночному Хеврону одни, без сопровождения взрослых.

"Я не ковбой", - говорит житель элитного поселка Алон-Швут, расположенного в пятнадцати минутах езды к югу от Иерусалима, в Иудее, в западном Гуш-Эционе, Зеэв Гейзель (бывший советник бывшего премьер-министра Биньямина Нетаньяху, ныне министр экономики). Большая часть жилого фонда Алон-Швута - огромные частные коттеджи. В одном из кварталов, где проживает около 250 семей, достраивается самая большая на Ближнем Востоке синагога стоимостью 1,5 млн долларов. Все деньги на ее строительство были собраны с жителей поселения, что свидетельствует об уровне жизни в нем.

Понятно, что у каждого поселения свои особенности. Скажем, в двух километрах от Алон-Швута располагается совсем другое по типу поселение - Бат-Айн. "У нас есть три запрета. Здесь запрещены телевизоры, немецкие товары и арабский труд (арабские подрядчики дешевле еврейских, поэтому их услугами обычно охотно пользуются. - 'Эксперт')", - рассказывает бывший ленинградец детский врач Александр Шейнин. Бат-Айн в отличие от других сельских поселений не обнесено оградой. "Пусть арабы сами думают, заходить им сюда или лучше не стоит", - говорит Шейнин. В машине у него лежит бронежилет. По работе он часто ездит в район Кирьят-Арбы (полчаса езды от Иерусалима), считающийся опасным. Машины, едущие в Кирьят-Арбу, зачастую оснащены рациями, которые в режиме реального времени позволяют автомобилистам быть на связи - на всякий случай.

Иллюзорные границы

Отличия поселений от остального Израиля не бросаются в глаза. Разве что здесь гораздо легче и удобнее передвигаться "тремпами", то есть попутными машинами. В Иудее достаточно просто стоять у дороги, и люди обязательно будут останавливаться и спрашивать, куда тебе надо доехать. Однако здесь более, чем в других местах, очевидна фундаментальная слабость идеи об одностороннем размежевании - трудно отделиться от того, кто не хочет отделения, а намерен выгнать тебя из дома.

Хотя Израиль готовится к передаче ряда районов Иудеи и Самарии под палестинский контроль и выводу части поселений, строительство здесь не прекращается - поселенцы расширяют границы своих поселков, прокладываются новые дороги и современные коммуникации. Так, после начала палестинской интифады были построены дороги в обход арабских поселков. Но, по мнению жителя поселения Педуэль в Самарии Сергея, объездные дороги несколько ухудшили ситуацию с безопасностью: "Теперь палестинцы выходят с оружием к проходящим по пустырям дорогам, расстреливают машины и преспокойно скрываются в своих деревнях, где их практически невозможно найти. Раньше мы ездили по деревням, где всегда ясно, откуда ведется огонь. В таких случаях нас собиралось в поселении человек двадцать и мы шли в деревню 'пошуметь'. После этого надолго наступало спокойствие".

Многие опасаются, что после реализации плана по размежеванию и постройки стен безопасности станет только хуже. Согласно планам "умеренных" сторонников отступления Израиля с части территорий, сначала из Иудеи и Самарии должны быть выведены отдельно стоящие поселения. Однако понять, что такое "отдельно стоящее поселение" сложно. Еврейские поселения и арабские деревни более или менее равномерно распределены практически по всей территории Иудеи и Самарии. От самого удаленного поселения Центральной Самарии Элон-Морэ до центра страны порядка 40 минут не очень спешной езды на автомобиле. А как проводить размежевание с арабами по горной местности, совершенно не ясно.

"Вон, видишь, на том холме еврейский поселок, а напротив него на холме арабская деревня. Предполагается, что стена будет построена там, внизу, между холмами", - показывает Александр Шейнин из Бат-Айна. Смысл этого бетонного забора совершенно непонятен. Еврейский поселок как простреливался из арабской деревни, так и будет простреливаться. Единственная граница, которую можно эффективно держать, - это Иорданская долина (далеко просматривающаяся пустынная область вдоль реки Иордан).

Государство Иудея?

Возможная передача палестинцам Иудеи, Самарии и Газы вызывает все больший протест в поселениях. В условиях фактического развала традиционных правых партий, представлявших интересы поселенцев, в большую политику стремятся попасть новые движения с более резкими программами и радикальными идеями. Руководитель движения "Беад Арцейну" ("За родину") раввин из Хеврона Авром Шмулевич призывает к созданию "Великого Израиля от Нила до Евфрата". Вновь возродилась идея провозглашения второго еврейского государства - Иудеи (в том случае, если Израиль примет решение покинуть Западный берег и сектор Газа).

"Если Израиль будет выводить войска, мы не можем их остановить. Однако мы хотим, чтобы военные лагеря и оружие остались здесь. Мы сами сможем решить свою судьбу. Если правительство выведет войска, то будет создано новое государство Иудея, более демократическое, более иудейское и более жизнеспособное, чем нынешний Израиль", - говорит активист поселенческого движения Михаэль Бен-Хорин, живущий на Голанских высотах возле самой границы с Сирией.

Конечно, такое развитие событий маловероятно. Тем не менее, по мнению российских экспертов, история нескольких последних десятилетий показала, что непризнанные государства (Северный Кипр, Абхазия, Нагорный Карабах, Южная Осетия) могут быть устойчивыми и существовать довольно долго, иметь сильную армию и стабильную властную систему. Однако, если заглянуть в еврейскую историю, то очевидно, что опыт разделения царства Соломона на два еврейских государства Израиль и Иудею был не самым удачным. И закончился он вавилонским завоеванием.

Иерусалим-Хеврон-Бат-Айн-Алон-Швут-Гризим-Элон-Морэ-Педуэль-Тель-Авив-Москва