Гострубопроводстрой

Российские власти запрещают частным компаниям строить стратегическую инфраструктуру и владеть ею. Экс-премьер Михаил Касьянов предложил государственную альтернативу финансирования евразийских инфраструктурных проектов

Двадцать пятого июня бывший премьер российского правительства Михаил Касьянов обнародовал свою оригинальную идею - создать в России специализированный инвестиционный банк для финансирования инфраструктурных проектов на просторах Евразии. Основой нового инвестбанка, по замыслу экс-премьера, должны стать Международный инвестиционный банк (МИБ) и Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС). Объединив их и добавив денег, достаточных для увеличения уставного капитала до 5-6 млрд евро, можно будет в будущем профинансировать строительство трубопроводов, а также автомобильных и железных дорог в объеме 30-40 млрд евро. "Я готов возглавить такой финансовый институт", - заметил Михаил Касьянов. По его словам, еще 30 мая Владимир Путин поручил правительству проработать эти предложения, а премьер Михаил Фрадков 24 июня переадресовал их министерствам.

Благосклонное отношение президента к идеям экс-премьера вполне объяснимо: плачевное состояние российской инфраструктуры давно уже стало притчей во языцех. О катастрофической нехватке дорог и их удручающем состоянии совсем недавно шла речь на заседании правительства. Нехватка трубопроводов для экспорта нефти и газа не позволяет полностью использовать потенциал добывающих отраслей. Средств, выделяемых государством на инфраструктурные отрасли экономики, не хватает не то что на развитие, но даже на поддержание в нормальном состоянии существующих систем. Более важной задачей Министерство финансов считает обеспечение профицита бюджета и наполнение Стабилизационного фонда. Деньги на строительство дорог и трубопроводов есть у частных компаний, но действующее законодательство фактически не позволяет им осуществлять подобные инвестиции, поскольку объекты инфраструктуры не могут находиться в частной собственности. В этих условиях создание специальной структуры, которая полностью контролируется государством, но в своей текущей деятельности будет независимой от бюджета, кажется едва ли не единственным выходом из тупика. Хотя вопросов, разумеется, возникает множество.

Кто такие?

МИБ и МБЭС - два международных банка, созданных в советское время для обеспечения взаиморасчетов между государствами - членами Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Оба они зарегистрированы при ООН, их офисы находятся в Москве, на проспекте Сахарова. После развала СССР в балансах этих банков образовалась огромная дыра, так как Внешэкономбанк СССР задолжал им несколько десятков миллионов долларов. МИБ и МБЭС, в свою очередь, задолжали аналогичные суммы своим иностранным партнерам. Проблема этих долгов недавно была решена - правительство РФ погасило задолженность ВЭБ перед этими банками еврооблигациями с погашением в 2010-м и 2030 году. Этими же бумагами была погашена задолженность МИБ и МБЭС перед их иностранными кредиторами. Сегодня МИБ имеет положительный баланс, а его уставный фонд на 1 мая 2004 года составил 2 млрд рублей. Сведений по финансовому состоянию МБЭС не публиковалось. По оценкам специалистов, его положение несколько хуже, но после дополнительной реструктуризации вполне реально вывести в плюс и МБЭС.

Дело, однако, в том, что задача, для решения которой создавались эти банки, давным-давно ушла в прошлое. Сегодня они занимаются в основном краткосрочным кредитованием внешнеторговых операций, предэкспортным финансированием и обслуживанием отдельных внешнеторговых операций госкомпаний. Крупными успехами на этом поприще банки не блистают, и их перспективы аналитики оценивают довольно пессимистично. "МИБ и МБЭС обречены развиваться в направлении обслуживания государственных проектов, как это всегда бывает с госбанками, - говорит аналитик Альфа-банка Наталья Орлова. - В противном случае такие банки начинают испытывать давление со стороны конкурентов, по своей прибыльности они становятся менее привлекательными, а государство начинает беспокоиться, что актив теряет стоимость. Тогда происходит либо акционирование, либо поиск иностранного стратегического инвестора, то есть приводится новая команда менеджеров, которые будут развивать стандартный банковский бизнес. Такие прецеденты были и в Польше, и в других восточноевропейских странах: сначала госбанки сохраняли некий статус-кво, потом банковский рынок развивался быстрее, чем они, в какой-то момент они начинали терять свою стоимость и становились малопривлекательными для инвесторов".

Идея, предложенная Михаилом Касьяновым, открывает перед этими банками более привлекательную перспективу. "То, что предлагает Касьянов, - это более конкретное наполнение для банков, они будут четко понимать, чем должны заниматься, - говорит руководитель аналитического департамента банка 'Зенит' Сергей Суверов. - Кроме того, объединение этих двух банков в один крупный пойдет на пользу всем. Ведь беда нашей банковской системы - ее разрозненность и отсутствие специализированных банков. Идея создания крупного специализированного банка с госучастием имеет право на существование. Но вложения в инфраструктурные проекты не приносят быстрой отдачи, поэтому специализированный банк должен будет поддерживаться государством". Другие аналитики оценивают инициативу Михаила Касьянова более осторожно. "Понятно, что у этих банков - МИБ и МБЭС - есть определенный брэнд, их помнят в странах бывшего СЭВ, правда, я не знаю, добрая это память или нет, - говорит ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев. - Наверное, такой проект может иметь какой-то смысл. Но все решают детали, а мы пока слишком мало знаем об этой идее".

Где взять деньги?

Основная проблема, препятствующая реализации замысла Михаила Касьянова, - отсутствие у МИБ и МБЭС средств, достаточных для работы с крупными проектами. В качестве одного из источников денег экс-премьер рассматривает Центробанк - в записке президенту он предложил внести в уставный капитал нового банка 2 млрд евро из резервов ЦБ. Однако вряд ли чиновники Банка России с энтузиазмом отнесутся к этой идее - ЦБ не скрывает своего отрицательного отношения к "производительному" использованию своих резервов, опасаясь повторной эмиссии и вызванной ею инфляции.

Другой возможный источник денег - нынешние владельцы банков, то есть правительства входивших в СЭВ восточноевропейских стран, а также Вьетнама и Монголии. "МИБ и МБЭС уже созданы, они существуют, имеют отлаженную систему управления, у них есть недвижимость. Для их нынешних владельцев было бы нерационально просто изъять из этих банков деньги и забыть о них навсегда, - говорит один из соавторов проекта объединения банков. - В Восточной Европе должны с радостью встретить идею создания одного банка вместо двух старых. Ведь целый ряд проблем в наших взаимоотношениях (и транспортная инфраструктура, и дисбаланс в торговле) в принципе может быть решен за счет нового банковского института".

Один из потенциальных участников нового проекта - Казахстан давно проявлял интерес к созданию института, который занимался бы инфраструктурными проектами на всем пространстве Евразии.

А вот участие частных компаний в капитале нового банка, по нашим сведениям, не предусматривается.

Личный фактор

Проект Касьянова, при всех своих минусах и неясностях, явный сдвиг с мертвой точки и попытка выхода из патовой ситуации, когда частным компаниям запрещено финансировать строительство транспортной (прежде всего углеводородной) экспортной инфраструктуры. "Прямой потребности в создании специального инвестиционного института для инфраструктурных проектов нет, - говорит Каха Кикнавелидзе, аналитик ИК 'Тройка Диалог'. - Компании сами могут обеспечить финансирование таких проектов. Сейчас они этого не делают, но это проблема политическая, а не финансовая. Специальный банк может консолидировать ресурсы и облегчить принятие решений о финансировании больших инфраструктурных проектов. В этом его единственный плюс".

В России, как показывает опыт, ни одно, даже самое полезное, государственное дело не сдвигается с места, пока в нем не оказывается лично заинтересован какой-либо высокопоставленный чиновник. Можно предположить, что если Михаил Касьянов будет лично заинтересован в продвижении инфраструктурных проектов, то, например, вопрос о строительстве нефтепроводов на Мурманск или Находку будет наконец решен. Других возможностей сдвинуть это дело с мертвой точки, похоже, не существует.