Еще не вечер

Спецвыпуск
Москва, 12.07.2004
«Эксперт» №26 (427)
О том, почему добиваться успеха на мировом стальном рынке слияний и поглощений российским компаниям труднее других, и о том, почему этот успех для нас почти запрограммирован, рассказывает исполнительный директор Евразхолдинга Андрей Севенюк

- За последние три года российские компании и холдинги резко сдали позиции в рейтинге крупнейших мировых сталелитейных корпораций. И это несмотря на то, что для нас все складывалось удачно - хорошая конъюнктура рынка, высокая рентабельность, огромные прибыли. Получается, что конкурентная борьба на мировом рынке нами проиграна?

- Я бы не был так категоричен. Как вы знаете, конкурентная борьба на мировых рынках идет по двум направлениям. Одно из них - борьба за растущие рынки, назовем это органическим ростом компаний. Другое направление - борьба за устоявшиеся рынки в виде слияний-поглощений, назовем это стратегическим ростом.

Так вот, по линии органического роста у нас все хорошо - российские компании за последние три года только увеличивали объемы производства стали. Мировой металлургический рынок растет примерно на пять-шесть процентов в год, так же растет и Россия в целом. Пример органического роста в черной металлургии демонстрирует южнокорейская компания POSCO.

Теперь о стратегическом росте. С формальной точки зрения у российских металлургов все складывалось, на мой взгляд, неплохо. Например, за тот же период наша компания - Евразхолдинг - росла сверхбыстро. Каждый год мы увеличивали объемы производства стали примерно на четыре-пять миллионов тонн за счет включения в группу сначала Западно-Сибирского меткомбината, затем - Новокузнецкого.

- Но вы говорите о внутреннем рынке, я же имею в виду позиционирование наших компаний на рынке мировом.

- Сталелитейный сектор всех стран рос примерно одинаково, за исключением китайских компаний, которые растут быстрее. Возникает закономерный вопрос: можем ли мы составить им конкуренцию?

Вроде бы да. На растущие рынки могут быть нацелены страны с дисбалансом производства и внутреннего потребления какого-либо продукта. В производстве стали таких стран, по большому счету, всего четыре. Россия, которая производит шестьдесят миллионов тонн стали, а потребляет тридцать. Япония, которая производит сто десять миллионов тонн стали, а потребляет семьдесят пять. Украина, которая производит тридцать пять миллионов тонн стали, а потребляет три. Наконец, Бразилия, у которой примерно тридцать пять миллионов тонн - производство и пятнадцать миллионов - потребление. Кроме того, у российских сталелитейных компаний есть мощное конкурентное преимущество в виде низкой себестоимости производства (самая низкая, кстати, на "Запсибе"). Но воспользоваться им непросто.

Черная металлургия - стратегическая отрасль для каждой страны, и государство защищает ее всеми международно принятыми мерами: от госрегулирования таможенных пошлин до внешнеполитического лоббизма. В условиях острой конкуренции на глобальных мировых рынках, как правило, нет места либеральным подходам. В противном случае Россия или Бразилия, два главных мировых конкурента именно с точки зрения стоимости стали, могли бы заполнить недостаток предложения в любой стране. Что касается Китая, то работать на его рынке могут только компании, имеющие устоявшиеся отношения с кита

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (427) 12 июля 2004
Банковский кризис
Содержание:
Досрочный август

Если Центральный банк не занимается активным рефинансированием растущей экономики, то банковский кризис становится лишь вопросом времени. Это время пришло

Разное
Международный бизнес
Наука и технологии
Общество
Реклама