Человек, создавший рынок

Анастасия Матвеева
16 августа 2004, 00:00

Гениальный финансист строил свою "мусорную" империю, нарушая закон и при этом изрядно оздоравливая американскую экономику

Эта документальная книга читается взахлеб, на одном дыхании, так же как в далекие времена отрочества прочитывались романы Сабатини или Дюма. Между тем ее действие разворачивается не в романтических корсарских гаванях или королевских покоях, а на рынках так называемых мусорных облигаций, слияний и поглощений. И читатель с напряженным интересом следит не за ходом морских сражений или мушкетерской дуэли, а за данными о накоплении капитала и объемах сделок. Автору - известной американской журналистке Конни Брук - удалось показать, какие человеческие страсти запускают рыночные механизмы; в какие узлы интриг завязываются денежные потоки; как трагически тонка грань между инновационным подходом к бизнесу и авантюризмом, разрушительным для экономической системы; как легко творение новатора, способствующее экономическому прогрессу, превращается в тормоз на его пути.

Конечно, г-жа Брук не сумела бы так лихо закрутить сюжет своего повествования, если бы в его центре не стояла масштабная фигура финансового гения - Майкла Милкена (М.М.). По замечанию одного из героев книги, "такие люди рождаются раз в пятьсот лет". Этот человек в 80-е годы XX века был "королем" финансового рынка США, практически единолично контролирующим созданный им с нуля многомиллиардный рынок рисковых высокодоходных ("мусорных") облигаций. В его звездные годы к лос-анджелесскому офису инвестиционной компании Drexel Burnham (которую Милкен фактически возглавлял, хотя формально занимал должность вице-президента) каждое утро выстраивалась очередь из лимузинов глав компаний, желавших стать клиентом или партнером Drexel.

Автор подробно исследует историю создания "мусорной" империи. Из анализа Конни Брук со всей очевидностью следует, что монополия на рынок изначально строилась исключительно на таланте Милкена. Он один сумел разглядеть в облигациях средних компаний, на которые Уолл-стрит, финансовый центр американского корпоративного истеблишмента, не обращал внимания, громадный потенциал извлечения прибыли. И он же проявил невероятную способность снижать риски своей компании, почти безошибочно определяя, чьи долговые обязательства реально обеспечены перспективами развития бизнеса эмитента, то есть никогда не превратятся в действительный мусор.

Много внимания в книге уделено и проявлениям оборотной стороны гения М.М. - жажде власти и алчности. Проявлялись эти черты личности Милкена своеобразно. Ему были безразличны внешние проявления богатства - шикарные особняки, дорогая одежда. Жена его никогда не носила бриллианты и роскошные наряды. Но "сам Милкен, некоторые его коллеги из Drexel и преданные ему игроки сделали больше денег в единицу времени, чем кто-либо в истории Америки". Так же безразличны были М.М. и формальные атрибуты власти: на вопрос о занимаемой должности он отвечал: "Какой-то там вице-президент". При этом он стал грозой корпоративной Америки, возглавив так называемых корпоративных налетчиков. Именно Милкен придумал, как финансировать "мусорными" облигациями поглощения крупнейших компаний париями делового мира - малыми компаниями, специализирующимися до этого на малопочтенном занятии - "гринмейле", то есть варианте шантажа крупных акционеров.

В личностных чертах Милкена Конни Брук видит и причины последующего краха финансиста. При укреплении монополии он не останавливался перед использованием малоэтичных инструментов, пробелов в законодательстве, а иной раз шел и на нарушения американского хозяйственного права - такие, как использование инсайдерской информации, давление на клиентов и др. В результате авантюрный роман постепенно превращается в трагедию: на сцену выходит закон, люди, ранее гордившиеся тем, что работают с гением, предают его ради собственного спасения. В 1988 году Милкена увольняют из компании, которую он вывел на лидирующие позиции с задворок финансового рынка, даже не выплатив причитающихся ему за этот год 200 млн долларов.

К безусловным достоинствам книги относится неоднозначность выводов, которые делает из всей этой истории Конни Брук. Радости по поводу торжества закона - как если бы это была безусловная победа добра над злом - ни автор, ни читатель не испытывают. С одной стороны, жесткие методы ведения бизнеса компанией, превратившейся в монополию, могут иметь самые негативные последствия для экономической системы в целом. Так что вмешательство закона, в американских реалиях призванного предотвращать масштабный кризис хозяйства в результате деятельности отдельных субъектов рынка, вполне закономерно. Но, с другой стороны, не рискни Милкен, не вложи свои силы и страсть в развитие рынка "мусорных" облигаций, сотни тысяч перспективных и жизнеспособных бизнесов не получили бы достойного финансирования: до эпохи М.М. финансисты интересовались только самыми надежными долговыми обязательствами - обязательствами корпораций. Не начни Милкен свою игру на рынке поглощений, десятки корпораций, защищаясь от налетчиков, не повысили бы свою эффективность. Так что, как пишет Конни Брук, "Милкена нужно было остановить по целому ряду причин. Но правда и то, что Милкен прежде всего творец, а лишь потом преступник. В этом - его трагедия".