Фрадкономика

Российская экономика сохраняет перспективы роста, но суммарное влияние конъюнктуры мировых рынков, "дела ЮКОСа" и банковского кризиса делает ее все более и более сырьевой

Девятого августа на встрече Владимира Путина с членами правительства вице-премьер Александр Жуков доложил президенту, что рост российского ВВП по итогам 2004 года составит 6,9%. "Это на две десятых процента выше, чем прогнозировалось ранее, - заявил Жуков. - Мы ожидали рост ВВП на 2004 год в размере 6,7 процента, а на 2005 год - 5,9 процента. Сейчас с учетом благоприятных тенденций развития экономики, мировой конъюнктуры цен на нефть Минэкономразвития повысило прогноз ВВП на следующий год. Теперь бюджет будет строиться исходя из 6,3 процента".

Услышанное президента порадовало. "Наш прогноз развития экономики пока сбывается, даже есть превышение некоторых показателей", - с удовлетворением заметил он. Однако есть все основания предполагать, что уже в ближайшее время эти прогнозы придется пересматривать не в лучшую сторону.

Все хорошо, прекрасная маркиза...

За три дня до встречи с президентом правительство обсуждало итоги первого полугодия на своем заседании. Здесь о достижениях говорилось подробнее. Министр экономразвития Герман Греф доложил коллегам, что в первом полугодии российский ВВП увеличился к соответствующему периоду 2003 года на 7,4% и на столько же выросло промышленное производство. Реальные доходы населения увеличились на 9,8% к аналогичному периоду 2003 года благодаря быстрому росту заработной платы - на 14,1% за год в реальном выражении. Почти на столько же (13%) выросла и производительность труда в промышленности, при этом рентабельность промышленности в текущем году стабильно превышает прошлогодние результаты примерно на четыре процентных пункта.

По мнению экспертов МЭРТ, "в последнее время рост экономики приобрел выраженный инвестиционно ориентированный характер": за шесть месяцев объем инвестиций в основной капитал предприятий увеличился на 12,6%. Правда, столь оптимистичные заявления не очень вяжутся с наблюдениями аналитиков: в последние месяцы российские компании практически перестали объявлять о новых инвестиционных проектах, крупных займах и кредитах, полученных на инвестиционные цели. Похоже, что подчиненных Германа Грефа ввело в заблуждение одно специфическое обстоятельство: в конце прошлого-начале нынешнего года нефтяники вложили большие средства в обустройство новых месторождений, опасаясь, что в противном случае у них отберут лицензии. Эти инвестиции и дали статистический всплеск.

Показатель "базовой" инфляции, очищенный от сезонных колебаний, по оценкам МЭРТ, составил за первое полугодие 2004 года 4,3%, что ниже, чем год назад (4,7%).

Однако, заявил министр экономразвития, к концу года ожидаемое снижение экспортных цен приведет к снижению темпов роста экономики с 0,7% в месяц до 0,5%. В результате общий рост ВВП в 2004 году, по прогнозам МЭРТ, должен составить 6,7%.

Правда, коллега Грефа министр промышленности и энергетики Виктор Христенко не согласился с прогнозом МЭРТ. По его мнению, нет никаких оснований полагать, что к концу года мировая конъюнктура ухудшится и экономический рост России замедлится. "Лучше проявить разумную осторожность в прогнозах, чем их не выполнить!" - заявил в ответ Герман Греф.

Министры спорили в общем-то напрасно: конъюнктура конъюнктурой, но даже и при высоких ценах на нефть российской экономике не удастся избежать серьезных проблем, которые начали проявляться уже сегодня.

...за исключеньем пустяка

О проблемах, с которыми предстоит столкнуться отечественной экономике, Герман Греф в своем докладе тоже упоминал, однако министры на них внимания не обратили. А зря - они того заслуживают.

Первая из трудностей, с которыми уже сегодня сталкивается российская экономика, - отток капитала. "Чистый отток капитала в первом полугодии составил 5,6 миллиарда долларов, а по итогам года оценивается в 8,5-12 миллиардов, - отметил глава МЭРТ на заседании правительства. - В прошлом году весь чистый отток капитала из частного сектора оценивался в 2,3 миллиарда долларов". Стоит вспомнить, что еще совсем недавно, в марте, министр финансов Алексей Кудрин, основываясь на тенденциях прошлого года, обещал не отток, а приток капиталов в Россию. Но за каких-то три месяца инвестиционный климат в стране существенно изменился.

Первой причиной этих перемен является "дело ЮКОСа". По мере того как становилось все более очевидным стремление властей установить контроль над компанией, росла нервозность инвесторов. Первая реакция последовала со стороны российского бизнеса - компании начали вывозить капиталы из страны, в первую очередь через невозврат экспортной выручки. Как результат, за июль положительное сальдо внешней торговли составило около 6 млрд долларов, а золотовалютные резервы Центробанка увеличились всего на полмиллиарда долларов. Разница, очевидно, осела в офшорных посреднических фирмах. Что, впрочем, вполне естественно - когда прокуратура обвинила ЮКОС в использовании внутренних офшоров, эксперты в один голос прогнозировали, что теперь вместо внутренних офшоров предприниматели будут использовать иностранные офшорные зоны. Вряд ли россияне от такой рокировки что-то выиграли: Мордовия, Калмыкия, Чукотка - это все-таки наши регионы, в которых живут граждане России, а деньги, осевшие на Кипре, в Панаме или Швейцарии россиянам никакой пользы не приносят.

Но это далеко не единственный отрицательный результат "дела ЮКОСа". Нервозность в конце концов перекинулась и на иностранные компании, которые долгое время уверяли всех, и в первую очередь себя, что "дело ЮКОСа" не может повлиять на общую экономическую ситуацию в России. Теперь они меняют свое мнение. Так, буквально на следующий день после упоминавшегося заседания правительства о сокращении своего присутствия в России объявила французская нефтегазовая компания Total. "Мы заинтересованы в том, чтобы попытаться сделать что-то, но мы будем очень, очень осторожны, а кроме того, мы теперь определенно намерены ограничить наше финансовое присутствие в России", - заявил финансовый директор компании Робер Кастэнь. Причиной таких ограничений, по словам г-на Кастэня, являются "возросшие политические, налоговые и экологические риски".

Окончательно развеяла надежды инвесторов на скорое улучшение российского инвестиционного климата свистопляска, развернувшаяся в последние недели с акциями ЮКОСа. Сегодня уже никто из аналитиков не сомневается, что рынком откровенно манипулируют госчиновники. Поняв, что торговые операции можно планировать не на месяц и даже не на неделю, а максимум на день-два, серьезные инвесторы просто покинули рынок, отдав его в полное распоряжение спекулянтов-инсайдеров.

Костлявая рука денежного голода

Еще одной миной под экономический рост может оказаться недавний банковский кризис. Хотя он вроде бы уже закончился, ситуация в банковской системе сегодня очевидно хуже, чем, например, полгода назад. Во-первых, вследствие всплеска недоверия населения к банкам практически перестали расти депозиты физических лиц. По данным Банка России, если в январе прирост составил 4,7%, в феврале 5,9%, в марте и апреле - 2,8 и 4,8% соответственно, то в мае эта цифра увеличилась всего на 0,5%. Данных за июнь и июль пока нет, но вряд ли они будут радостными. Сокращение притока депозитов, в свою очередь, уменьшает возможности банков в предоставлении кредитов населению и предприятиям.

Но проблема не только в депозитах. В разгар кризиса, когда рынок межбанковского кредитования практически не работал, многие банки второго и третьего эшелонов для поддержания собственной ликвидности вынуждены были по дешевке и в убыток себе распродавать активы - векселя, облигации, акции, закупленные ранее на рынке. Понесенные убытки, с одной стороны, существенно осложняют их сегодняшнее финансовое состояние, а с другой - вызывают настороженность коллег-банкиров, делая невозможным перекредитование. Так что у банковского кризиса еще будут новые жертвы.

Плюс к этому, по данным Банка России, за первое полугодие 2004 года прибыль 30 крупнейших банков страны уменьшилась на 3,1%. Основной причиной этого, вероятно, является сокращение возможностей инвестирования средств на фондовом и финансовом рынках и размещения их на рынке межбанковского кредитования. Снижение прибылей тоже уменьшает возможности банков по кредитованию предприятий, и, как следствие, приводит к удорожанию кредитных ресурсов и обострению денежного голода в экономике.

Еще три-четыре месяца назад проблемы в банковском секторе не вызвали бы столь серьезных последствий для реального сектора экономики, поскольку у многих предприятий была возможность привлекать средства на финансовых рынках - путем выпуска облигаций (для крупняка) или векселей (для небольших предприятий). Сегодня корпоративный долговой рынок практически парализован. Июль чуть не стал худшим за последние два года месяцем по объему первичных размещений корпоративных облигаций. Правда, в последний рабочий день месяца пришло сообщение об окончании размещения двухмиллиардного выпуска "Сибирьтелекома", который до этого дважды откладывался. Размещение длилось три недели - рекордное время для телекоммуникационных займов, которые раньше расходились в течение одного дня. Еще один июльский эмитент, "Стройметресурс", и вовсе разместил только 70% от заявленного объема в 750 млн рублей.

Предвидя проблемы с размещением, компании откладывают ранее намеченные выпуски. А выпуски тех, у кого с момента регистрации проспекта эмиссии прошел уже год, и вовсе аннулируются: в список несостоявшихся эмитентов с начала лета попали Промстройбанк (СПб), "Силовые машины" и МТС. Дело в том, что средневзвешенная стоимость привлечения средств через облигационные займы сейчас составляет 12,5% годовых против 10% в конце апреля. А доходности бумаг второго-третьего эшелонов эмитентов зашкаливают за 17-25%, хотя еще весной они составляли 12-14%. В таких условиях заемщики предпочитают искать альтернативные возможности привлечения средств, прежде чем прибегать к размещению облигаций.

Причиной высокой стоимости привлечения денег кроме уже упоминавшегося сокращения финансовых возможностей банков является нервозность потенциальных покупателей, вызванная общей нестабильностью в экономике. "У нас либо все покупают, либо никто ничего не покупает независимо от доходности, - говорит аналитик банка 'Зенит' Анастасия Шамина. - По некоторым эмитентам сейчас во втором и третьем эшелонах доходности очень высокие, а их все равно не покупают. Это чисто психологический феномен".

Аналитики уверены, что до осени первичный рынок будет пребывать в спячке. О решении размещаться в августе пока объявил только "Центртелеком". Ожидаемая доходность выпуска - 13,5% (предыдущий трехмиллиардный выпуск обошелся компании в 12,35%). Правда, в компании пояснили, что привлекать средства на рынке даже под такую ставку сегодня проще и дешевле, чем получать кредит в банке.

Неизбежным результатом растущего денежного голода станет сокращение инвестиций в реальном секторе экономики. Скорее всего, оно уже не успеет оказать влияния на показатели экономического роста текущего года. Но темпы развития экономики уже в первой половине 2005 года определенно будут заметно ниже сегодняшних.

Облегчить ситуацию могли бы активные вливания денег в экономику со стороны государства, но Герман Греф напрочь отверг такую возможность, чтобы не допустить роста инфляции. "Наращивание бюджетных расходов к концу года может не дать позитивного эффекта для роста экономики, но увеличить инфляцию", - заявил глава МЭРТ.

Новая беда - инфляция издержек

Похоже, что ускорения инфляции избежать все-таки не удастся, несмотря на все усилия властей. "В первом полугодии инфляция сдерживалась жесткой денежной политикой, - доложил Герман Греф на заседании правительства. - Денежное предложение практически не увеличилось (рост составил 0,3 процента). За январь-май снижение непроцентных расходов консолидированного бюджета по сравнению с тем же периодом 2003 года составило 1,3 процентного пункта ВВП, а по итогам года отставание от прошлого года еще более увеличится".

Однако инфляционные факторы слишком сильны. В первую очередь к ним относятся высокие мировые цены на сырье, которые тянут за собой и внутрироссийские цены. "Реальная цена черных металлов на внутреннем рынке подскочила за полугодие на 34,2 процента, что почти в пять раз превысило темп роста промышленного производства, - сообщил Герман Греф. - В целом за полугодие цены производителей выросли почти на 17,7 процента, что почти втрое превысило темп инфляции".

Еще один стремительно дорожающий продукт - бензин. По данным Федеральной службы государственной статистики, в конце июля рост цен на бензин в среднем по России составлял 0,2% в неделю. В целом за июль розничная цена бензина увеличилась на 10%, рост с начала года составил 30%. По прогнозам аналитиков, подорожание бензина продолжится по крайней мере до начала октября и его цена за это время увеличится еще на 10-15%.

Причины роста внутренних цен очевидны - российские сырьевые компании, пользуясь благоприятной мировой конъюнктурой, стараются как можно больше продукции отправить на экспорт, в то время как российские перерабатывающие заводы сталкиваются с дефицитом сырья. Попытки правительства ограничить рост цен хотя бы на бензин ни к чему не приводят. Так, чтобы расширить предложение нефти и нефтепродуктов на внутреннем рынке, на них с 1 августа были заметно увеличены экспортные пошлины. Однако очередной скачок мировых цен на нефть нивелировал эффект от этих мер - экспорт все равно остается привлекательнее поставок на внутренний рынок. И дело не только в рентабельности, просто вывоз сырья за границу позволяет прятать выручку в зарубежных офшорах, недоступных для российских прокуроров и мытарей.

Стоит ли говорить, что и металлы, и бензин являются базовыми товарами, рост цен на которые неизбежно приведет к увеличению затрат практически всех предприятий, что закономерно вызовет удорожание их продукции. Проще говоря, ускорение инфляции во втором полугодии практически неизбежно. А это, в свою очередь, приведет к обострению еще одной проблемы.

"Интенсивный рост цен производителей, особенно из-за подорожания металлов, привел к снижению ценовой конкурентоспособности промышленных предприятий на внутреннем рынке на 16 процентов, - сообщил Герман Греф. - В результате в первом полугодии импорт товаров вырос в стоимостном выражении на 24,5 процента, что более чем вдвое опередило темп роста внутреннего спроса. Высокие темпы роста импорта привели к тому, что вклад отечественных производителей в удовлетворение внутреннего спроса по сравнению с прошлым годом снизился".

Новая экономика по-русски

По оценкам МЭРТ, рост российской экономики в первом полугодии 2004 года на 55% был обусловлен ростом экспорта. Год назад влияние экспорта на рост ВВП было существенно меньшим - "всего" 43%. Таким образом, объективно меняется качество роста экономики - суммарное влияние конъюнктуры мировых рынков, "дела ЮКОСа" и банковского кризиса делает ее все более сырьевой. Кредитная пауза, которую после кризиса взяли банки, и общее снижение инвестиционной активности еще больше сужают возможности развития отраслей экономики, не связанных с экспортом. И хотя весеннее обновление кабинета министров проходило под лозунгом "Нет сырьевой экономике!", неуклюжие действия правительства объективно ведут к совершенно противоположным результатам.

В качестве частного примера можно привести взятое нами в ходе переговоров по вступлению в ВТО обязательство привязать импортные пошлины на сахар-сырец к ценам Нью-Йоркской биржи. В результате страну заполняет импортный сахар, а отечественная сахарная промышленность, по оценкам специалистов, полностью перестанет существовать уже к 2009 году. На очереди - отечественное авто- и авиастроение.

Можно также напомнить, что в печально знаменитый закон о монетизации льгот с подачи Минфина под шумок было внесено предложение об отмене для малых предприятий льгот по амортизации оборудования - это еще один удар по предприятиям, не связанным с сырьевым сектором. О том, что для восстановления доверия инвесторов к российской банковской системе и фондовому рынку понадобятся многие месяцы, если не годы, можно не упоминать. А без этого перераспределение финансовых ресурсов из сырьевых отраслей в обрабатывающие просто невозможно.

Столь же очевидно, что можно распрощаться с надеждой на присвоение России инвестиционного рейтинга в этом году, на превращение России в нетто-импортера капитала, что еще полгода назад казалось вполне реальным. В Минэкономразвития, по слухам, уже ходят разговоры о том, что задача снижения инфляции до 3% в год к 2008 году будет снята с повестки дня ввиду ее нереальности. Сроки удвоения ВВП уже сдвинулись с 2010-го на 2012 год.

Похоже, что усиление перекоса отечественной экономики в сторону сырьевых отраслей является закономерным результатом сознательной и целенаправленной деятельности российских властей. Ведь в силу своей простоты сырьевая экономика очень легко поддается контролю и управлению. А больше чиновникам ничего и не нужно.

В подготовке статьи принимали участие Юрий Коротецкий и Екатерина Шохина

Андрей Яковлев, директор Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ:

- До конца года темпы экономического роста скорее всего останутся высокими. Во-первых, из-за сохраняющихся высоких цен на нефть, во вторых - из-за роста промышленности, поскольку к настоящему времени она уже получила достаточно большое количество инвестиций, реструктурированы многие предприятия, некоторые отрасли, например машиностроение, увеличивают свой экспорт. То есть полученные в прошлом и начале нынешнего года инвестиции по инерции еще будут продолжать некоторое время работать.

В то же время уже очевидно, что правительство своей политикой порождает проблемы для экономики. Одна из них - кризис ликвидности на межбанковском рынке. Его главной причиной можно считать резкий отток капитала из России, возобновившийся с осени 2003 года и прогнозируемый на текущий год в размере не менее 15 миллиардов долларов. Это та цена, которую стране приходится платить за "дело ЮКОСа". Причем это долгосрочный фактор, ведущий к сокращению объема инвестиций в российскую экономику со стороны крупнейших национальных компаний, которые в последние годы были мотором экономического развития.

Другая, более локальная причина кризиса на рынке МБК - ступор в системе государственных закупок, когда по итогам административной реформы из-за организационного хаоса и неразберихи в ведомствах в течение нескольких месяцев не проводятся платежи по госконтрактам. В результате этого только во втором квартале в экономику не попало бюджетных средств еще на два-три миллиарда долларов.

Таким образом, при оптимистичности краткосрочных прогнозов среднесрочные и долгосрочные перспективы экономического развития становятся весьма неопределенными.

Валерий Миронов, ведущий эксперт Центра развития:

- Темпы экономического роста пока остаются на уровне прошлого, весьма успешного, года. При этом российская экономика переживает потребительский и инвестиционный бум. В то же время низкая конкурентоспособность отечественной продукции ведет к тому, что быстрый рост спроса стимулирует не только внутреннее производство, но и импорт, который растет гораздо быстрее, чем ожидалось еще полгода назад. К факторам, обеспечивающим продолжение экономического роста во втором полугодии, можно отнести высокие цены на нефть. В то же время в условиях нового налогового режима дополнительный приток экспортной выручки "стерилизуется" в бюджете и стабфонде, но не увеличивает текущий спрос.

Уже в июле наблюдалось ухудшение условий реализации - запасы продукции, судя по опросам Института экономики переходного периода (ИЭПП), начали расти. Кроме того, опросы ИЭПП говорят о том, что доля руководителей предприятий, ожидающих роста или неснижения спроса на свою продукцию в ближайшие два-три месяца, уменьшилась с 59 процентов в июне до 56 в июле (со снятой сезонностью).

Возможные негативные последствия банковского кризиса могут породить "кредитную паузу" в деятельности банков. И хотя банковская система получила существенное пополнение за счет снижения ФОР, средства банков в Банке России к 1 августа по сравнению с началом года снизились примерно на 233 миллиарда рублей. На наш взгляд, это означает, что реальный сектор уже в ближайшем будущем должен ощутить "кредитное сжатие", поскольку мощный экономический рост не подкрепляется адекватным ростом реального денежного предложения со стороны денежных властей, а кредитная активность банковского сектора оказалась подорванной банковским кризисом. По нашим оценкам, при сохранении текущих темпов экономического роста спрос на деньги по итогам года вырастет на 31-32 процента. Для его покрытия, по нашим расчетам, необходимо увеличение расходов федерального бюджета на 80-100 миллиардов рублей.

Елена Матросова, директор Центра макроэкономических исследований БДО "Юникон":

- Проблемой остается неразвитость банковской системы, которая не может обеспечить потребности реального сектора экономики в финансовых ресурсах. Одновременно осложняет ситуацию неразвитость финансовых рынков, которые до сих пор не смогли стать частью механизма трансформации свободных денежных средств населения, институциональных инвесторов в долгосрочные инвестиционные ресурсы реального сектора экономики. Налицо отставание уровня развития финансовой системы от реального сектора, что ухудшает ситуацию в экономике.

К источникам проблем можно отнести желание властей активизировать процессы реформирования, в том числе в банковской сфере, в благоприятных условиях развития экономики. Последствия "ужесточения" политики находят отражение в желании банков обезопасить себя от риска потери ликвидности. Отсюда идет ограничение кредитования юридических и физических лиц и увеличение ликвидных активов, в том числе иностранных, что также относится к вывозу капитала.

Влияние этих факторов на экономический рост в текущей ситуации не является основным, так как его движущей силой выступает благоприятная мировая конъюнктура, ухудшение которой в ближайшее время маловероятно. Российская экономика пока продолжит развиваться, и ожидать сильного снижения темпов роста к концу года особых оснований нет.

Андрей Белоусов, генеральный директор Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:

- Следующий год, скорее всего, будет в своих основных чертах воспроизводить этот год. Я думаю, что цены на нефть существенно не снизятся. Мы прогнозируем цены на нефть в 2005 году на уровне порядка 30 долларов за баррель. Соответственно, динамика роста ВВП будет в "вилке" от 6 до 6,5 процента, даже, скорее, ближе к 6,5. При условии, что цены на нефть будут оставаться в обозначенном диапазоне, мой взгляд на динамику экономического роста оптимистичен. Но есть два фактора, которые могут серьезно сбить цены. Это политика США (как крупнейшего чистого потребителя нефти) после выборов президента и ввод в действие нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который, по-моему, планируется на конец первого квартала. Однако по тем прогнозам, которые дают мировые агентства, цены вряд ли опустятся ниже 29-30 долларов. А это создаст вполне благоприятные условия для устойчивой динамики внутренних рынков на уровне порядка 10 процентов, и при наличии здравой политики монетарных властей заложит основу для роста ВВП в том диапазоне, который я назвал.

Евгений Гавриленков, старший экономист ИК "Тройка Диалог":

- В результате событий вокруг ЮКОСа и банковского кризиса уже в июне темпы роста инвестиций в основной капитал замедлились. Кредитный и фондовый рынки стали менее активны, мы наблюдаем достаточно масштабный отток капитала. Недоверие к банковской системе повлекло за собой массовое изъятие депозитов из банков, что повысило спрос на доллары. Все это не может не сказаться не только на темпах, но и на качестве экономического роста. В принципе темпы роста по итогам года будут еще достаточно высокими, в основном из-за положительных тенденций в начале года и очень высоких цен на нефть, но качество роста изменится, оно опять будет несколько более примитивным. Рост во второй половине года будет менее диверсифицированным и будет в большей степени зависеть от нефтяной отрасли. Переток же капитала из одних секторов в другие затормозится. В следующем году также есть основания ожидать снижения темпов экономического роста, поскольку между принятием инвестиционных решений и их реализацией существует определенный лаг - те решения, которые были отложены сейчас, скажутся в будущем.