Горы и демократия

Тема недели
Москва, 23.08.2004
«Эксперт» №31 (431)
Введение президентской формы управления в Дагестане станет серьезным испытанием для элиты республики и руководства России

В начале августа в Дагестане чуть было не началась очередная кавказская "революция роз". Мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов вывел своих сторонников на улицы города с требованием провести досрочные выборы президента республики. В соответствии с новой конституцией Дагестана полномочия председателя Госсовета Магомедали Магомедова истекут через полтора года, но подготовка к первым в истории этой многоэтнической республики всенародным выборам президента идет вовсю - в духе криминальных разборок начала 90-х годов. В условиях, когда собственность Дагестана уже переделена, местным группам влияния осталось решить только проблему власти. Выступление мэра Умаханова многим могло бы показаться форменным мятежом против местной, а значит, и федеральной власти. Но в двухмиллионном Дагестане это уже давно не одно и то же. Все стороны конфликта, не сжигая за собой мостов, ожидают реакции Москвы. Федеральный центр хранит молчание.

Кого на место Ленина?

"Если демонтируем памятник Ленину, пенсионеры возмутятся, а им через полтора года голосовать на выборах президента Дагестана: они у нас все долгожители. Да и что на его место ставить? Поставишь памятник имаму Шамилю, скажут, что это потакание националистическим чувствам, поставишь памятник поэту Расулу Гамзатову, особо ярые националисты среди кумыков возмутятся - памятник аварцу на кумыкской земле! А религиозные авторитеты вообще против того, чтобы какое-либо изображение использовать. Один архитектор предложил проект - изобразить в камне группу, где каждый этнос был бы представлен в образе всадника. Но это же какая-то война получается!" Чиновник из мэрии Махачкалы показывает мне на центральную площадь города, где еще целехонек постамент коммунистическому вождю, и делает философское заключение: "Нет единой субстанции, чтобы передать все многообразие национальностей Дагестана. Так мы и живем: во избежание худшего поддерживаем существующее".

Автодвижение в Махачкале организовано так же, как и политическая жизнь - в гордом духе чисто кавказского темперамента: здесь не принято уступать никому. "У, быки. Точно только что с гор спустились. Все купили себе права. Ты только посмотри! И ведь не пропустит - правила ему побоку", - таксист Ахмет нервничает, едва избегает столкновения с "девяткой" и добавляет крепкое словцо. Автомобили двигаются не по полосам, а сбиваются в стаи, стремясь опередить друг друга, а заодно не пропустить в свои ряды чужаков. Новые названия проспектов и улиц добавляют в этот хаос еще больше сумятицы - редкий таксист знает, как проехать, скажем, на проспект знатного кумыка Насрутдинова (лучше сразу назвать ее Редукторной), прослывшего заядлым взяточником. Зато в новых названиях соблюден принцип политкорректности. Цель - угодить всем: тут тебе и проспект даргинца Али-Гаджи Акушинского, лакца Ахмед-Хана Султана, аварца имама Шамиля. Таковы особенности государственного устройства Дагестана и национальной политики Госсовета.

Этот уникальный для России орган власти создал в начале 90-х и бессменно возглавляет

Новости партнеров

«Эксперт»
№31 (431) 23 августа 2004
Кавказ
Содержание:
Горы и демократия

Введение президентской формы управления в Дагестане станет серьезным испытанием для элиты республики и руководства России

Наука и технологии
Реклама