Вся власть всемирному бедняку

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
13 сентября 2004, 00:00

Раскаявшиеся террористы, написавшие библию антиглобализма, готовят наследников "Красным бригадам"

Книга Майкла Хардта и Антонио Негри "Империя" в 2000 году во всем мире стала бестселлером - в первую очередь в среде левой интеллигенции. Более того, в определенном смысле она стала манифестом антиглобализма. Сейчас, спустя четыре года, можно с уверенностью сказать, что это такой же пустоцвет, как "Столкновение цивилизаций" Сэмюэла Хантингтона или "Конец истории" Фрэнсиса Фукуямы, с которыми нередко сравнивают "Империю". Все эти книги умерли, практически не оставив следа в общественном сознании, - в лучшем случае они послужили толчком к дискуссии. Между тем авторы "Империи" претендовали на сравнение своего произведения и с "Коммунистическим манифестом", и с "Капиталом". Скажем сразу, что для "Манифеста" "Империя" слишком велика, да и литературного таланта ее создателям недостает. С "Капиталом" же ее невозможно сравнить в силу полного отсутствия фактического материала; книга состоит исключительно из философских размышлений и ссылок на размышления других авторов. Причем круг тех, на кого ссылаются Хардт и Негри, ограничен в значительной мере левыми классиками, а также их последователями и толкователями: тем же Марксом, Лениным, Розой Люксембург. Иногда, читая книгу, ощущаешь себя не в XXI веке, а в начале ХХ. И тем не менее "Империя" заслуживает внимания и обсуждения. Во-первых, она представляет очень влиятельное направление западной мысли, о котором у нас в России, по крайней мере у рядового человека, очень смутное представление, а во-вторых, ее авторы - далеко не ординарные люди.

Антонио Негри - профессор социологии Падуанского университета, бывший член Итальянской компартии - когда-то не согласился с отказом этой партии от революции как цели общественного развития. В дальнейшем Негри стал создателем и идеологом различных левацких террористических организаций, в том числе и "Красных бригад". Сам он не принимал участия в террористических операциях - но фактически был одним из их главных теоретиков. В дальнейшем Негри отошел от терроризма и осудил 11 сентября (правда, охарактеризовал он эти трагические события так: "Мы наблюдаем войну долларовых талибов с нефтяными талибами"). За свою подпольную деятельность Негри был приговорен к тринадцати годам тюремного заключения, в течение четырнадцати лет скрывался во Франции, но в настоящее время все же отбывает наказание - пользуясь при этом определенной свободой передвижения. Майкл Хардт - человек не столь экзотической биографии, но примерно такой же политической ориентации. В восьмидесятые годы он работал в Латинской Америке в движении, которое спасало людей от "эскадронов смерти", затем преподавал марксизм и литературу в ряде американских университетов, одновременно сотрудничая с Негри. "Империя" - их второй совместный труд. Сразу заметим, что эта книга не о терроре, а о новом мировом порядке, который возник, как считают авторы, на обломках эпохи, закончившейся вместе с холодной войной и империализмом в его традиционном понимании. Империя - это "децентрированный и детерриториализованный, то есть лишенный центра и привязки к определенной территории, аппарат управления, который постепенно включает все глобальное пространство в свои открытые и расширяющиеся границы".

Ошибаются, по мнению авторов, те, кто представляет себе новое устройство мира как Pax American. "Ни Соединенные Штаты, ни, на самом деле, какое бы то ни было национальное государство на сегодняшний день не способны стать центром империалистического проекта. Империализм ушел в прошлое. Не существует какой-то точки, из которой управляют спектаклем". Но тем не менее, признают Негри и Хардт, США играют в этом процессе превращения всего мира в "распределенную" Империю особую роль - роль модели возникающего мирового устройства. "Томас Джефферсон, авторы 'Федералиста' и другие идеологи-основатели Соединенных Штатов - все они были воодушевляемы моделью древней империи; они верили, что создают новую Империю по другую сторону Атлантики - с открытыми и расширяющимися границами, где власть будет эффективно распределена по сетевому принципу. Эта имперская идея продолжала существовать и развиваться на всем протяжении истории становления Соединенных Штатов и теперь в законченной форме проявилась в мировом масштабе".

Многие страницы книги воспринимаются как апология американской модели государственного устройства; массы тех, кого подавляет Империя, должны не разрушить ее, а "преобразовать и направить к новым целям". В определенном смысле авторы повторяют Марксову оценку капитализма: капитализм является самым передовым и революционным устройством мира, поэтому пролетариат должен использовать созданную им мощь и энергию в своих целях. "Борьба за соперничество с Империей и за ее свержение... будет вестись на территории самой Империи". Вот почему авторы выступают против тех антиглобалистов, как они пишут, "наших друзей и товарищей из числа левых", которые борются с глобализмом как таковым. Задача левых прямо противоположная: "вступить на территорию Империи и встать на сторону масс, объединенных в глобальном масштабе". То есть овладеть глобальными процессами в интересах масс.

Но кто же выступит тем орудием исторического прогресса, которое сокрушит "плохую" Империю, чтобы утвердить "хорошую"? Таких сил две - это "бедняк" и "борец". "Бедняк сам по себе есть власть. Существует Мировая Нищета, но сверх всего существует Мировая Возможность, и только бедняк способен ее осуществить. Бедняк - это бог на земле". И в этом вопросе авторы противопоставляют себя марксистской традиции, которая "всегда ненавидела бедняков, особенно их жизнь, свободную, как у пташек", за их "невосприимчивость к дисциплине". Но "всемирный бедняк" нуждается в лидерах - борцах. "В эпоху постсовременности только борец выражает жизнь масс с наибольшей полнотой - активный участник сопротивления Империи".

В этих положениях как раз и состоит идейная основа терроризма. Потому что независимо от пожеланий авторов их идеи - через тысячи посредников, упрощающих их взгляды до лозунгов типа "острие против острия", - духовно подпитывают террористов, считающих себя теми самыми "борцами", выразителями чаяний "всемирного бедняка".