Об отставках

Александр Привалов
13 сентября 2004, 00:00

Следствия бесланской трагедии, да и всей августовско-сентябрьской серии терактов, только начинают разворачиваться, и их пока невозможно не только оценить, но и сколько-нибудь полно себе представить. Понятно, впрочем, что совокупная их трагичность - или, наоборот, совокупный их потенциал - будет прямо зависеть от степени их рукотворности: чем большая часть этих следствий будет возникать как результат сознательных действий власти и каких-то еще российских субъектов, тем выше шансы, что дела начнут поворачиваться к лучшему. Чем больше последствий развернется по принципу "так получилось" (при том что в непрестанной активности сил злонамеренных можно не сомневаться), тем неизбежнее приход следующих, все более тяжело раздающихся катастроф.

Понятно также, что сознательные действия не должны быть, да и не будут поспешными. Коренные перемены в ходе дел, даже если они "в принципе" очевидно разумны, потребуют довольно значительного времени на проработку деталей - без нее возможна разве что компрометация правильных начинаний. В идеале, конечно, проработку надо было вести раньше, но, похоже, ее либо не вели вообще, либо вели в каких-то самых темных кабинетах - все доносящееся до публики очень уж сильно опиралось на аксиомы существования а) властной вертикали и б) уже достигнутой стабильности. Вслух-то, может быть, так говорить и следовало, только, сдается, власть и для себя исходила из тех же бодрых аксиом: мол, капитализм в целом построен, система управления в целом налажена, все под контролем. Предыдущий кабинет так прямо и говорил, что нужна уже только "тонкая настройка", но и нынешний не сомневался: немножко переделить полномочия федеральных ведомств, мандаты бюджетов разных уровней (а по дороге, возможно, и чуток собственности) - и все будет хорошо. Так что к радикальным переменам готовиться придется чуть ли не с чистого листа, а это дело, повторю, небыстрое.

Первыми признаками как того, что это дело идет, так и того, куда оно идет, для широкой публики станут, очевидно, не перестановки - людей ли, фрагментов ли структур, - а отставки. По ним общество и начнет уже не гадать, а судить о направлении действий, избранном властью. За прошлую неделю заметных отставок было две: главного редактора "Известий" в Москве - и республиканского правительства во Владикавказе. Обе они произвели тревожное впечатление.

Сначала о Владикавказе. Не в том дело, заслуживают ли тамошние министры увольнения, - очень вероятно, что да. Дело в том, как они были уволены - под прямым давлением не очень многочисленного и не очень агрессивного митинга. Судя по газетным и телевизионным репортажам, президент Северной Осетии А. С. Дзасохов, вышедший к митингующим, заметно растерялся и сказал существенно больше, чем хотел (пообещав разогнать правительство и, похоже, почти пообещав вскоре оставить и свой пост) и даже чем мог (республиканских министров-силовиков он не имеет права увольнять). Некоторые наблюдатели сочли, что Дзасохов "не умеет говорить с народом". Думаю, что не в этом дело.

Мальчишкой я слышал об очень похожем случае. Мы "дикарями" отдыхали в Сухуми, когда там начались не то чтобы волнения - какие могли быть тогда волнения! - но некие неудовольствия среди живших в Абхазии грузин. Поговорить с ними прибыл "сам" - первый секретарь компартии Грузии В. П. Мжаванадзе. Вот о встрече с "самим" и рассказывал, яростно размахивая руками, наш домохозяин, пожилой грузин: "Пришел и говорит по-русски. Совсем плохо говорит, хуже меня. Ему кричат: 'Говори по-грузински, здесь все грузины!' - а он - нэ может!" Тогда мне это показалось забавным, но теперь-то я понимаю, что ничего смешного там не было. Мжаванадзе не "нэ мог", а побоялся говорить по-грузински - Москва с него в тот же день шкуру бы спустила за национализм.

Так и тут. Опытнейший Дзасохов не дал бы такой слабины, знай он твердо, что в этот момент думает о нем Москва. Сам-то он наверняка понимал, что его отставка в такой момент была бы прямо вредна, но - мало ли что? Вот и вынужден был тянуть время любыми способами... Уже на следующий день, на следующем митинге, где (сужу опять по газетам) раздавались такие же крики об отставке, он их преспокойно не слышал. Что, за сутки научился разговаривать с народом? Нет, Москва подтвердила, что не хочет его ухода. На мой вкус, могла бы подтвердить и пооперативнее - теперь Дзасохову, сдавшему свою команду, будет несопоставимо труднее.

Отставка главного редактора "Известий" Р. С. Шакирова за чрезмерную эмоциональность номера газеты, вышедшего наутро после бесланского кошмара, выглядит еще хуже. Она была воспринята публикой как признак того, что вновь, как и после трагедии на Дубровке, единственными виновниками беды останутся журналисты, - другой трактовки просто не найти. Разве национальная газета при национальной трагедии должна являть собой образец бесстрастия? Если верить, что на этот раз власть не захочет ограничиваться разбиванием зеркал, - а я считаю, что в это нужно верить, - то сделана ошибка.

Отставок, более всего обсуждаемых в эти дни, то есть отставок среди шефов силовых ведомств, пока не было - и не факт, что они случатся. Доводов за такие отставки (особенно в случае Н. П. Патрушева, возглавляющего ФСБ с 1999 года) можно не приводить за полной очевидностью, но эксперты приводят и доводы против. Основной довод прост: некого будет назначить. Как деликатно выразился глава думского комитета по безопасности В. А. Васильев, "у нас не очень богат выбор людей, способных решать серьезные вопросы". Другие доводы тоже лежат на поверхности: новому человеку понадобится время, чтобы войти в курс дел; кадровые перестановки могут оказаться не началом, а подменой явно необходимой работы по качественному изменению силовых структур - и т. п.

Но тут надо выбирать. Если сказано, что у нас война, то a la guerre comme a la guerre. Командира соединения, допустившего очевидный провал, снимают, а то и отдают под трибунал независимо от того, есть ли под рукой готовый человек на его место, - без этого воюющей армии просто не будет. В то, что среди нынешнего кадрового резерва нет или не хватает нужных людей, очень легко поверить. Только вывод нужно сделать не о несменяемости нынешних начальников, а о недопустимой узости кадрового резерва и о порочности принципов его формирования. Власть должна консолидировать всю страну - и в кадровом отношении, искать людей не только в самих органах, но и в других местах. Для этого власть должна открываться - а не снимать с постов эмоциональных журналистов.