Двуглавое достояние России

У связки "Газпром"-"Роснефть" есть шанс превратиться как в крупнейшую в мире частную корпорацию, так и в неэффективную госмонополию вроде той, что функционирует в Иране или Саудовской Аравии

Поглощение "Газпромом" нефтяной компании "Роснефть" - крупнейшая (если не считать неудавшееся объединение ЮКОСа и "Сибнефти") сделка за всю историю постсоветской экономики России. По заявлениям председателя правления газовой монополии Алексея Миллера, "Газпром" собирается передать государству 10,7% своих акций за 100% акций нефтяной компании "Роснефть". Текущая капитализация "Газпрома" - 58 млрд долларов. Исходя из этого, сделку можно оценить в 5-6 млрд.

Без видимых финансовых затрат госпакет акций монополии увеличится до контрольного. Тем самым появится возможность приступить к долгожданной на фондовом рынке либерализации рынка акций "Газпрома" - она всякий раз откладывалась из-за того, что у государства не было контроля в капитале компании, а потому для нерезидентов были введены ограничения на владение акциями. Теперь иностранцам контрольный пакет в "Газпроме" не светит. Зато в перспективе всем светит появление сверхкомпании, сверхмонополии - крупнейшей углеводородной корпорации мира, не только по объемам добычи запасов нефти и газа, но и по капитализации.

Игра в "Газпром"

Государство напрямую владеет 38,37% акций "Газпрома", 0,9% акций "Газпрома" принадлежит госкомпании "Росгазификация". Еще более 16% акций "Газпрома" принадлежит полностью подконтрольным ему "дочкам". Однако чиновники никак не могли без финансовых затрат для государства перевести эти 16% с баланса "дочек" в прямое владение государства. Маневр с "Роснефтью" эту проблему решит как нельзя более удачно. А попутно будет излечена еще одна застарелая болячка - законодательное разделение рынка акций "Газпрома" на две части: большой рынок для "белых" (российских инвесторов) и маленький - для "черных" (инвесторов иностранных). Чтобы объединить эти рынки, требовалось устранить очевидное препятствие - недостаток акций в прямом владении государства (в противном случае государство при едином рынке акций быстро бы утратило контроль над своим национальным достоянием). Теперь это препятствие устранено.

Практика двойных стандартов в отношении российских и иностранных инвесторов тормозит рост капитализации "Газпрома", сегодня он стоит на порядок дешевле своих аналогов - частных мировых транснациональных нефтегазовых гигантов (см. таблицу 1). С объединением рынков дорога к росту капитализации оказывается открытой. Тут-то и возникают вопросы. Просто объединить два рынка нельзя - на следующий же день иностранцам будет принадлежать 49% акций, и все "сливки" с дальнейшего развития "Газпрома" как мировой компании будут снимать они. Как поступали компании, уже прошедшие путь быстрого набора капитализации? Владельцы ЮКОСа, например, предварительно получили полный контроль над компанией (более 75% акций), с 1999-го по 2003 год добились роста капитализации в 319 раз и только после этого заговорили о возможности расширения доли внешних инвесторов в капитале компании. Тем же путем шли и другие компании, игнорировавшие интересы толп миноритарных акционеров. Для "Газпрома" такой путь неприемлем. Можно обойти эти неприятности, применив иные схемы. Но они либо связаны с созданием транснациональных холдингов (на что правительство вряд ли пойдет), либо чрезвычайно сложны. Пока ни "Газпром", ни правительство не обозначили интереса к сложным схемам, поэтому риск возникновения проблем с миноритариями на какой-либо из стадий реорганизации "Газпрома" и "Роснефти" есть. Избежать и неподъемной сложности, и "кидалова" можно только одним способом - дальнейшим слиянием госактивов под флагом двуглавого "газнефтепрома".

Это только начало

И здесь нельзя не вспомнить многострадальный ЮКОС, активы которого, скорее всего, скоро пойдут с молотка. Предположим на минуту, что эти активы попадут к "Газпрому"-"Роснефти". Образовавшаяся компания станет крупнейшей в мире по добыче углеводородов, второй - по размеру нефтегазовых запасов и лишь восьмой - по капитализации (см. таблицу 1 и таблицу 3). Здесь ЮКОС добавлен для примера, пополнить активы "Газпрома"-"Роснефти" с увеличением доли государства до 75% можно многими способами, в руках у государства для достижения цели есть много чего полезного: монополист по перекачке нефти "Транснефть", крупный потребитель газпромовского голубого топлива "Мосэнерго" и т. п.

Кого еще подсоединят к "Газпрому" - уже неважно. Главное другое - у растущего монстра практически безграничные перспективы роста капитализации (см. таблицу 2).

Но менеджерам супермонополии придется серьезно потрудиться, поскольку пассивное и вялое управление почти с неизбежностью превратит "газнефтепром" в малоэффективную структуру типа нынешнего лидера мировой добычи нефти - саудовскую госмонополию Saudia Arabian Oil, которая служит предметом пополнения доходов правящей в стране элиты, но не инструментом развития всего государства и об эффективности которой профессионалы американских нефтяных концернов отзываются просто уничижительно.

Риск, что "Газпром" превратится в советский неэффективный госконцерн конца 80-х, очевидно, есть. Но столь же очевидно нам и другое: углеводородный монстр может решить важнейшую стратегическую задачу государства - путем активнейшего освоения ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока соединить разорванные части огромной России и на всем пространстве - от Калининграда до Владивостока - создать единое экономическое пространство.

Освоение России

В начале сентября нефтяная компания "Роснефть" получила у Министерства природных ресурсов десять лицензий на право изучения участков недр с потенциальными суммарными запасами свыше 700 млн тонн нефти. Участки эти расположены в непосредственной близости от принадлежащего "Роснефти" Ванкорского месторождения в Красноярском крае. С учетом этого приобретения "Роснефть" может нарастить запасы нефти с нынешних 327,7 млн тонн до 1 млрд тонн и более. Нам об этом сообщил аналитик инвесткомпании Brunswick UBS Максим Мошков. "С учетом только этого события роль 'Роснефти' в нефтяном комплексе страны должна резко возрасти", - считает он. "База активов 'Роснефти' была худшей из имеющихся у нефтяных majorов". Теперь ситуация коренным образом изменилась. По оценкам Brunswick UBS с учетом Ванкора и десяти лицензий, переданных государством в "Роснефть", только этот куст месторождений будет давать компании после 2010 года еще 30-35 млн тонн добычи. Кроме того, аналитики предполагают, что основные газоконденсатные месторождения "Газпрома", тоже расположенные в непосредственной близости от Ванкора, могут дать дополнительно 30-40 млн тонн газоконденсата, когда начнется освоение глубоких валанжнинских пластов. Жирные валанжнинские конденсаты, из которых при известной доработке и очистке получается нефть хорошего качества, также могут транспортироваться по трубе, которая будет построена от Ванкора. При таком раскладе суммарная добыча нефти "Газпрома" и "Роснефти" к 2010 году может составить 100 млн тонн, и тогда управляющая этой добычей "Газпромнефть" станет крупнейшей в стране нефтяной компанией.

Объединение компаний поможет сдвинуть с мертвой точки и быстрее реализовать стратегически важные для страны проекты строительства газо- и нефтепроводов к Тихому океану. Изыскать ресурсы для освоения этих территорий может только такой монстр, как "газнефтепром", при бюджетной поддержке государства.

Путь для комплексного освоения ресурсов Восточной Сибири, которые должны в долгосрочной перспективе заменить стареющие месторождения Западной Сибири, теперь тоже оказывается открытым. Правда, ключевыми игроками в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке до последнего времени считались частные компании, и прежде всего ЮКОС. Объединение "Газпрома" и "Роснефти" значительно облегчит в этом регионе вытеснение и поглощение ЮКОСа и прочих независимых игроков. Судя по всему, чиновники очень заинтересованы именно в таком развитии ситуации. И в этом контексте становятся понятными претензии Минприроды к консорциуму "Русиа-Петролеум" (один из его совладельцев - ТНК-BP), у которого пытаются отобрать Ковыктинское газоконденсатное месторождение.

Остается лишь добавить, что тотальная монополия на добычу и транспорт углеводородов в Восточной Сибири может на корню загубить всякую частную инициативу в этой отрасли и в этом регионе. Поэтому чиновникам, формирующим сверхмонополию, и функционерам этой монополии стоит подумать, как оставить место и для частных интересов. Ведь без энтузиазма частного капитала любой, даже самый красивый экономический проект, обречен на вырождение - рано или поздно, о чем свидетельствуют уроки советской экономики.