Парадоксов друг

Дарья Денисова
27 сентября 2004, 00:00

Магнат автопромышленности утверждает, что успешная компания должна быть похожа на шизофреника

"Пять способов поднять настроение", "Сто причин, почему я тебя люблю", "Десять способов сделать карьеру"... Люди любят все структурировать, раскладывать по полочкам и присваивать номерочки. И топ-менеджеры не исключение. При этом чаще всего, увы, под номерами скрываются заезженные банальности, столь же скучные, сколь и правильные. "Восемь законов деятельности мастодонта автомобильного бизнеса? Да пожалуйста - работа с персоналом, новые технологии, контроль качества..." - уныло думала я, открывая творение Роберта Лутца. Перевернув же последнюю страницу, с удовольствием констатировала, что на этот раз ошиблась

Из-под пера Лутца вышла парадоксальная, противоречивая, ироничная, слегка занудная и при этом очень правильная книга. Что неудивительно, учитывая личность и биографию автора. Лутц, до недавнего времени вице-председатель совета директоров Chrysler, а ныне вице-президент General Motors, родился в семье швейцарского банкира. Он не избежал юношеского бунтарства, в результате чего в какой-то момент его выгнали из школы. Поработав немного на кожевенном складе, парень опомнился и выпросил у отца оплату еще одного года учебы (в результате школьный аттестат он получил в 22 года) в обмен на обещание поступить - ни много ни мало - в морскую пехоту США. После армии Роберт (ставший не морпехом, а летчиком) поступил в Университет Беркли. Увлекшись психологией бизнеса и маркетингом, после завершения курса он ушел в автопром. Лутц работал в General Motors, Ford, BMW, а через 20 лет пришел в Chrysler, где рьяно взялся исправлять пораженческую стратегию, которой, по его мнению, придерживалась корпорация. И это ему удалось.

Лутц утверждает, что компания должна быть немного похожа на шизофреника. Для успешной работы необходимо освоить "раздвоение личности" - использовать только аналитическое "левое полушарие" фирмы, когда дело касается финансовых вопросов, и полностью полагаться на творческое правое, когда, например, обсуждаются новые модели. Такой же двуединой, собственно, получилась и его книга - читая, не перестаешь удивляться, каким образом автор ухитряется практически противоположные идеи увязать в цельную концепцию. Из его текста вполне можно составить две книги, одну из которых написал пунктуальный и авторитарный автомагнат, а другую - эдакий анфан терибль современного менеджмента, с неуемной фантазией и не слишком покладистым характером.

Первая часть повествования - success story выхода Chrysler из кризиса, чтение интересное и вполне спокойное. Зато формулировки "законов Лутца" у современного "правильного" менеджера вполне способны вызвать легкое недомогание и головную боль, а у просвещенного и пресыщенного читателя - подозрение в некотором популизме и желании сыграть на отрицании основ. Однако Лутц умеет соединять противоположности в единое целое - он по натуре конструктивный бунтарь и творческий консерватор. "Слишком высокое качество может привести к краху!" - говорит представитель автоиндустрии. "Если в вашем определении качества отсутствует очарование, романтика и забавность, значит, вы определили его слишком узко", - это слова бывшего морского пехотинца. "Финансовый контроль - это плохо!" - утверждение принадлежит, напомню, человеку из семьи банкира. "Делать деньги - не главное в бизнесе", - сообщает изумленной публике президент автомобильной компании.

Огорошив формулировками, Лутц излагает свои конструктивные соображения: насколько можно ослабить финансовый контроль, чтобы это не привело к его исчезновению, и чем именно плох перфекционизм. Что касается денег, то, по мнению автора, одна лишь жажда обогащения редко приводит к появлению по-настоящему революционной продукции.

Стиль изложения Лутца тоже не назовешь единым. Автор демонстрирует несомненное чувство юмора, к примеру, едко издеваясь над современной системой образования. По его словам, в 1960 году школьная задача выглядела примерно так: "Лесоруб продал бревен на 100 долларов, издержки составили 4/5, какова прибыль?" А нынешний ее вариант звучит совсем по-другому: "Лесоруб заработал 20 долларов, вырубая восхитительные деревья. Что вы думаете о таком способе зарабатывать на жизнь?" Тут же Лутц вполне серьезно говорит о желании вновь поднять престиж инженерной профессии: "Наших молодых людей нужно научить тому, что делать полезные вещи - это благородное занятие. Тогда, если через двадцать или тридцать лет внуки спросят: 'А что вы делали в период великих экономических войн?' - им не придется уныло отвечать: 'Я торговал ценными бумагами'". Затем он предлагает современным менеджерам уморительный словарик, чтобы "помочь им выражаться изысканно": например, вместо "планы начальства" говорить "усиленное концептуальное видение", а услышав об "ориентированном на команду междисциплинарном закрытии сделки", понимать, что "все в этом заинтересованы". Далее из книги становится ясно, что кроме хулиганских законов Лутца существуют и вполне жесткие следствия из них. Например, тезис "иногда можно быть занудой" Лутц иллюстрирует своей же директивой из двадцати пунктов, где объявляет непростительным расточительством опоздания на совещания, невыключенный свет и вообще "все, что воспринимается сотрудниками как бесплатные блага, которые дает работа в большой компании". Кроме того, он утверждает, что свободный стиль одежды - далеко не самое лучшее решение для компании, и ратует за строгий дресс-код.

"Двойственность сознания" руководителя оказалась чрезвычайно полезной для компании Chrysler. И наверное, самое ценное, что можно почерпнуть из опыта Роберта Лутца, - это даже не его советы по организации жизни компании, а умение "жить между двумя конкурирующими лагерями, брать у них лучшее" и решимость это лучшее применять. "Можешь ошибаться, но никогда не сомневайся!"