Кто в лес, кто по гроба

27 сентября 2004, 00:00

Как и о любом волшебном кино, о "Таинственном лесе" - новом фильме Найта Шьямалана ("Шестое чувство", "Знаки") - ходит масса легенд и страшилок. Говорят, например, что перед съемками режиссер на месяц загнал актеров в палаточный лагерь на опушке леса: чтоб знали, каково это - ночевать среди страшных деревьев и ночных шорохов. Или вот байка, еще невероятней: прочитав сценарий фильма, Сигурни Уивер, ветеран жестоких космических триллеров, мучилась кошмарами чуть ли не две недели.

Эмоциональная реакция сержанта Уивер может показаться чрезмерной, но поверьте: на экране "Таинственный лес" выглядит куда инфернальней, чем на бумаге. А чего еще можно ждать от фильма ужасов, который вопреки жанровым штампам начинается не веселым щебетом птиц, не ярким восходом солнца, а сценой похорон деревенского мальчика, скончавшегося то ли от инфлюэнцы, то ли от коклюша, то ли еще от какой детской хвори (судя по дате на могильном камне, на дворе стоит антисанитарный 1890 год)? Засыпав яму, крестьяне сдвигают грубые столы и поминают покойника пивом, кашей и черным хлебом. Окрестный пейзаж так же аскетичен, как и это ритуальное меню: слева - чистенькое поселение зажиточных сектантов, ухоженная деревушка из камня и посеревшего дерева. Справа - печальные скошенные луга, за ними - волглый лысоватый осенний лес. Типично салемские виды; для пущей безысходности здесь не хватает только выводка ведьм.

Впрочем, ведьмы вскоре объявляются - точнее, не ведьмы, а кое-кто похуже: загадочные обитатели березняка, Те, О Которых Не Говорят. Судя по рассказам стариков, они странноваты, но незлобивы. Хотя верится в их природную доброту с трудом: любимое развлечение "Тех" заключается в ощипывании мелких домашних животных. А иногда странные соседи могут заживо ободрать одного-двух кабанчиков. Впрочем, урон от них невелик в сравнении с очевидной пользой: загадочные потрошители уберегают сельскую молодежь от соблазнов Большого Города, откуда в свое время сбежали отцы-основатели деревни. Для того чтобы попасть во внешний мир, надо пройти через Лес - а это не под силу даже самым отважным.

Пролог очевидно роскошный. Ведь из описанного можно слепить все, что угодно, - притчу о механизмах социального контроля, волшебную сказку о тусклой пуританской утопии, да и просто адреналиновый шокер с внезапными истошными криками и хрусткими шагами, раздающимися в лесной тиши. Шьямалан любит и умеет все: и сказку, и урок, и старомодное тягучее волшебство, и рубящие удары наотмашь. Но главное - он играет честно и безо всякой халтуры. За каждым бутафорским кроликом, которого режиссер извлечет из своей мормонской шляпы, будьте уверены, последует новый, сработанный куда более правдоподобно. Тайн хватит до самого финала. Ведь за таинственным лесом, за дорогой из серого гравия, за высокой, поросшей плющом и диким виноградом стеной действительно живут те, о которых я не могу вам рассказать, - без того, чтобы не испортить все удовольствие от этого фильма.