Требуется экономическая доктрина

27 сентября 2004, 00:00

Редакционная статья

Когда президент Путин в прошлом году призывал к удвоению ВВП, он ссылался на свободную рыночную систему и предпринимателя как движущую силу этой системы. Сейчас на наших глазах происходит выворачивание этой идеи наизнанку: в центр хозяйства вновь пытаются поставить государство. Парадоксальным образом это происходит на фоне довольно быстрого экономического роста на протяжении последних пяти лет.

Политический слой, пытаясь ответить на призыв президента, фактически отвергает идею свободной экономики. Он не верит, что такая экономика способна быть эффективной, а значит, будет пытаться вернуть экономику, ориентированную на государство. По-видимому, это происходит на генетическом уровне: мировоззрение правящей элиты слишком глубоко укоренено в советском прошлом, оно не адекватно общественной и деловой среде, которая сложилась за последнее десятилетие.

Драма в том, что правящий слой не заметил -- он в это просто не мог поверить, -- что эффективное рыночное хозяйство уже начало складываться. И именно эта система показала невиданные в России за многие десятилетия темпы экономического роста. Однако все было списано на высокие цены на нефть. Подлый миф играет с нами злую шутку. Конечно, российское хозяйство сильно зависит от внешней сырьевой конъюнктуры. Это очевидно. Однако, как мы неоднократно пытались доказать, и нам уже стало казаться, что это очевидно всем, экономический рост все в меньшей степени зависит от внешней конъюнктуры. Хозяйство страны уходит от колониальной модели. Создаются и быстро развиваются компании, ориентированные на внутренний рынок. И именно они дают больший вклад в экономический рост. При этом деньги, заработанные на продаже сырья за границей, питают внутренний финансовый рынок. А значит, складывается здоровая свободная экономическая система, ориентированная на быстрое развитие. Та самая экономическая система, которая, как доказывает мировая история, является самой эффективной для достижения народного благосостояния. Та самая система, о которой многим странам, в том числе западным, приходится только мечтать.

Почему руководящий слой, а вместе с ним и страна, готовы отказаться от важнейшего достижения, выстраданного, вымученного в предшествующие годы, годы ужасного экономического спада, гиперинфляции, потери промышленного потенциала и обнищания?

У нас нет экономической доктрины, которую разделяли бы и власть, и общество. У нас нет здесь единства понимания, а значит, единства целей и средств.

Вполне доктринальными были действия первых экономических реформаторов -- Гайдара и Чубайса. Жесткая либерализация цен и рынков, а затем быстрая приватизация радикально изменили хозяйственную систему страны. Можно быть сторонниками этих деятелей или наоборот, критиковать их -- сегодня и даже несколько лет назад это уже не имело значения, дело было сделано, их дело. Однако идеология свободной рыночной экономики не восторжествовала. Возможно, это следствие чрезмерной жесткости реформ, возможно, есть другие причины.

В любом случае мы должны признать: после приватизации девяностых годов никаких фундаментальных идей, идей, которые могли бы быть оформлены в принятую всеми доктрину -- как государству развивать свободную рыночную систему, обсуждено и принято не было. Отсюда слабость так называемого либерального крыла правительства. В сущности, "либералы" и сами не верят в силу новой экономики. Если бы верили, не терзали бы всех пресловутым бюджетным профицитом, не прикрывались бы жалкими идейками вроде создания стабилизационного фонда или ускоренной выплаты внешнего долга.

У нас все еще сохраняются шансы получить в обозримой перспективе одну из самых динамичных, самых эффективных экономик мира. Однако, чтобы эти шансы были реализованы, нужны серьезные интеллектуальные и политические усилия. Необходимо создать и навязать правящему слою доктрину новой свободной российской экономики.