Таможенный дозор

Лилия Москаленко
27 сентября 2004, 00:00

Сегодня таможенное ведомство выполняет скорее фискальную, чем регулирующую функцию. Бизнес ждет от государства таможенной политики, направленной на поддержку внутреннего производителя

"Импорт растет" - сегодня эти слова можно услышать практически от каждого российского производителя потребительских товаров. Обороты иностранных компаний на российском потребрынке увеличиваются быстрее, чем у отечественных, в среднем на 5-7%. По мнению предпринимателей, одна из основных причин нашего отставания - некорректная таможенная политика.

В развитых странах таможенная политика - один из главных регуляторов рынка. Во-первых, она напрямую влияет на уровень издержек местных производителей (насколько это актуально для производителей российских, можно судить по такому показателю: до 80-90% сырья, комплектующих и оборудования им приходится ввозить из-за рубежа). Во-вторых, таможенные процедуры (сроки их проведения, требования к ввозимому товару и т. д.) влияют на логистику компаний - на то, смогут ли они вовремя запустить производство. Наконец, таможенная политика во всем мире регулирует приток иностранных конкурентов - производителей готовой продукции на внутренний рынок, стимулируя местного производителя.

В России же таможенное ведомство скорее выполняет фискальную, а не регулирующую функцию. Мы обратились к российским производителям с вопросами: что их не устраивает в таможенной политике сегодня? Какой она должна быть? "Сегодня цель ГТК - добиться максимальных отчислений в бюджет, - выразил общее мнение Эдуард Поляков, генеральный директор компании 'Полар', занимающейся производством электроники. - Но не надо забывать, что главная цель таможни - регулирование внутреннего рынка, создание максимально удобных условий для бизнеса, чтобы таможенные отчисления увеличивались за счет роста товаропотока через границу".

Характерно, что, несмотря на довольно большую (от 30 до 50%) долю, которую сегодня занимают пошлины в структуре себестоимости, игроки не предлагали кардинально снизить существующие тарифы. Куда важнее, по их мнению, изменить подходы в таможенной политике. "Нам не нужно тупое снижение тарифов, - говорит Валерий Остапец, президент Российского союза производителей соков, - нам нужно, чтобы государство выработало промышленную политику, которая во всех странах проявляется в первую очередь в таможенном регулировании".

Под одну гребенку

Первая и самая главная претензия отечественных производителей к таможенной политике России - недостаточная дифференциация пошлин на готовый продукт и на сырье. Как известно, пошлина на импортные товары (готовый продукт) сегодня рассчитывается по одному из двух параметров: по стоимости (адвалорная пошлина) или по весу товара (так называемая специфическая пошлина); последняя взимается тогда, когда у таможенников есть серьезные подозрения, что стоимость товара занижена.

По мнению производителей, при взимании адвалорной пошлины сегодня недостаточно разведены тарифы на сырье и готовую продукцию. Пошлина на готовый продукт составляет у нас в среднем около 20% от стоимости товара, а на сырье - 15%. По мнению специалистов, пятипроцентная разница не способна стимулировать внутреннее производство. "Разница между тарифами на сырье и готовый продукт не защищает отечественного производителя, поскольку она съедается издержками - зарплатами, налогами, затратами на энергоносители и так далее", - говорит Владимир Мельников, владелец швейной компании "Глория Джинс". В развитых странах разница тарифов на ввоз готового продукта и сырья составляет не менее 10-15% - это позволяет защитить местного потребителя. "Нам говорят, мол, у нас пошлина на готовый кофе десять процентов - как и на Западе. Но при этом почему-то забывается, что пошлины на кофейное сырье в Европе вообще нулевые, а у нас они - пять процентов", - говорит президент ассоциации "Росчайкофе" Рамаз Чантурия. Утвердив большую разницу между тарифами на сырье и готовый товар, государство может поддержать отечественное производство. Примером тому служит чайный рынок - единственный сегодня в России потребительский рынок, где выдерживается идеальная (и это признают сами производители) разница между тарифами. В 1998 году под давлением ассоциации "Росчайкофе", в которую входили самые крупные предприятия чайной и кофейной отрасли, правительство установило пошлины на импорт чая 20% и на импорт сырья - 5%. Большая разница между тарифами стимулировала развитие собственного производства - сегодня 70% чая производится внутри страны, здесь представлены все транснациональные компании.

В специфической (весовой) составляющей пошлины разделения на сырье и готовую продукцию вообще не существует - они облагаются по общему тарифу, поэтому даже повышение ввозных пошлин далеко не всегда выгодно нашим производителям. "В апреле этого года были увеличены тарифы на китайский импорт - якобы, чтобы защитить отечественных производителей от демпинговых азиатских цен. Для этого таможенным постам было запрещено оформлять китайский импорт стоимостью менее трех с половиной долларов за килограмм. Это затронуло не только готовую продукцию, но и сырье, в основном в России не производящееся, как, например, деним, из которого мы шьем свои джинсы, - говорит Владимир Мельников. - В результате пара китайских джинсов оценивается сегодня таможенниками в три с половиной доллара, и килограмм денима - тоже в три с половиной доллара. Но чтобы произвести здесь джинсы из него, нужно к ним прибавить минимум два с половиной-пять долларов - в виде зарплаты рабочим, налогов, оплаты энергоносителей. В результате наши джинсы стоят в полтора раза дороже китайских, и мы теряем рынок".

Вообще сегодня в отраслях, работающих преимущественно на привозном сырье - текстильной, мебельной, швейной, доля импорта растет почти додефолтовскими темпами - на 10-15% в год. "Мы не можем использовать скидки и распродажи в том объеме, как это делают наши иностранные конкуренты, из-за высокой себестоимости производства нашей одежды, которая шьется только из импортных тканей, - говорит Ольга Сафронова, начальник отдела стратегического маркетинга компании 'Первомайская заря', - из-за высоких пошлин на сырье нам приходится экономить на тканях. Чтобы удержать оборот, мы вынуждены поднимать цены, а это неизбежно ведет к падению спроса на нашу одежду".

Близка к критической ситуация в обувной отрасли (импорт превышает три четверти рынка). "Можно сказать, что российская обувная отрасль уже вступила в ВТО и де-факто работает с ввозными пошлинами в три процента, а не с объявленными как минимум пятнадцатипроцентными. Сегодня фактические таможенные платежи настолько малы, что наши иностранные конкуренты их не замечают", - говорит Сергей Донской, директор по маркетингу компании M-Shoes.

Недовольны таким положением дел и производители электроники: "Казалось бы, цена комплектующих должна быть увязана со стоимостью готовой продукции - снизили пошлину на готовый телевизор, значит надо снизить и на комплектующие, - говорит Эдуард Поляков. -. Но у нас не так. Например, сейчас таможня руководствуется неким 'рекомендательным письмом', по которому стоимость 21-дюймового кинескопа составляет 55 долларов, а ввезти готовый 21-дюймовый телевизор стоит 66 долларов. То есть стоимость готового телевизора в данном случае явно занижена, и производить телевизоры в стране, получается, не имеет смысла".

По мнению бизнесменов, если комплектующие везутся для переработки, их надо облагать низкой пошлиной, если же они везутся на продажу напрямую, то необходима высокая пошлина. "Зачем равнять всех под одну гребенку, объясняя это борьбой с недобросовестными импортерами? Проверить цели импорта комплектующих сейчас очень просто - серьезные производители работают легально и заинтересованы в прозрачности", - говорит Дмитрий Тиманов, генеральный директор компании "Сокол", производящей видеотехнику.

Нереальная экономика

Недовольны отечественные производители и еще одним аспектом таможенной политики - отсутствием подробной современной номенклатуры для импортируемых товаров. Номенклатура многих товаров представлена в ГТК всего двумя категориями - готовая продукция и сырье. Пользуясь этим, многие импортеры ввозят в Россию готовые товары по более низким пошлинам, рассчитанным для сырья. Например, импортеры дорогой одежды зачастую декларируют товар как ткань, то есть сырье для швейной промышленности.

Однако даже в отраслях, где номенклатура товаров прописана более или менее подробно (например, на соковом рынке или кофейном), тарифы не всегда корректны. "В идеале чем сложнее степень переработки импортируемого продукта, тем выше должен быть тариф на него. Но на самом деле тарифы, например, на более дешевый растворимый кофе сегодня такие же, как и на кофе сублимированный, хотя последний дороже в разы. Это очень устраивает иностранные компании, которые ввозят дорогой кофе по минимальным тарифам", - рассказывает г-н Чантурия. Сходный пример приводит Валерий Остапец: "Сегодня соки из импортного фруктового пюре стали популярнее, чем три года назад, когда утверждались тарифы, и потому сегодня на них следовало бы снизить тарифы. Например, на вишню с сахаром тариф сегодня почему-то снижен, а на простую вишню - повышен, хотя она гораздо чаще используется в производстве, чем сахарная".

Почти все российские производители отмечают, что таможне не хватает знаний о реальной экономике - очень многие сведения о товарах, которыми пользуется ГТК, сегодня устарели. "В ГТК есть собственный справочник цен, с которым таможенники сверяют цены, заявленные компанией-импортером. Но эти цены утверждались еще в середине девяностых годов, и многие ниже реальных, что, естественно, сегодня играет на руку иностранным производителям", - говорит г-н Чантурия. "Нередко европейские производители люксовых товаров, пользуясь недостаточной осведомленностью нашей таможни о стоимости товаров, ввозят свои продукты по тарифам, установленным для дешевого азиатского импорта", - подтверждает дизайнер Васса.

Не свое

Но самая большая проблема для наших производителей - это высокие пошлины на импорт оборудования и комплектующих. Сегодня в России тариф на импорт оборудования составляет примерно 5-10% и НДС на него - 18-20%. Тяжелее всего нашим производителям дается уплата НДС. По закону государство должно вернуть его предприятию в момент установки оборудования. Однако в действительности, как говорят представители бизнеса, бюрократическая машина пробуксовывает и НДС возвращается на предприятие в лучшем случае в течение года. "Получается, что российский производитель, уплачивая НДС на ввоз оборудования, как бы кредитует государство - какая может быть добавленная стоимость у оборудования, которое еще не начинало работать? Кредитуя государство, российский производитель надолго выводит значительные денежные средства из своего оборота, усложняя и затягивая процесс перевооружения", - поясняет Зеин Ахабаев, председатель совета директоров альянса "Русский текстиль".

"Мы понимаем, что государство сегодня не готово отменить НДС на импорт всех видов оборудования, - говорит Андрей Шнабель, заместитель генерального директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности, - хотя для ориентированной не на сырьевые, а на обрабатывающие, высокотехнологичные отрасли промышленной политики это было бы логично. Мы предлагаем сегодня отменить НДС только на ввоз базового оборудования для производства мебели - прессового оборудования, оборудования для шлифования и так далее. А на остальное оборудование отсрочить оплату НДС до момента ввода оборудования в эксплуатацию". Об этом же просят сегодня правительство производители обуви и текстиля.

При существующих пошлинах на оборудование - особенно учитывая стоимость импортной техники, исчисляемую несколькими миллионами долларов, - перевооружение для многих российских производителей недоступно. А конкурентоспособные потребительские товары сегодня можно сделать только на иностранных станках - высокопроизводительных, автоматизированных и точных. "Российское машиностроение сегодня не в силах удовлетворить потребности отечественных компаний в таком оборудовании, - говорит г-н Шнабель. - Например, российское оборудование для шлифования мебельных деталей может обрабатывать поверхность не более 13 метров. А древесная плита, из которой будут скроены детали для мебели, имеет площадь 15-20 метров. Кроме того, наше оборудование при шлифовке неизбежно дает брак - волну на поверхности".

"В России, к примеру, нет производства современных пресс-форм для телевизионных корпусов. Корейская же пресс-форма для телевизора с диагональю 21 дюйм стоит около 200 тысяч долларов. За ввоз такого оборудования в Россию я должен заплатить государству 80 тысяч долларов. За что? - задается вопросом глава 'Сокола' Дмитрий Тиманов. - Эти деньги лягут на себестоимость продукции. Понятно, если бы было кого защищать внутри страны, но нигде, кроме как за границей, купить такую пресс-форму нельзя".

Впрочем, сами же бизнесмены признают, что здесь необходимо строго учитывать: производится оборудование в России или нет и конкурентоспособно ли российское производство данного оборудования. "Устанавливая нулевую ставку на ввоз определенного оборудования, надо понимать, что его производить в России не будут. Если же какое-то производство оборудования начинает развиваться, то нужно начинать регулирование - менять пошлину", - считает руководитель M-Shoes Сергей Донской. По мнению российских производителей, без корректировки тарифов на импорт оборудования Россия в ближайшее время может потерять ряд отраслей, прежде всего отрасли легпрома, где самый устарелый парк оборудования.

Издержки отечественных производителей потребительских товаров увеличиваются и за счет тарифов на импорт комплектующих, стоимость которых сегодня составляет около 20% от стоимости продукта. "Например, петля для скрепления мебели обойдется иностранной компании в доллар. А для отечественного производителя, с учетом пошлин и транспортных расходов - уже в 1,25 доллара", - говорит г-н Шнабель. Российские же производители комплектующих, как правило, не готовы работать по-рыночному. По словам производителей потребительских товаров, даже если отечественные нефтехимические, текстильные и стекольные предприятия могут сделать по заказу нужную фурнитуру и комплектующие, они будут не в силах обеспечить стабильные поставки и необходимый сервис. "Российские производители фурнитуры говорят: заказывайте то, что вам нужно, и мы это сделаем. А мы говорим: покажите каталог, и мы выберем нужную модель. Но каталога у них нет - они боятся понести лишние издержки и хотят работать только по предоплате", - говорит г-н Шнабель.

PR-экспорт

Претензии к таможне, впрочем, есть не только у импортеров, но и у экспортеров. Возможно, поэтому несырьевые компании сегодня если и занимаются экспортом, то, скорее, в имиджевых целях и небольших масштабах. "Из-за высокой стоимости оборудования и комплектующих, с учетом наших дорогих кредитов, одни и те же технологии обходятся нам на 20-30 процентов дороже, чем европейским и даже украинским производителям, - говорит коммерческий директор компании 'Юнитекс' Алексей Вышкварко. - Поэтому наша продукция становится неконкурентоспособной по ценам".

Практически все экспортеры вынуждены буквально выбивать возврат НДС, часто прибегая к судебным процессам. "Мы сейчас ведем переговоры с немецким подразделением компании Metro Cash & Carry. Они сразу же, как получили прайс-лист от своего российского подразделения, вычли из цен НДС, - рассказывает Сергей Донской. - Это привычная для них процедура, и там вообще не могут понять, как может быть иначе. Нас же ожидают колоссальные бюрократические проволочки - наш логистический отдел продумывает схемы возврата, но уже ясно, что НДС мы либо вообще не вернем, либо вернем с очень большим опозданием, со сложностями, с судебными разбирательствами. А, например, в Китае НДС возвращается без вопросов, плюс еще некоторые налоги снимаются - экспортерам дается дополнительный бонус только за то, что они экспортируют".

Кроме того, потенциальные экспортеры особенно сложных товаров (бытовой техники и электроники, например) сталкиваются со старой проблемой: какой товар можно считать российским. "В России телевизор может считаться российским, только если 50 процентов деталей, из которых он собран, произведены в нашей стране, - говорит Дмитрий Тиманов. - А сегодня это невозможно - стоимость одного только кинескопа, которых в России не производят, составляет примерно половину стоимости телевизора. То есть наши телевизоры 'Сокол' получаются нероссийским товаром".

В мебельной компании "Юнитекс" нам привели еще один пример того, как таможенная политика влияет на возможности российских экспортеров. Речь идет о мебельной отрасли. Сегодня отечественные мебельщики покупают на внутреннем рынке основное сырье - ДСП - дороже, чем их иностранные конкуренты, и это - одна из причин неконкурентоспособности наших производителей мебели на мировом рынке. Некоторое время назад были введены высокие заградительные пошлины на импортную ДСП. Спрос на отечественную продукцию возрос, и производители ДСП откликнулись на это повышением цен. В результате заводская стоимость российской ДСП стала выше, чем, например, в Польше, хотя электроэнергия, сырье и рабочая сила - основные статьи расходов на производство - у нас дешевле. Рост стоимости ДСП привел к повышению цен на продукцию мебельной промышленности (в себестоимости, например, стола доля ДСП составляет 70%), и российская мебель стала неконкурентоспособной по цене на европейском рынке. Ситуацию можно было бы отрегулировать, снизив ввозные пошлины на ДСП: в Россию бы пошла импортная ДСП, и наши производители не смогли бы повышать цены. "Вроде бы эта мера вредна для российских производителей ДСП, однако она была бы полезна для промышленности более высокого передела. Но это уже очень тонкие вещи - нужна промышленная политика", - говорит Алексей Вышкварко.

Нелояльная защита

По мнению отечественных производителей, кроме собственно тарифной политики в изменении нуждается стиль работы таможенного ведомства: сегодня деятельность таможни забюрократизированна и зачастую непрозрачна. Как говорят бизнесмены, главным барьером на таможне является сама таможня - наши таможенники за редким исключением смотрят на любую компанию, занимающуюся внешнеэкономической деятельностью, как "гаишники на водителя". "У таможенников есть четко и правильно сформулированная задача - 'защита экономических интересов страны', но почему-то под 'защитой' понимается лишь сбор налоговых пошлин и борьба с контрабандой, при этом забывается, что, поддерживая отечественного производителя, они в не меньшей степени защищают экономику России. У наших таможенников напрочь отсутствует лояльность к российскому производителю", - говорят в обувной компании "Ральф".

По словам отечественных производителей, иногда сложно просчитать сроки оформления грузов - процедура может растянуться на несколько дней. "Мы никогда точно не знаем, сколько времени займет растаможка - три часа или десять дней, - говорит г-жа Сафронова из 'Первомайской зари', - из-за этого страдает наша логистика. А для нас очень важны сроки - мы не можем представить сезонные коллекции хотя бы на несколько дней позже иностранных конкурентов".

Многие отечественные компании страдают от так называемого нетарифного регулирования - согласования ввоза товара с другими ведомствами, получения лицензий и проч. Прежде всего это касается производителей лекарств и косметики. Как рассказал "Эксперту" представитель крупной российской косметической компании, пожелавший остаться неназванным, чтобы согласовать ввоз сырья (косметических текстур), требуется ждать соответствующей лицензии от Минздрава в течение трех месяцев, и за это время сырье становится непригодным для производства. "Особенно сложно, - рассказал наш собеседник, - перевозить жидкие текстуры, которые на границе проверяют на содержание спирта. Если он там обнаружен, то это целый скандал: компании требуются лицензии из различных ведомств - в том числе из пожарной инспекции, Минздрава и прочих, получить которые в сжатые сроки невозможно. Поэтому сегодня наша компания вообще перестала ввозить жидкие текстуры и импортирует только масла".

Было бы, пожалуй, не совсем справедливо обвинять во всем только одну сторону. Специалисты называют еще одну проблему таможенного регулирования - у бизнеса нет диалога с таможней. Только у продавцов и производителей бытовой техники - пожалуй, наиболее развитого сегмента российского потребительского рынка - есть реально работающая структура - Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК), которая довольно успешно ведет диалог с Федеральной таможенной службой, - ей удалось составить "белый" список импортеров, с которыми согласились работать таможенники. В остальных же отраслях действия профессиональных ассоциаций пока мало эффективны.

А значит, без выработанной на государственном уровне промышленной политики таможенного регулирования бизнесменам и таможенникам сегодня не обойтись.

В подготовке статьи принимал участие Максим Борисов

Национальные интересы

Во всем мире тарифы устанавливаются прежде всего исходя из национальных интересов государства. Например, в Европе наибольшей господдержкой пользуются отрасли, связанные с производством продуктов питания. Из-за высоких тарифов и жесткой сертификации попасть на пищевые рынки европейских стран иностранным производителям практически невозможно. По словам очевидцев, перевезти из Францию в Швейцарию больше килограмма продуктов на человека (швейцарцы ездят вечерами на своих машинах в соседнее государство за продуктами, потому что магазины там закрываются позже) не удастся: таможенники тут же выбросят лишнее в мусорное ведро и заставят уплатить штраф. В азиатских странах под патронажем государства находится автомобилестроение: тарифная политика привела к тому, что сегодня в Южной Корее, Японии почти нет иномарок.

В развитых государствах проблема импорта оборудования давно решена: так, например, в странах европейского содружества установлены нулевые пошлины на ввоз оборудования (несмотря на то что некоторые из них, например Германия и Италия, производят оборудование сами). "Во всем мире очевидна прямая зависимость между размерами тарифов на оборудование и состоянием отрасли. Например, когда развитие швейной отрасли стало приоритетом в Италии и Испании, там были установлены нулевые пошлины и НДС на импорт мощностей. А в России сегодня нет даже льгот на импорт оборудования, которое не производится внутри страны", - говорит дизайнер Васса.

В большинстве западных стран сегодня установлены нулевые пошлины и на комплектующие - чтобы максимально снизить издержки для собственных производителей.