Знания на вырост

Юрий Аммосов
8 ноября 2004, 00:00

В Европе так и не успели разобраться в сути венчурного бизнеса за короткий доткомовский период

Кэтрин Кэмпбелл, бывший репортер Financial Times, написала книгу, которую никак не назовешь непредвзятой. Примерно в середине книги она и сама в этом сознается: "Я в своих статьях целиком нахожусь на стороне предпринимателей". С этой бы фразы книгу и начать.

Венчурные капиталисты, в изложении Кэмпбелл, - это средоточие всех пороков, прежде всего жадности и эгоизма. Декларации автора, что не все-де венчурные капиталисты плохи, опровергаются ее же многочисленными примерами и еще более многочисленными проговорками. На вопрос, кто виновен в кризисе доткомов, у Кэтрин Кэмпбелл есть однозначный ответ. Конечно же, венчурные капиталисты. И с ними доткомовские "мальчики из трастовых фондов" (богатые наследники) и светские красотки - они-то, по Кэмпбелл, и составляли костяк дотком-индустрии Европы в 1999-2000 годах. Кто мешает создавать целеустремленным честным предпринимателям замечательные компании? Опять же венчурные капиталисты. Редкие похвалы венчурным капиталистам у Кэмпбелл абстрактны, зато претензии к ним конкретны: они требуют слишком большого вознаграждения, они ленятся искать хорошие сделки, они выгоняют основателей, они отнимают акции у ангел-инвесторов... и так далее, до бесконечности.

Первое англоязычное издание книги вышло в 2003 году, но готовилась она, судя по ряду примет в тексте, еще в 2002-м. И на авторском календаре, похоже, год тот же. А потому стремительный, но запоздалый европейский взлет венчура и столь же стремительное его падение преподносится Кэмпбелл как извечная данность венчурного мира. Отсюда и горькая обида на венчурных капиталистов, отнявших мечту, и ощущение, что жизнь тяжела и нелегка. В 2002 году это было верно; в 2004 году все уже не так.

Авторское время обусловило и расстановку акцентов, и выбор приоритетов. Так, в практикуме для предпринимателя Кэмпбелл в основном сосредоточивается на договорных аспектах взаимоотношений предпринимателя и капиталиста. Из книги вы узнаете, что значат те или иные типичные для венчурного инвестора условия (этот раздел книги - добросовестный реферат справочника по венчурным протоколам условий), узнаете, как вести себя предпринимателю при понижающем раунде. О том же, как венчурный капиталист может помогать компании расти в нормальных условиях, в книге не сказано ни слова.

По правде говоря, книга Кэмпбелл - это затейливое сочетание авторских наблюдений над венчурным процессом и размышлений по его поводу со сборником практических советов предпринимателю. Венчурный бизнес Кэмпбелл несколько лет изучала как репортер газеты, а затем, уже после кризиса и падения NASDAQ, она ушла в бизнес прямых инвестиций. Книга ценна в первую очередь тем, что в ней обобщен европейский опыт (венчурный бизнес в Силиконовой долине описывался многократно - от Майкла Льюиса и По Бронсона до Тони Перкинса и Энди Кесслера). К Америке у Кэмпбелл отношение двойственное: она, с одной стороны, отдает должное лидерам венчурной индустрии, с другой - не может скрыть злорадства, когда описывает закрытие европейских офисов фондов из Силиконовой долины, которые собирались учить европейцев, как делать бизнес.

Впрочем, венчурную Европу Кэмпбелл критикует куда более сурово. Главную проблему она обозначает точно: в венчурном буме конца 90-х доминировали банкиры из лондонского Сити, а не специалисты по созданию высокотехнологических компаний. Жажда стремительного заработка, нетерпимость к риску и непонимание того, как, собственно, работает технологическая компания, - вот отличительные черты новичка-финансиста в венчурном бизнесе, все они были отчетливо видны во время бурного развития доткомов и во время их кризиса.

Абсолютно верно и аргументированно Кэмпбелл указывает на слабые места европейского корпоративного права и - в целом - на негативное отношение в Евросоюзе к предпринимательству. Тот, кто хочет понять, чем отличается работа компании в США от работы в Британии и в континентальной Европе, найдет у Кэмпбелл много информации. Например, узнает, что в Европе, если у компании нет прибыли, она не имеет права выкупать свои акции у венчурных капиталистов, а на США это правило не распространяется.

В наблюдениях Кэмпбелл за венчурным стилем представителей разных стран русские читатели местами увидят родное: в Британии технологии считаются "дурацкими игрушками", французы ценят инновацию просто ради красоты решения, а немцы абсолютизируют научный авторитет. Нам в России все эти три подхода не чужды - а значит, будут полезны и их уроки.

Европейский опыт, как совершенно справедливо пишет Кэмпбелл, зациклен вокруг "дилмейкерства", "искусства сделок". Точно так же - вокруг дилмейкерства вертится и книга Кэмпбелл. Работать во время бума и кризиса было некогда: все привлекали инвестиции, готовили IPO и продавали компании. Но актуально ли это для российских предпринимателей, если у нас венчурных сделок по всем правилам в год заключается в лучшем случае десяток-другой? Как минимум - эти знания нам сильно на вырост; как максимум - в описанном виде ситуация не повторится и на следующем витке венчурного бума. Будет ли польза от книги Кэмпбелл, коль скоро она так крепко укоренена в прошлом? Может, это и не лучшая книга из тех, что написаны в мире о венчурном бизнесе. Но из книг на русском языке - одна из лучших, потому что слишком мало литературы хоть мало-мальски приемлемого качества. А коль так, то пусть она будет пособием. Для начинающих - сойдет. А в области венчурного бизнеса мы в России пока все - начинающие.