"Валдайский" прецедент

Максим Рубченко
8 ноября 2004, 00:00

Определение Конституционного суда N169-О было направлено против конкретной налоговой схемы, но обещало превратиться в оружие массового поражения российских предприятий. Теперь угроза миновала

Миллионы российских предпринимателей теперь могут вздохнуть спокойно. В конце октября в российской судебной практике создан важнейший прецедент: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа принял решение, идущее вразрез со скандально известным определением Конституционного суда N169-О от 8 апреля 2004 года. Вопреки мнению КС, арбитраж постановил, что любое предприятие имеет право на налоговый вычет по НДС, даже если у него есть непогашенные долги по кредитам.

Эта история началась в апреле нынешнего года, когда налоговая инспекция Новгородской области провела проверку компании "Родники Валдая", основной бизнес которой - добыча и розлив минеральной воды. Никаких нарушений мытари не нашли, и все могло закончиться вполне благополучно. Но вмешался случай - как раз в разгар налоговой проверки появилось то самое определение Конституционного суда N169-О.

Здесь стоит сделать небольшое разъяснение для читателей, не посвященных в тонкости исчисления налогов. Схема исчисления НДС довольно сложна. Предприятие реализует свою продукцию с НДС (сегодня это 18%), который включается в стоимость товара (на бухгалтерском жаргоне - "выходной" НДС). Но оно приобретает сырье, материалы, оборудование, в стоимость которых тоже включен НДС ("входной" НДС). Перечислению в бюджет подлежит разница между "входным" и "выходным" НДС, что вполне логично: раз это налог только на добавленную, а не на всю стоимость продукции, то стоимость сырья и материалов, которые предприятие не создает само, налогообложению не подлежит. Уменьшение налога, подлежащего уплате в бюджет, на сумму "входного" НДС называется налоговым вычетом, и право на него установлено в ст. 171-172 Налогового кодекса.

Определение КС N169-О внесло в порядок исчисления НДС существенную поправку: согласно этому документу, получить право на налоговый вычет предприятие может лишь в том случае, если расплачивается со своими поставщиками деньгами, вырученными за реализацию продукции или от продажи имущества. Из этого следует, что, если сырье или оборудование куплены за деньги, взятые взаймы (например, в виде кредита), то уменьшать платеж по НДС на сумму "входного" налога уже нельзя. "Родники Валдая" имели несчастье расплачиваться со своими поставщиками средствами кредита. А потому новгородские мытари сочли, что компания неправомерно занизила бюджетные платежи на сумму "входного" НДС, что составляло почти 6 млн рублей. "Поскольку уплата указанной суммы налога при расчетах с поставщиками произведена заемными денежными средствами, указанная сумма налога может быть предъявлена налогоплательщиком к возмещению только после завершения расчетов с заимодавцем", - гласит акт налоговой проверки.

Просто неправильное решение

Говорят, что любая сложная проблема всегда имеет как минимум одно очевидное, простое, но неправильное решение. Проблема, которую пытался решить своим определением КС, порождается действующим законодательством, которое в нынешнем своем виде позволяет вполне законно снижать уплату НДС в бюджет. Схема проста. Компания А поставляет продукцию компании Б по декларируемой цене чуть выше себестоимости. При этом размеры "входного" и "выходного" НДС оказываются примерно одинаковыми, следовательно, перечисления НДС в бюджет близки к нулю. А разница между объявленной и реальной стоимостью продукции перечисляется покупателем продавцу в виде возобновляемого кредита.

Юридически отличить эту схему от добросовестного кредитования чрезвычайно сложно, поэтому налоговики и КС не стали и пытаться этого делать. Решили поступить проще: объявить всех предпринимателей, которые берут кредиты, потенциальными махинаторами и запретить им делать вычеты по НДС. "Родники Валдая" стали одной из первых жертв такого подхода.

Однако простые решения мытарей и КС обернулись большими трудностями для предприятий - они поставили под угрозу либо легитимность, либо эффективность практически любого бизнеса в России, так как использование кредита для формирования оборотных средств - обычная для наших предпринимателей практика. И не только для наших.

После апрельского решения КС возникла реальная опасность, что если налоговые органы и суды будут и дальше действовать в том же духе, то предприятиям, взявшим кредит, фактически придется платить НДС дважды: во-первых, поставщикам - при покупке сырья, материалов, оборудования, во-вторых - в бюджет. Такого удара по оборотным средствам многие компании могли просто не выдержать. Мало того, логика мытарей и КС вполне могла распространиться, например, и на авансы, которые по сути тоже можно считать заемными средствами. Тогда в число пострадавших попали бы едва ли не все предприятия России.

Кроме того, многие предприниматели увидели в этих решениях КС и действиях налоговых органов намеренную зацепку, которой смогут воспользоваться не вполне добросовестные претенденты на их собственность. А потому октябрьский прецедент с "валдайцами" имеет чрезвычайное значение.

Произошла удивительная вещь - Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе судей И. Д. Абакумовой, Н. Н. Малышевой под председательством В. В. Дмитриева, рассмотрев 19 октября 2004 года кассационную жалобу Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N4 по Новгородской области, установил, что "Родники Валдая" действовали в полном соответствии с приведенными нормами Налогового кодекса Российской Федерации, а доводы налоговой инспекции об отсутствии у компании права на вычет НДС признал необоснованными. В отношении же злополучного определения КС N169-0 судьи заявили, что оно касается только недобросовестных налогоплательщиков. А если предприятие действительно занимается бизнесом, то есть выпускает и реализует продукцию, то мытарям не стоит без необходимости осложнять ему жизнь. Позиция вполне здравая, и хочется надеяться, что ее впредь будут придерживаться все российские суды.

Выдержки из постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по делу NА44-2670/04-С13 от 25 октября 2004 года

В соответствии со статьей 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги. Таким образом, денежные средства, полученные налогоплательщиком по договорам займа и зачисленные займодавцами по его указанию на счета поставщиков (продавцов), в соответствии с приведенной нормой гражданского законодательства являются его собственностью.

Нормами главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации право налогоплательщика на возмещение НДС не связывается с погашением займов, за счет которых налогоплательщик оплатил поставщикам товары вместе с НДС.

Следовательно, у налогового органа не имелось оснований для отказа в признании законности осуществления компанией "Родники Валдая" налоговых вычетов.

По мнению суда, правовая позиция, изложенная Конституционным судом Российской Федерации в определениях от 08.04.2004 г. N168-О и N169-О, касается в первую очередь тех недобросовестных налогоплательщиков, которые "с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создают схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств", что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков.

При рассмотрении данного дела налоговой инспекции не представлены и в материалах дела отсутствуют сведения о том, что компания "Родники Валдая" является недобросовестным налогоплательщиком. Так, налоговый орган не оспаривает факта осуществления компанией производственной деятельности, получения ей прибыли от этой деятельности, а не за счет возмещения НДС из федерального бюджета. У налоговой инспекции отсутствуют какие-либо доказательства причастности компании к созданию противоправных схем, связанных с заключением фиктивных сделок и расчетами в рамках этих сделок, а также ее причастности к деятельности поставщиков (продавцов), которые не отчитываются перед налоговыми органами, отсутствуют по юридическому адресу и находятся в розыске.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция считает правомерными требования налогоплательщика о признании недействительным решения налоговой инспекции.