Мужи совета

На улице Правды
Москва, 08.11.2004
«Эксперт» №42 (442)

Пропасть, разверзающаяся между властью и оппозицией, приводит, наряду с прочим, к запредельной примитивизации неприятельского образа. Вникать в логику оппонента, пытаться вычленить из его (в самом деле весьма сумбурных и противоречивых) действий какой-то смысл считается делом не только излишним, но даже и негодным. Взявшись за это, дойдешь до tout comprendre - tout pardonner (все понять - значит, все простить (фр.)), а прощать никак нельзя. Отсюда и несколько упрощенный диалог: "У власти крыша поехала, в Кремле новый поставщик травы, хотят всю нефтянку попилить". - "У либералов туда же поехала, у них новый поставщик бабла, хотят все американские гранты попилить". При таком качестве взаимодействия нет и речи не то что о какой-то форме партнерства - давно уж проехали, - но даже и о предвидении возможных следующих ходов оппонента. "Туман войны" абсолютный.

Жертвой тумана - который действительно как молоко - стал, в частности, и замысел Кремля насчет общественной палаты, не удостоенный даже и внятной критики. Возможно, потому, что учреждение палаты не вписывается ни в один из трафаретов. Ведь в рамках чистого юридизма замысел с палатой вступает в сильное противоречие с властным же замыслом насчет пропорциональной избирательной системы. Если общественной палате предполагается придать контрольные функции, это значит, что уже существующая нижняя палата Федерального собрания, то есть Дума, с этими функциями не справляется или же их лишена - при том, что это первичные функции всякого парламента. Но если Дума столь дисфункциональна, то не имеет никакого значения, как ее комплектовать - хоть по нынешней смешанной системе, хоть по новой пропорциональной, хоть по методу магнитного резонанса. В (квази)конституционных рамках единственный аналог предлагаемой конструкции - это сочиненная по указанию гражданина Первого консула Конституция VIII года Республики (1800 г.), учреждавшая две палаты: Трибунат, члены которого обсуждали законопроекты, но не имели права голосовать, и Законодательный Корпус, члены которого голосовали, но не имели права обсуждать. Последнее учреждение у нас уже есть в образе Думы, которая хоть и имеет право обсуждать, но добровольно от него отказалась, - теперь заведем Трибунат и пообсуждаем.

В качестве обманки, призванной как-то компенсировать новации насчет губернаторов, затея тоже не тянет. В глазах западнической оппозиции размен губернаторской четыреххвостки на совещательный орган с невнятными полномочиями абсолютно неэквивалентен. Более широкие слои трудящихся и к действующей-то Конституции не успели привыкнуть и проникнуться ее смыслом - тем более трудно ожидать, что новые надстройки и нагромождения исполнят роль чаемой обманки.

В качестве рабочей гипотезы можно выдвинуть то неожиданное допущение, что власть и не хотела никого обманывать, а всего лишь (видя, что законодательная власть - то ли в результате усилий самого Кремля, то ли по каким иным причинам - обращается в нечто странное) пожелала иметь хоть какое-то представительство от з

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (442) 8 ноября 2004
    Выборы президента Украины
    Содержание:
    Войны не будет

    Первый тур выборов на Украине показал, что противоборствующие группы национальной элиты не готовы к силовому решению вопроса о власти

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама