Несовершеннолетний жених и порочная невеста

Совсем не очевидно, что российские инвестиции в Африку - это хорошо. Ведь это прямой вывоз капитала. А вывоз капитала с целью разработки африканских месторождений странен, ведь у нас вроде как и своих хватает.

Манит же нас Африка дешевизной проектов. Но, попав туда, придется мириться с нестабильной политической обстановкой, отсутствием или неработоспособностью финансовой системы, засильем неадекватных племенных князьков, угрозой гражданских войн, вооруженных мятежей, революций, голодных бунтов, национализации, экспроприации и т. д. и т. п. В сравнении с этим набором даже период дикого накопления капитала в России в 1990-1993 годах покажется милой и дружелюбной игрой с предсказуемым результатом. Если бы все эти риски были лишь пустой болтовней, транснациональный капитал западного происхождения уже давно обжил бы африканские пустоши. Однако, кроме ЮАР, ни одна другая страна не может похвастаться серьезным присутствием крупного западного капитала на своей земле. Впрочем, российские бизнесмены умеют работать в условиях высоких политических рисков, в каком-то смысле это их конкурентное преимущество. Скажем, опыт взаимодействия с российскими губернаторами может помочь в налаживании долгосрочных контактов с африканскими царьками. Но даже в чисто человеческом плане россиянам в Африке, прямо скажем, неуютно. Нам как-то довелось услышать рассказ о буднях среднего российского предпринимателя - владельца небольшой золотодобывающей компании в верховьях Нигера. Одна местная работница намывает там пол-унции в день, таких у него не одна сотня, и даже с поправкой на плату местному черному управляющему и местным скупщикам-мафиози в год у него остается немало. Тем более что золото все время дорожает. Но бизнес его не радует - в тени огромного ранчо ему абсолютно нечего делать. Оперативно управлять бизнесом невозможно - этим могут заниматься только свои, черные; погонять по пустыне на джипе тоже проблематично - повсюду торчат твердые как камень термитники, если случайно наедешь - останешься без подвески. Даже простые радости с местными проститутками недоступны - все представительницы древнейшей профессии как одна больны СПИДом. А если вспомнить еще об отвратительном климате, плохой воде...

Большинство инвестиционных африканских проектов связаны с добычей и первичной переработкой сырья. Но кавалерийский наскок на кладовые Африки со стороны презревших бытовые трудности российских бизнесменов невозможен. До сих пор добыча сырья выстраивалась в России в вертикально интегрированные схемы, связанные с конечной продажей стали и цветных металлов. Эта интеграция - основа высочайшей конкурентоспособности наших металлургов на мировом рынке по цене производимого металла. Нам не раз приходилось слышать сетования наших бизнесменов на то, что геологи не могут найти хорошее новое месторождение той или иной руды. Но вряд ли дело здесь в геологах - у нас в России фактически нет горнодобывающего бизнеса, который в состоянии сам освоить новые крупные месторождения полезных ископаемых. Создавать такой бизнес сразу же в Африке - сверхрискованная дикость.

Конечно, есть и исключения. Единственная компания в России, которая делает бизнес на разработке крупных месторождений полезных ископаемых, - "Алроса". Ее опыт уникален, поэтому ее появление с инвестициями в Африке, Южной Америке, да хоть в Антарктиде, вполне закономерно. Есть еще опыт нескольких компаний, ведущих разработку небольших новых месторождений золота. Особенность таких проектов - относительно невысокие капитальные затраты и хорошие сроки окупаемости (цена золота сейчас высока). Наконец, вполне логичным выглядят и инвестиции в разработку в Африке тех полезных ископаемых, которые либо у нас отсутствуют, либо их запасы малы. Например, у нас мало бокситов, поэтому скупка в Африке бокситовых месторождений, рудников и глиноземных комбинатов "Русским алюминием" и СУАЛом - тоже вполне оправданная стратегия.

Все прочие инвестиции в основные фонды африканских стран пока выглядят преждевременными, рискованными и экономически неоправданными. Может, Африка - это и невеста на выданье, только наш капитал к свадьбе еще не готов. Если она и должна стать основой глобализации российского бизнеса и альтернативной ресурсной базой, то не сейчас, а лишь по мере взросления "жениха" и избавлению "невесты" от присущих ей пороков.