Кандидаты в назначенцы

Результаты состоявшихся в 2003-2004 годах выборов убедительно подтвердили наш прогноз двухлетней давности. Достижения в формировании инвестиционного климата определяют шансы на успех у электората

Четырехгодичная дискуссия о порядке формирования региональных органов исполнительной власти и о статусе первых лиц субъектов федерации, похоже, близится к логическому завершению. Нет никаких оснований считать, что принятый в первом чтении президентский законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон 'Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации'", фактически предусматривающий назначение высших должностных лиц регионов, будет отклонен Госдумой. Итак, президент решил разрубить сотканный из противоречий гордиев узел российской демократии на региональном уровне и взять на себя всю ответственность за результаты развития регионов.

При "новом порядке" логично предположить, что значительную часть кандидатов в назначенцы скорее всего составят действующие выборные главы исполнительной власти субъектов федерации. Конечно, окончательное решение по отбору кандидатов остается за президентом, но в любом случае ему придется опираться и на объективные критерии оценки их деятельности. Результаты проверки сделанных два года назад прогнозов касательно судьбы региональных лидеров позволяют говорить о том, что рейтинг инвестиционной привлекательности регионов может быть использован в качестве одного из объективных инструментов интегральной оценки эффективности деятельности этих лидеров и вероятности их успешности на своих постах в дальнейшем.

Критерии успешного руководства

В предыдущих публикациях инвестиционного рейтинга было доказано, что одним из важных индикаторов успешного руководства территорией является повышение ее инвестиционной привлекательности и создание благоприятного предпринимательского и инвестиционного климата, притягивающего финансы. В рейтинге, опубликованном в 2001 году, была установлена связь между инвестиционным климатом и электоральными результатами региональных лидеров. В 2002 году результаты анализа многолетней динамики региональных выборов, сопоставленные с семилетним рядом оценки изменения инвестиционного климата, позволили сделать предположение о возможности использования инвестиционного рейтинга регионов России как инструмента прогнозирования последующих результатов выборов глав регионов.

Сегодня можно утверждать: сделанный прогноз в основном оправдался, хотя существенные коррективы внесли форс-мажорные обстоятельства, выбившие целый ряд кандидатов из списка. В 2002-2004 годах погибли губернаторы Красноярского края (А. Лебедь), Магаданской (В. Цветков) и Сахалинской (И. Фархутдинов) областей, умер губернатор Астраханской области (А. Гужвин), назначены на различные должности в федеральных структурах губернаторы Санкт-Петербурга (В. Яковлев), Пермской (Ю. Трутнев) и Ульяновской (В. Шаманов) областей. Не стоит забывать и о том, что еще не все выборы участников прогноза состоялись на момент подготовки данной публикации.

Результаты прошедших в 2003-2004 годах выборов продемонстрировали почти полное статистическое совпадение результатов с прогнозной вероятностью переизбрания в четырех из выделенных шести групп региональных лидеров (см. таблицу 9). В крайних группах результат оказался даже более акцентированным, чем прогноз. Из четырех глав регионов в группе с вероятностью переизбрания 75% были переизбраны все. В противоположной группе с наиболее низкой вероятностью переизбрания - 33% - реальный уровень переизбрания составил 30%.

На первый взгляд прогноз не оправдался для средних двух групп, в которых реальный уровень переизбрания оказался значительно выше прогнозного. Однако два года назад мы намекали на то, что у глав есть еще время, чтобы улучшить инвестиционный климат и, соответственно, повысить свои шансы на переизбрание. Оказалось, что именно в регионах средних групп за последние два года произошло существенное улучшение инвестиционного климата, прежде всего снижение риска. В группе с вероятностью переизбрания "один к двум" ранг инвестиционного риска снизился в шести регионах из восьми, а в группе с вероятностью "два к пяти" это снижение отмечено в пяти регионах из семи. Вот почему в рассматриваемых группах рост избираемости против первоначально прогнозируемого является совершенно закономерным. Исходя из тенденций последних двух лет новый прогнозный уровень избираемости составляет в первой из рассматриваемых средних групп 75%, а реальный уровень переизбрания - 93%. Что касается второй группы, то здесь цифры уточненного прогноза (71%) и реальной избираемости (75%) практически совпадают.

Таким образом, динамика инвестиционного риска, а также его величина в решающей степени определяют политические перспективы глав регионов.

От перспективных к проблемным

Наилучшими региональными руководителями по критерию среднего ранга интегрального инвестиционного риска за период руководства являются: Ю. Лужков (Москва), Е. Савченко (Белгородская область), новгородский губернатор М. Прусак и президент Татарстана М. Шаймиев (см. таблицу 10). Кроме названной четверки еще восемь глав регионов из лучших двадцати пришли к руководству до 1995 года, то есть до присвоения первого рейтинга инвестиционной привлекательности. Среди них президент Башкортостана М. Рахимов, губернаторы Орловской и Ярославской областей Е. Строев и А. Лисицын, а также некоторые другие. Лучшие среди "новичков" - губернаторы Нижегородской области Г. Ходырев и Московской области Б. Громов - занимают пятое и шестое места.

Пятеро из губернаторов, стабильно лидирующих по рангу инвестиционного риска, одновременно отличились и по результатам снижения риска за годы своего руководства. Это Е. Строев, В. Позгалев (Вологодская область), В. Чуб (Ростовская область), А. Артамонов (Калужская область) и Б. Громов (см. таблицу 11).

Однако лидерами по темпам снижения ранга риска являются губернаторы Р. Абрамович (Чукотский автономный округ), А. Чернышев (Оренбургская область) и президент Мордовии Н. Меркушкин.

Важность параметров уровня и динамики ранга интегрального инвестиционного риска позволила использовать их для определения результативности и вероятного политического будущего региональных лидеров. На графике представлены координаты каждого из 73 действующих более двух календарных лет глав субъектов федерации.

Наилучшую, "перспективную" (I) категорию из 27 лидеров возглавляют губернаторы Ярославской, Новгородской и Белгородской, а замыкают - главы Воронежской (В. Кулаков) и Костромской (В. Шершунов) областей. В следующую категорию (IIA - "претендующие") входят 13 глав, имевших средние места по риску за последние два года (с 30-го по 60-е), но добившиеся за это время положительной динамики (снижения ранга риска). Лучшие среди них - Х. Совмен (Республика Адыгея) и В. Бочкарев (Пензенская область). Напротив, увеличением ранга риска (категория IIB -"малоперспективные") была отмечена в последние два года деятельность 12 глав регионов.

В Свердловской и Омской областях деятельность губернаторов - Э. Росселя и Л. Полежаева - не привела к изменению ранга риска за рассматриваемый период, поэтому они находятся между двумя названными категориями. Главы еще четырех регионов находятся в промежуточной ситуации - самым неопределенным является положение губернатора Тульской области В. Стародубцева.

Восемь глав регионов с наиболее высоким инвестиционным риском и снижением его ранга были отнесены к категории IIIA - "подающие надежды". Абсолютно лучших результатов по динамике среди всех глав добились входящие в эту группу Р. Абрамович и губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Е. Неелов. Наконец, 11 глав с высоким рангом риска и его ростом за последние годы составляют категорию IIIB - "наиболее проблемные".

К последним двум категориям относятся главы 8 из 11 автономий, что косвенно подтверждает целесообразность предполагаемого объединения регионов начиная с ликвидации ряда автономных округов как самостоятельных субъектов федерации. Грядущее объединение регионов позволит сократить число регионов за счет возглавляемых "аутсайдерами". С 1 января 2005 года перестанет существовать как субъект федерации Коми-Пермяцкий автономный округ, в стадии рассмотрения и вопрос об объединении с 2007 года Эвенкийского и Таймырского автономных округов с Красноярским краем.