Прощай, "Россия"!

Юлия Попова
6 декабря 2004, 00:00

Московские власти намереваются снести гостиницу "Россия". Что будет на ее месте, пока непонятно: конкурс девелоперов-инвесторов перепутали с архитектурным конкурсом. В результате победил самый плохой проект

На прошлой неделе стали известны результаты конкурса по выбору девелопера-инвестора для строительства нового многофункционального комплекса зданий на месте гостиницы "Россия". Победила компания "СТ Девелопмент", оценившая свой проект в 800 млн долларов, то есть в сумму меньшую, чем ее конкуренты - австрийская Bauholding Strabad AG (2 млрд долларов) и компания "Монаб" (1,45 млрд). С архитектурной точки зрения проект, предложенный "СТ Девелопмент", не выдерживает никакой критики, являя собой образец невнятности. Но главная беда заключается в том, что непостижимым образом конкурс девелоперов-инвесторов подменил собой конкурс архитектурных проектов.

Сундук под снос

О том, что гостинице "Россия" осталось жить недолго, можно было догадаться уже в тот момент, когда начали ломать "Интурист" на Тверской. Когда сносили "Москву", в этом уже не оставалось сомнений. Претензии московского правительства, инициировавшего сносы, ко всем трем советским гостиницам одинаковы: они не соответствуют современным стандартам. Общественность же расставалась с гостиницами по-разному: исчезновение "Интуриста" едва заметили, "Москву" всенародно оплакивали как памятник архитектуры тридцатых и декорации к фильму "Цирк". "Россию", даром что в ее интерьерах отплясывали Мимино-Кикабидзе и "профессор Хачикян"-Мрктчян, оплакивать явно никто не собирается. Произведение Дмитрия Чечулина, выстроенное в 1967 году, ни у кого теплых чувств не вызывает.

И вот в августе нынешнего года правительство Москвы издало постановление "О порядке и условиях проведения конкурса по выбору девелопера-инвестора по реализации инвестиционного проекта строительства нового многофункционального комплекса зданий на месте зданий гостиницы 'Россия'" (N578-ПП). В ноябре случился тендер, который и выиграла компания "СТ Девелопмент", представившая самый дешевый проект застройки участка предназначенной к сносу гостиницы.

Инвестор-победитель предлагает реконструировать в Зарядье несколько старых, исчезнувших в шестидесятые, улиц, выстроить заново погибшую церковь Николы Мокрого. На старых-новых улицах должен расположиться многофункциональный комплекс площадью около 400 тыс. кв. м, в котором разместятся около 2 тыс. гостиничных номеров площадью от 75 до 95 кв. м. Со стороны реки, согласно проекту, появятся концертный зал и площадь. Весь транспорт спрячется под землю. Внешне же комплекс будет напоминать один из сравнительно новых районов элитного жилья вроде "Золотых ключей". Непонятно одно: зачем нам на месте одной плохой архитектуры другая, ничуть не лучше?

Тендер абсурда

Впрочем, в этом конкурсе много непонятного. Начать с того, что участник конкурса инвесторов вовсе не обязан был предъявлять готовый архитектурный проект. В его задачи входило лишь предложить цену способа, которым он готов освоить квадратные метры, обеспечить пропускную способность и безопасность, решить транспортные проблемы и т. д. Конечно, когда инвестор рассчитывает свои возможности, он должен представлять себе, что собирается строить - самый высокий в мире небоскреб или много двухэтажных домиков. Он может заказать архитектору проект той степени детальности, какую он готов оплатить. Но какой бы подробный архитектурный проект ни оказался в его распоряжении, победа в конкурсе инвесторов не должна означать, что именно этот проект и будет осуществлен. Для выбора архитектурного решения существует архитектурный конкурс. И воплощенное здание - это плод сотрудничества двух победителей.

В постановлении московского правительства "О порядке проведения конкурсов и аукционов по подбору инвесторов на реализацию инвестиционных проектов" от 27 апреля 2004 года (N255-ПП) об архитектуре нет ни слова. Но, согласно упомянутому выше постановлению N578-ПП, на порядок выбора девелопера-инвестора данного инвестиционного проекта оно не распространяется - ввиду необходимости "сохранения исторического облика и архитектурных особенностей территорий Московского Кремля и Красной площади, прилегающих к комплексу зданий гостиницы 'Россия'".

Но и в новом, специальном, постановлении ничто прямо не указывает на необходимость предъявлять архитектурный проект. Речь идет лишь об "оптимизированной архитектурно-градостроительной концепции реализации инвестиционного проекта". Зато основные критерии оценки проекта носят явно "архитектурный" характер: "архитектурная и градостроительная привлекательность предлагаемой участником конкурса концепции", "соответствие общему характеру исторической планировочной структуры территории Зарядья", "соответствие масштабно-типологическим характеристикам исторической застройки Китай-города", "соответствие оптимальному восприятию ансамбля Московского Кремля в системе традиционного ландшафта исторического центра Москвы".

Здесь уместно вспомнить историю реконструкции Мариинского театра. В 2002 году театр по собственной инициативе, без конкурса, пригласил американского инвестора, готового заниматься реконструкцией здания. Инвесторы "привели" с собой архитектора Эрика Оуэна Мосса и представили "городу и миру" его проект. Тогда все питерское архитектурное начальство страшно всполошилось: "Как?! Инвестор инвестором, но где же архитектурный конкурс?! Кто сказал, что не найдется проекта лучше, чем у Мосса?" Дальнейшее известно: провели международный архитектурный конкурс, Мосс участвовал в нем наряду с другими, выиграл конкурс Доминик Перро.

Нынешний же конкурс инвесторов в Москве как-то незаметно слипся с архитектурным. Это поставило голосовавших в двусмысленное положение. Те, кто больше переживал за архитектуру и понимал, что выбор инвестора в данном случае означает выбор архитектурного проекта, отдал голоса проекту, представленному "Монаб". За что голосовали остальные, неизвестно. Результат оказался сомнительным с обеих точек зрения. Проигравшие участники конкурса заявили, что сумма, названная "СТ Девелопмент", - явная фальсификация, и собираются обжаловать результаты конкурса в судебном порядке. Архитекторы же от выигравшего проекта в ужасе.

Неизвестный солдат

Весь остальной абсурд, связанный с конкурсом, - продолжение той же двусмысленности. Вот, например, комментарий председателя Москомархитектуры, главного архитектора Москвы Александра Кузьмина: "Я не доволен ни одним проектом. Ни один из них не может рассматриваться как серьезная архитектурная проработка. Победивший проект будет кардинально переработан", - сказал он. Это значит буквально следующее: из худшего мы выбрали самый дешевый. Но помилуйте, откуда такая обреченность? Шла бы, скажем, речь о старике из глухой деревни, которому два дельца предлагают одинаково сырые дрова. Конечно, он выберет те, что дешевле, и будет сушить их, топя печку остатками старых. Но зачем так поступать, когда речь идет о значительном участке в самом центре города? Во-первых, архитектурного конкурса, повторюсь, не было. Во-вторых, даже если конкурс инвесторов рассматривался как архитектурный, правильнее было бы в данной ситуации (раз уж все проекты так плохи) признать результаты конкурса неудовлетворительными и объявить новый конкурс. Да и если проект будет "кардинально переработан", то это будет уже какой-то другой проект, не имеющий совсем никакого отношения к конкурсу.

Другая странность: выяснить имя автора архитектурного проекта, представленного "СТ Девелопмент", обычным образом оказалось невозможно. На конкурсе проекты были представлены анонимно. В Городской конкурсной комиссии всем, кто интересуется авторством проекта-победителя, от души рекомендуют обратиться в пресс-службу Москомархитектуры. В пресс-службе Москомархитектуры открещиваются: "К Москомархитектуре это никакого отношения не имеет". И пока ты произносишь: "То есть как это не имеет?" - на том конце провода бросают трубку. От имени "СТ Девелопмент" проект комментирует в прессе главный архитектор ООО Ирина Долгушина, которая при этом автором проекта не называется. Такая вот страшная тайна.

Пытаясь понять, почему имя автора проекта-победителя скрывают, как позорное пятно в биографии, вспоминаешь слова о "кардинальной переработке". В самом деле, зачем сейчас объявлять имя автора проекта, если от него в конечном итоге ничего не останется? Вот подземный торговый комплекс на Манежной площади. Когда-то его проект делал Борис Улькин. Потом его автором стал Дмитрий Лукаев, а потом и вовсе Михаил Посохин. Как знать, кто и что окажется итогом "переработки" в данном случае.

Вывод, как говорится, напрашивается сам собой: проект, представленный "СТ Девелопмент", - чистой воды условность, компания победила, потому что должна была победить.

Битва за бассейн

Теперь представим себе, что московские власти решат все-таки провести настоящий архитектурный конкурс. К сожалению, ждать от него хороших результатов тоже не приходится. Судя по нынешнему отношению столичного начальства к проблеме застройки Зарядья, в условиях конкурса сразу же окажется запрет на любое отчетливое архитектурное высказывание.

Не зря же Александр Кузьмин постоянно говорит о "воссоздании" исторической градостроительной ситуации Зарядья и о восстановлении "бассейна визуальных связей между Кремлем и храмом Христа Спасителя". Руководитель мастерской N7 государственного унитарного предприятия "Моспроект-2" Владимир Колосницын, давно работающий над проектом гостиничного комплекса в Зарядье, в интервью "Вечерней Москве" в сентябре этого года рассказывал об уникальном "китайгородском стиле". К его восстановлению, оказывается, архитекторы прикладывают все свои силы. О приоритете историзма говорят и все касающиеся архитектуры формулировки, содержащиеся в постановлении о нынешнем конкурсе девелоперов-инвесторов. Суть их сводится к следующему: пусть в Зарядье вырастут невысокие домики с псевдоисторическими детальками, пара снесенных когда-то церковок и свеженький кусок китайгородской стены. А то, не дай бог, бассейн визуальных связей пострадает или Кремль на фоне новой архитектуры побледнеет. Но было бы неправильно думать, что в этой ожесточенной борьбе за "бассейн визуальных связей" не будет победителей. Все требования к новой застройке Зарядья как будто специально написаны для тех, кто не умеет проектировать ничего лучше новоделов и домиков в неведомом "китайгородском" стиле.