Революция под копирку

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
6 декабря 2004, 00:00

Российской политике на постсоветском пространстве не хватает идеологии, сопоставимой по влиянию советскому коммунизму или западному либерализму, считает главный редактор Независимой издательской группы Виталий Третьяков

- Каковы причины украинского противостояния?

- Прежде всего, практически абсолютная уверенность основной части общества в том, что власть постоянно нарушает закон, что выборы проводятся с фальсификациями, что судебная система работает по указке исполнительной власти. Это, безусловно, присутствует все последнее время как некая константа политического процесса и в России, и на Украине. Это печальный факт, свидетельствующий об очень глубоком отрыве власти от народа, от населения, от избирателей. В таких ситуациях бывает достаточно малейшего толчка, но в данном случае это, безусловно, была заранее спланированная акция, по специально разработанному сценарию. Эта революция, так же как в Грузии, опирается на очень четкую поддержку западных стран: пропагандистскую, дипломатическую, идеологическую, информационную.

- Насколько адекватна ситуации российская политика на Украине.

- То, что происходит на Украине, это большая геополитическая игра. Но игра не за то, чтобы на Украине была демократия или либеральная экономика, хотя отчасти и этот мотив присутствует. В первую очередь это игра на отрыв Украины от России. Россию просто хотят окружить санитарным кордоном. Вот почему Россия должна выиграть битву за Украину. В этом смысле любое вмешательство России я считаю оправданным, кроме, конечно, силового. Тем более что не Россия это вмешательство первой начала. Другое дело - конкретные формы и методы этого вмешательства.

Они одновременно были и очень продуктивны, и прямо контрпродуктивны. Мне точно не известно, кто сделал выбор в пользу Януковича. Но в любом случае кандидатура Януковича оказалась крайне неудачной. Через одного у тех, с кем я говорил на Украине, была обида: не хочу голосовать за Януковича, не могли найти без судимости. И тем не менее этого в принципе неэлекторабельного кандидата удалось, именно благодаря нашей поддержке, поднять до того, что он реально соперничал с самым популярным украинским политиком. Но был и обратный эффект. Националистически настроенные избиратели и активисты, конечно, еще больше завелись от такого вмешательства России. Плюс это смутило многих колеблющихся. Западное вмешательство было гораздо более системным, тонким и растянутым во времени. А Москва активно начала действовать только три-четыре месяца назад.

- Какой из возможных сценариев развития событий на Украине наиболее благоприятен для России?

- Безусловно, самый благоприятный стратегический сценарий для России - это раскол Украины, при котором ее восточная русскоязычная часть отойдет к России. Другое дело, что этот сценарий очень трудно реализовать, да еще при сопротивлении Запада и при том, что есть реальная опасность гражданской войны. Боюсь, что в России на сегодняшний день не хватит интеллектуального потенциала, не говоря уж о силовом, чтобы этот сценарий реализовать, если сам раскол будет.

Хотя и в победе Ющенко - самой по себе - для России в принципе тоже ничего страшного нет. Если не считать колоссальных имиджевых потерь - и для России, и для Путина. И еще одно: если не остановить здесь, на Украине, то сценарий "бархатных" революций ждет нас на всем постсоветском пространстве. Запад, безусловно, и дальше будет работать в этом направлении.

Остается, конечно, и сценарий победы кого-то от партии власти. Стратегически он несколько хуже раскола, но его легче реализовать, и в нынешних условиях он самый благоприятный. Это создаст в Москве уверенность в дальнейших - более тонких и умных - действиях на постсоветском пространстве.

- На постсоветском пространстве Россия выступает скорее как защитница каких-то конкретных фигур, которые кажутся нам политически близкими. Скажем, Кучмы, Назарбаева. Мы не предлагаем постсоветскому пространству адекватную политическую платформу.

- Согласен. Запад действительно имеет законченную полномасштабную идеологию, которая в принципе дает универсальные и непротиворечивые ответы на все возникающие вопросы и по отношению к которой любого политика, интересного Западу, можно представить как фигуру позитивную.

- Это так, но все же не будем ли мы всегда проигрывать на постсоветском пространстве именно потому, что мы не смогли предложить свою достойную систему ценностей?

- Пока мы проигрываем. Нас спасают только исторические традиции, которые не позволяют разорвать это пространство. Родственные связи, русский язык, который функционирует на этом пространстве, антиамериканизм, присущий определенной части элит. А с метафизической точки зрения - у нас пока ничего не возникло равного по мощи советскому коммунизму или западному либерализму безотносительно к самому содержанию идеологии.