Двухцветная страна

Борис Вуйко
6 декабря 2004, 00:00

Оранжевая революция полностью разрушила устоявшуюся систему отношений в украинском обществе. Родилась новая нация, которая готова поломать прежний уклад

"Той страны, которая была до выборов, уже нет. Ее разделили, причем с одной стороны не учитывается мнение другой стороны", - так охарактеризовал суть текущего политического момента президент Украины Леонид Кучма. Политическая ситуация в стране запутана до невозможности, но несколько точек понимания в ней есть.

Первое. Янукович с большой вероятностью уже не будет президентом. Он упустил свой шанс в первую неделю после выборов, не завоевав "улицу", отдав инициативу Ющенко. Возможно, он слишком понадеялся на Кучму. Налицо также трагическая ошибка его штаба - последний недавно был распущен официально, а фактически перестал работать уже на следующий день после "победы" 21 ноября.

Второе. Предлагалось два варианта выхода из кризиса - новые выборы либо переголосование второго тура. Поскольку признавалось, что назначение победителя по итогам голосования 21 ноября (Ющенко или Януковича) не сделает победу легитимной в глазах всей страны и мирового сообщества.

В чем различие между переголосованием и новыми выборами? Переголосование, которое предлагается провести до конца декабря, предусматривает участие в выборах той же пары - Ющенко и Януковича. Шансов у Ющенко довольно много. Именно поэтому на переголосовании настаивала оппозиция и страны Запада. В то же время новые выборы (которые по закону должны состояться через три месяца после принятия соответствующего решения парламента) позволили бы Кучме и его окружению выставить против Ющенко не Януковича, а гораздо более сильную фигуру - например, бывшего главу Нацбанка Сергея Тигипко. В окружении Леонида Кучмы распространено мнение, что, если бы на выборы пошел тот же Тигипко, победа над Ющенко была бы одержана уже в первом туре.

Кучма и Янукович говорили о том, что вариант "переголосования" приведет к расколу страны. В подтверждение этого региональные руководители востока страны заявили о своей готовности пересмотреть административно-территориальное устройство Украины, если новый президент придет к власти неконституционным путем (читай: через переголосование).

Такая перспектива всерьез напугала Европу. В среду 1 декабря на "круглом столе" с участием Леонида Кучмы, спикера парламента Владимира Литвина, обоих кандидатов в президенты, президентов Польши и Литвы, а также представителя ЕС по внешней политике и вопросам безопасности Хавьера Соланы стороны договорились о том, что необходимо новое голосование, предваряемое политической реформой, на основе которой сформируется новое правительство (то есть новый президент получит уже ограниченные полномочия). Однако в пятницу Верховный суд Украины принял решение о переголосовании во втором туре. Таким образом, шансов, что украинская опппозиция придет к власти, стало существенно больше. Эта оппозиция будет представлять интересы новой "оранжевой" нации.

Оранжевая нация

Население Украины после распада СССР представляло собой двуединую сущность. Были западные украинцы (имевшие свою законченную национальную мифологию, историю борьбы и прочее) - и было все остальное население Украины, которое, несмотря на существенные региональные и языковые различия, все-таки представляло собой "единую историческую общность - советский народ". Народ сей жил старой советской мифологией, которая вступала в противоречие с потребностями новой самостийной Украины в самоидентификации. По этой причине в первые годы независимости государственную идеологию разрабатывали именно носители западноукраинской парадигмы. Впрочем, оная пришлась не по вкусу всей остальной стране, и ее носители довольно быстро были оттеснены от принятия важнейших решений. "Национально ориентированным" украинцам оставили преимущественно вопросы культуры и образования. Основные же решения стали приниматься выходцами из восточных областей страны - то есть "советскими людьми". Эти люди сформировали украинское государство по своему образу и подобию. Получилось очень похоже на Россию - финансово-промышленные группы с имперскими замашками, полуавторитарный режим, непонятные отношения с Западом. Чего они сделать не смогли, так это создать государство, в котором уважались бы права человека, существовала бы эффективная государственная система управления, общество контролировало бы государственные институты, а крупный бизнес соотносил бы свои интересы с интересами общества.

В конечном итоге такое положение вещей перестало устраивать значительную часть населения Украины. В 90-е годы это выражалось в периодических бунтах, забастовках, голосовании "ногами" (выезд из страны), уводе экономики в тень. С начала XXI века в стране появились новые противники сложившегося порядка - средний класс, средний и крупный (неолигархический) бизнес, который страдал от засилья олигархических групп и произвола чиновников и ему просто неуютно было жить в такой "неевропейской" стране, как Украина. Общее недовольство всех групп населения умело аккумулировал несколько лет назад блок Виктора Ющенко "Наша Украина", состоящий из ряда видных украинских олигархов, действующих и бывших чиновников и националистических партий. При этом украинский национализм был запрятан на задворки программных документов, на виду же было написано иное: борьба за "честную власть", за европейский выбор страны, за уважение прав человека и народа и прочее (все это противопоставлялась действующему государственному проекту Кучмы-Януковича). Таким образом, данная идеология оказалась привлекательной для гораздо более широких слоев населения, чем западноукраинская, и именно она обеспечила массовую поддержку Ющенко. Но не только она. Вряд ли Виктор Андреевич смог бы достигнуть такой популярности и вывести столько людей на улицы, если бы у него был иной противник. Очень многие голосовали не столько за Ющенко, сколько против Януковича, и огромное число людей вышло на улицы для того, чтобы не допустить его к власти.

Чем так не мил Янукович? Поначалу усиленно отрабатывалась тема его судимостей, затем смеялись над его поведением, оборотами речи, странным падением от удара яйцом. Но под конец кампании все это вылилось в одно определение: потому что "донецкий". Пропаганда Ющенко (правда, не официальная, а все больше на уровне слухов, комментариев подконтрольных СМИ) рисовала образ донецких как бандитов, уголовников, "недоукраинцев". Сам регион описывался как зловонная криминализированная клоака, которая позорит всю Украину. При этом, правда, отмечалось, что дончан еще можно вернуть в лоно "истинного украинства", но для этого нужна будет серьезная работа.

Именно Янукович дал то, чего не хватало для создания нации: образ врага. И этим врагом стали донецкие. Отметим справедливости ради, что пропаганда Януковича тоже в немалой степени этому способствовала, так как во многом строилась на противопоставлении восточных украинцев ("которые всех кормят") западным ("которых мы кормим"), что не могло не задевать последних.

Таким образом, буквально в течение последних нескольких месяцев на Украине возникла цельная нация со своей идеологией ("жить как Европе, а не как в Донбассе") и образом врага в лице донецких. Последний момент является ключевым. По большому счету, под "донецкими" понимаются не столько жители конкретного региона, сколько "советские украинцы" и их уклад жизни, который "оранжевая нация" хочет поломать. А их уклад - это не только русский язык или отношения с Россией. Это в том числе и крупнейшие в Восточной Европе финансово-промышленные группы. И несмотря на то что в окружении Ющенко немало собственных олигархов (а еще больше ФПГ его скрыто поддерживали), "оранжевой нации" этот слой чужд и непонятен. Не забудем, что наиболее активная его часть - это настроенный антиолигархически мелкий и средний бизнес (который, кстати, активно заманивали в лагерь Ющенко рассказами о том, что "придут донецкие олигархи и все у вас отберут").

"То, что сегодня происходит на Украине, в значительной степени имеет черты антиолигархической революции. Началась революция со ста-двухсот состоятельных людей (миллионеров), которые возглавили оппозицию. И затем она превратилась в общенародное движение. Возникла системная революция, которая приведет к глобальным изменениям на Украине. На Украине будет невозможно существование олигархических групп. По-видимому, они будут раздроблены и возникнет предпосылка для существования мелкого и среднего капитала", - сказал на пресс-конференции в Москве 1 декабря известный украинский политолог Дмитрий Выдрин.

К чему это может привести? К переделу собственности, к отказу от преференций крупному отечественному капиталу в приватизации активов. То есть, другими словами, "оранжевая нация" может сокрушить модель национал-капитализма. А так как собственность вряд ли останется в руках государства, она будет передана в руки транснациональных корпораций. В итоге Украина уверенно встанет на восточноевропейский путь развития. Правда, есть один нюанс. "Оранжевая нация" - не все украинское население.

"Новороссы"

"Нам надо отделяться срочно. Я вообще эту Украину никогда за страну не считал", - кричал в конце ноября мне в трубку знакомый донецкий предприниматель, который всегда был вполне спокойным и уравновешенным человеком, а незадолго до второго тура выборов даже говорил, что победа Ющенко его совсем не пугает. "Как же так, - спрашиваю, - у тебя же половина бизнеса в Киеве?" - "Да хрен с ним, с этим бизнесом, - они ж все уроды, как ты не понимаешь. Отделяться надо!" - не переставал удивлять меня бизнесмен.

Реакция Донбасса и других Юго-Восточных регионов Украины на возможную победу Ющенко не вполне рациональна. Да, есть, конечно, обида, что "мы проголосовали за нашего, а эти в Киеве давят, не хотят признавать его победу". Есть опасения у местного бизнеса относительно передела. Но одним этим не объяснить массовое неприятие в донецком регионе кандидатуры Виктора Ющенко. Люди действительно верят в то, что Ющенко - чужой. И люди, пожалуй, впервые за все годы независимости сами выходят на площади и протестуют.

Впрочем, пока "оранжевые" не придают этому особого значения. Во-первых, они верят, что проблему сепаратизма на востоке можно быстро решить силовыми методами (например, просто арестовать бунтовщиков или пригрозить перекрыть им бизнес). Во-вторых, они полагают, что все происходящее на Востоке - не подъем гражданского самосознания, а использование административного ресурса местными кланами для сохранения своей власти. В-третьих, сепаратистские настроения массово распространяются лишь в Донбассе и отчасти в Крыму. В других регионах Востока и Юга пока это скорее лишь экзотика и способ давления на оппозицию. Наконец, в-четвертых, "оранжевые" полагают, что их концепция национальной идеи (жить как в Европе) будет привлекательна для восточных украинцев, в том числе для дончан. В целом "оранжевые" воспринимают своих "советских" сограждан как некую неустойчивую аморфную массу, "не нацию", которую легко можно обратить в свою веру.

Однако, если нынешний эмоциональный порыв на юго-востоке страны оформится в четкую гражданскую позицию, Украина столкнется с появлением еще одной нации, противостоящей "оранжевым". Назовем ее "новороссами" (в Российской империи Новороссией называлась южная территория современной Украины). Для того чтобы это произошло, необходимо свободное объединение граждан под понятными лозунгами защиты своих прав. Наиболее очевидный лозунг - право на родной русский язык. Кроме того, движение должно быть евроориентированным, то есть должно предлагать свой путь построения государства европейского типа, отличный от "оранжевого".