О национальной гигиене

Александр Привалов
6 декабря 2004, 00:00

То бурно, то лениво идущее обсуждение законопроекта об изменении системы российских праздников производит странное впечатление. В этом проекте многое невнятно, а кое-что и просто неумно, но об очевидных его недостатках мало кто поминает, весь же пыл дискуссии сосредоточен на одной - на мой взгляд, самой разумной новелле.

Так, на удивление глухо отмечается тот странный факт, что в новом списке праздников есть Рождество, но нет ни малейшего признака пасхальных каникул. Если мы как государство не чтим христианской традиции, то 7 января должно быть рабочим днем, если чтим - давайте праздновать Пасху, тем более что даже люди, не твердо помнящие, какой рукой положено творить крестное знамение, знают, что у православных именно Пасху принято считать главным праздником года. С этой же точки зрения выглядит, вежливо говоря, диковато узаконение многодневной пьянки аккурат во время Рождественского поста. Законодатель видит всю Россию тем самым интеллигентом из давней шутки, который не говеет, но разговляется - и думает этим сделать приятное Богу.

Не много дискутируют и по отмене Дня Конституции. Почему народ из-за нее не ропщет, понять легко - народ Конституцию отродясь не читывал и впредь не намерен; труднее понять, почему власть готова согласиться с народом в том, что писаное право и его основа не достойны подчеркнутого (в том числе и красным днем) уважения. Вероятно, 12 декабря пришлось похерить, чтобы набралось дней для тех же новогодних каникул. Иерархия государственных ценностей, выражающаяся в таком решении, не кажется очень разумной.

И тут еще есть хотя бы то оправдание, что, мол, все равно народ первую неделю года не работает - придется пойти у него на поводу. Но в такой логике необъяснимо сокращение числа выходных в начале мая, когда многим и многим время требуется не столько даже на пьянку, сколько на весенние огородные работы: вот тут бы и пойти на поводу - ан нет. Однако и про урон посадке картофеля разговоров почти не ведется. Подавляющая масса разговоров идет про отмену праздника 7 ноября и про учреждение праздника ноября 4-го.

Отмена празднования, пусть и переименованного, годовщин октябрьской революции - поступок правильный. В истории всякого народа есть мрачные события; их необходимо помнить, но праздновать их нельзя. И незачем в тысячный раз заводить споры об "идеалах Октября" - не в них дело. Благими или темными идеями одушевлялись силы, взявшие власть в Петрограде семнадцатого года, каждый может решать сам, но что именно с октябрьского переворота начался ужас гражданской войны, началось планомерное уничтожение стержневых сословий России - есть непреложный и давно уже банальный факт. Праздновать годовщину этого события значит оскорблять - неважно, в какой мере осознанно - память десятков миллионов людей. Это нехорошо. Это вредно для души. Если угодно, это негигиенично. Кто хочет так поступать, пусть его, но государство этого поощрять не должно.

Г. А. Зюганов от имени коммунистов грозит: мол, если отмените, "будем праздновать в подполье". Валяйте. При вашей власти люди в подполье (действительно в подполье, рискуя всерьез пострадать) Пасху праздновали - и вы обойдитесь без официального выходного. Аргументы, выдвигаемые в защиту коммунистического праздника, либо ложны, либо недодуманы. Говорят: отменяя годовщину Октября, вы оскорбляете поколение, победившее в войне. Неправда. Не говоря даже о том, что праздник Победы (в отличие от Октября и вправду всенародно уважаемый) остается на своем месте, следует указать, что, не будь Октября, может, и Второй мировой войны бы не было. Говорят: посмотрите на французов - празднуют же они свой, тоже густо залитый кровью праздник и не жалуются. Верно; но как раз Францию, единственную из всех великих держав, разного градуса народные волнения и трясли более полутора веков - мы и себе того же хотим?

Единственный настоящий аргумент - это, конечно, привычка; и с привычкой законодатель намерен считаться. Речь не о привычке праздновать победу большевиков (ее, повторяю, следует оставить частным делом - мало ли кто к чему привык?), а просто о привычке к празднику в это время года. Тем паче что он написан нам на роду. Напомню еще раз, что неизбежность его появления задолго до 1917 года предсказал величайший знаток российской государственности М. Е. Салтыков. Повествуя о "систематическом бреде" своего Угрюм-Бурчеева, старик пророчествовал: "Праздников два: один весною, немедленно после таянья снегов, называется 'Праздником неуклонности' и служит приготовлением к предстоящим бедствиям (ср. День солидарности трудящихся, ныне - День весны и труда. - А. П.); другой - осенью, называется 'Праздником предержащих властей' и посвящается воспоминаниям о бедствиях, уже испытанных". Так что можно переименовать годовщину Октября в День согласия и примирения; можно, как предлагают теперь, сдвинуть ее на три дня и назвать Днем народного единства; но искоренить этот праздник совсем было бы "несовместимо с русским смыслом".

Но и всерьез: праздновать 4 ноября кажется мне очень удачной идеей. В этом дне самым замечательным образом объединены (точнее, могут быть объединены) и праздник национального единения, и еще один, помимо Дня Победы, праздник воинской славы, и один из важнейших православных праздников. Говорят, что, провозглашая общенациональным праздником "начало конца" Смутного времени, власть-де признает смутность и наших дней. Возможно, и так - но дело-то не в том, признавать или не признавать некую данность; дело в том, как в ней себя вести. Общенациональное воспоминание о том, что общими силами можно было прежде - и значит, можно будет и впредь - одолеть даже самые, казалось бы, неодолимые угрозы, не может быть лишним. Говорят, из долгой российской истории можно "выдернуть" и другую славную дату - скажем, годовщину Куликовской битвы. Да, можно, но такого триединства в ней не было бы.

Конечно, куда лучше было бы, кабы обновлению системы праздников предшествовал некий консенсус - на первый случай хотя бы в элите - по части мировоззрения, лежащего в основе нашей государственности. Тогда и споров по частностям было бы меньше. Но чего нет, того нет.