Турецкий берег стал ближе

Ольга Власова
13 декабря 2004, 00:00

Долгое время Россия и Турция как политические игроки были друг другу неинтересны. Сегодня некий общий интерес у них появился - как наилучшим для себя образом выстроить свои отношения с Евросоюзом

На прошлой неделе президент России Владимир Путин завершил свое азиатское турне. Посетив Индию, Путин на обратном пути на несколько дней заехал в Турцию. Лейтмотив его переговоров с турецкими премьер-министром Реджепом Эрдоганом и президентом Ахметом Сезером - пришла пора конвертировать глубокие экономические связи между нашими странами в конструктивные политические отношения. Как заявил Путин, в отношениях со многими странами перед Россией встает вопрос, как на основании прекрасных политических контактов нарастить экономическое сотрудничество. В случае же с Турцией все ровно наоборот.

Среди важнейших пунктов повестки дня - обсуждение вопроса, как скажется на отношениях Москвы и Анкары вероятное вступление Турции в ЕС. "Я желаю Турции успеха на переговорах по вступлению в ЕС. Это выбор турецкого народа и турецкого руководства. Но я глубоко убежден: как бы ни складывались отношения Турции и Евросоюза, в ходе этих переговоров нельзя забывать не только о конечной цели, но и о результате, который будет получен после достижения этой цели", - заявил Владимир Путин на встрече с турецкими деловыми кругами.

Основной акцент российский президент сделал на тех экономических потерях, которыми может обернуться для Турции ее вступление в ЕС. Сегодня Россия поставляет Турции более двух третей потребляемого страной газа. В ЕС есть ограничения на получение энергоносителей из одной страны. Но у турецкой стороны возможности диверсифицировать поставки газа ограничены. "Я не думаю, что Турции удастся получить столь значительные энергетические ресурсы где-нибудь еще, кроме как в России", - сказал Владимир Путин. Может возникнуть и такая экономическая проблема: если Турция вступит в Шенгенскую зону раньше, чем об этом же сможет договориться Россия, то число российских туристов - а это весьма серьезная статья доходов в турецком бюджете - значительно сократится, ведь многих россиян Турция привлекает именно удобным визовым режимом.

Впрочем, все эти предостережения вовсе не означают, что Россия против вступления Турции в ЕС. Как раз наоборот: Россия в этом заинтересована и даже готова ей в этом способствовать. Ведь тогда тесные экономические контакты с Турцией позволят Москве более эффективно отстаивать свои интересы в отношениях с Брюсселем.

Неведомая Турция

В России простой народ знает про Турцию больше, чем политики. Что и понятно. Заново знакомиться с этой сказочной страной начали челноки, они и до сих пор составляют, пожалуй, большую часть пассажирского трафика между нашими странами. Вслед за челноками поехали туристы: ежегодно несколько миллионов россиян отдыхает на здешних побережьях. Турки со своей стороны тоже проявили к России немалый интерес - турецкие ритейлеры быстро застолбили себе место на российском рынке, и давно уже никого не удивляет предоставление подрядов турецким строительным компаниям. В результате торговый оборот между двумя странами достиг внушительных 10 млрд долларов. Россия для Турции - второй по величине (после Германии) торговый партнер и фактически эксклюзивный поставщик газа.

А вот политические связи между двумя странами все это время оставались откровенно слабыми. Причиной тому отчасти та напряженность, что возникла в силу пересечения интересов России и Турции в Центральной Азии и на Кавказе. После распада СССР и при ослабленном российском влиянии в этих районах Турция поспешила укрепить там свои позиции. И все-таки не стоит преувеличивать значимость именно этих факторов. Политические отношения между нашими странами не развивались ровно потому, что не было общих интересов. Иначе говоря, в сфере мировой дипломатии мы были не слишком полезны друг другу. Теперь, похоже, ситуация начинает меняться.

Евросоюз с турецким лицом

Подвижки в политических отношениях с Россией обусловлены прежде всего стремлением Турции войти в ЕС. Хорошо или плохо для России возможное присутствие Турции в ЕС - оценки этого очень разнятся. Наиболее популярная точка зрения - вступление Турции в ЕС противоречит российским интересам. Якобы тогда Россия утратит все зоны своего традиционного влияния в Средней Азии и на Кавказе и столкновения интересов двух держав с имперским прошлым станут явно более острыми.

"Не думаю, что вступление Турции в ЕС будет иметь для России однозначно негативные последствия. В конце концов Турция будет стабильной демократической страной, которая будет развиваться в ту сторону, куда и самой России следует продвигаться. Но конечно же, возникнет и ряд сложностей. Например, диверсификация энергетических источников - ведь Турция практически все получает из России. Это уже предмет дискуссии Турции и ЕС, что, конечно, сильно затрагивает российские интересы. Так что столкновение интересов будет, и довольно серьезное", - считает специалист по внешней политике Турции Сенем Эйдин из Центра европейских политических исследований в Брюсселе.

Впрочем, существует и другая точка зрения - возможное присоединение Турции к ЕС скорее на руку России. Во-первых, вступление Турции в ЕС значительно его ослабит, так как тогда Евросоюз всецело будет поглощен своими внутренними институциональными проблемами и все его силы уйдут на попытки интегрировать Турцию, дабы не дать ей поглотить себя. Во-вторых, присоединение к ЕС Турции - с ее ярко выраженной средиземноморской ориентацией - будет означать, что и в самом ЕС сместятся центры интересов и влияния. Средиземноморская ориентация в ЕС и без того уже очень сильна: Франция - один из крупнейших игроков - не скрывает своей глубокой заинтересованности в бывших колониях Магриба; в Германии - еще один локомотив ЕС - огромная турецкая община, активно поддерживающая связи с родиной. Внимание ЕС сместится в сторону Средиземноморья, что повлечет за собой резкое ослабление интереса к северо-восточным, вновь прибывшим членам, таким как Польша, страны Балтии и проч. А это автоматически уменьшит нажим на Россию и позволит ей усилить свое влияние в этом регионе.

"Если в Европе забудут про независимую Эстонию и ей подобных, то загнутся они быстро и очень болезненно, потому что у них там что-то происходит только до тех пор, пока они кому-то интересны. Так что нам Турция в ЕС даже выгодна. Нам единый консолидированный ЕС совсем не нужен. Звериный оскал ЕС мы видели на майдане Независимости. Нам ЕС с лицом Квасьневского и Адамкуса совершенно не интересен. Нам ЕС с турецким лицом гораздо более симпатичен, хотя бы потому, что у такого ЕС будут совершенно другие интересы. А нам это даст возможность использовать наши довольно неплохие отношения с Турцией для того, чтобы организовать транзитные точки для сбыта наших энергоносителей. В этом смысле превращение Турции в главный транзитный коридор нас полностью устраивает", - сказал "Эксперту" аналитик ПИР-центра Дмитрий Евстафьев.

Мы нужны друг другу

Стремясь всеми силами вступить в ЕС, Турция хорошо понимает, что ее путь туда будет долгим и тернистым. Пятнадцать лет назад Евросоюз пообещал Турции принять ее в свои ряды, но выдвинул при этом целый ряд требований, которые терпеливая Турция с тех пор и старается выполнить. Сегодня и в Брюсселе, и в европейских столицах понимают, что ЕС не может сдержать данное обещание, но и не сдержать его тоже не может. Поэтому процесс переговоров по вступлению Турции в ЕС растянется еще на пару десятилетий. За это время сама Турция хочет не только увеличить благосостояние своих граждан, чтобы меньше отличаться от среднеевропейских показателей, но и приобрести дополнительный политический вес, чтобы в ЕС ее не смогли "задвинуть", как это уже произошло с Польшей. То, что Турцию попытаются задвинуть, зарегулировав все, что только можно, чтобы девальвировать ее естественные конкурентные преимущества, - достаточно очевидно. По численности населения Турция в скором времени сравняется с Германией - самым крупным по этому параметру государством ЕС. А потому Евросоюз вынужден будет создать такую модель отношений с Турцией, которая не позволит ей стать слишком влиятельной.

В этой ситуации Россия может оказаться для Турции неоценимо полезной. Первый российский "козырь" - ее предложение Турции стать "транзитным коридором" для экспорта российских углеводородов в Европу, что после известных событий на Украине приобретает особую значимость не только для России, но и для Европы. Устанавливая эксклюзивные отношения с Россией, Турция тем самым приобретает ценного союзника, что и сделает ее слово более веским во внутриевропейском диалоге.

Нынешний российский интерес к Турции тоже имеет свои основания. "Турция в течение долгого времени стремилась поддерживать сбалансированные отношения и с Россией, и с ЕС. Это было эффективно в том, что касалось энергетической системы и трубопроводов, однако в целом такая стратегия не была достаточно разумной. Сегодня, когда окружающие Россию страны становятся все ближе к ЕС, Москва все более обеспокоена теми процессами, что происходили и происходят в Грузии, в Молдавии, на Украине. Во многом и поэтому Россия пытается сейчас как-то сблизиться с Турцией и создать новую региональную систему отношений", - считает Сенем Эйдин.

Новые мотивы в отношениях России с Турцией возникают потому, что российская сторона осознала: ей прагматически выгодно заполучить Турцию себе в союзники. Россия, под впечатлением от происходящего у соседей, склоняется к дружбе с Турцией. И пытается установить новые отношения через ту часть турецкой политической элиты, которая имеет так называемую пророссийскую и проазиатскую, а не проевропейскую ориентацию. "Эта элита заинтересована в том, чтобы укреплять местные региональные связи, а не устанавливать их с ЕС. Россия обращается к этой части элиты со словами: смотрите, ЕС лезет в дела Грузии, Молдавии, Украины - будет вмешиваться и в ваши. Россия предлагает Турции усилить региональные связи, ведь тогда ее вес и в самом ЕС тоже увеличится", - говорит Сенем Эйдин.

Доказав Турции свою привлекательность как союзника и партнера по решению политических вопросов, Россия получит "своего человека" в Брюсселе. Вступление Турции в Евросоюз после того, как туда вступили восточноевропейские государства, настроенные откровенно антироссийски, должно улучшить отношения столь непростых соседей, как ЕС и Россия.