Хороший старт и слабый финиш

Экономика и финансы
Москва, 17.01.2005
«Эксперт» №1-2 (449)
Российский финансовый рынок в минувшем году обманул ожидания инвесторов и аналитиков. Рост лишь на несколько процентов как долгового сегмента, так и рынка акций - таковы удручающие последствия возросших политических рисков и летней нестабильности в банковском секторе

Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, неплохая макроэкономическая динамика и уверенность в продолжении инвестиционного бума определяли оптимистичный настрой инвесторов в начале 2004 года. Добавляли уверенности и отличные результаты предыдущего года - укрепление национальной валюты, снижение инфляции, расширение облигационного рынка и впечатляющий рост российских фондовых индексов (индекс РТС за 2003 год вырос на 58%, продемонстрировав 6-й результат в мире). От 2004 года финансисты ожидали если не повторения предыдущих рекордов, то по крайней мере не сильного снижения темпов роста. Конечно, были и риски: прежде всего беспокоили возможность возникновения мыльного пузыря на рынке акций, а также возможность краха рынка недвижимости. Ничего этого, однако, не случилось. Впрочем, увы, не случилось и ожидавшегося роста.

Рубль, как и предсказывали, укрепился

Начнем с валютного рынка, тем более что события, на нем происходившие, не вписывались ни в какие прогнозы - ряд инвестиционных банков несколько раз в течение года пересматривал свое мнение относительно курса доллара на конец декабря.

Основным курсообразующим фактором в этом году служили действия монетарных властей, которые пытались балансировать между двумя ориентирами: десять процентов по инфляции и семь - по укреплению реального эффективного курса рубля. В результате можно выделить два перелома в курсовой политике ЦБ.

До апреля сохранялась сформировавшаяся в 2003 году тенденция к укреплению курса рубля по отношению к доллару, причем как реального, так и номинального. К апрелю укрепление реального эффективного курса рубля составило 6,1%, то есть величину, опасно близкую к целевому годовому ориентиру ЦБ.

Этот факт, видимо, послужил сигналом для первого перелома в курсовой политике Центробанка. В апреле его председатель Сергей Игнатьев еще раз напомнил участникам рынка, что ЦБ не допустит чрезмерного укрепления курса рубля, и от слов перешел к делу.

Впрочем, летом ЦБ не пришлось прикладывать особых усилий для сдерживания рубля. Помог банковский кризис, который повысил спрос на валюту, сократив ее предложение. Во-первых, физические лица под разговоры о проблемах в ряде банков стали снимать средства со счетов, в том числе валютных. И, как при любом кризисе, конвертировать менее надежные, в представлении большинства россиян, рубли в доллары. Это совпало и с сезоном отпусков, когда спрос на валюту со стороны физических лиц традиционно растет. В результате в июне-июле чистый спрос населения на доллары составил рекордные с начала года 1,7 млрд долларов в июне и 3,1 млрд - в июле. Во-вторых, многие банки, планировавшие летом заимствования на внешних рынках, отказались от своих планов (понятно, что в разгар банковского кризиса привлечь деньги под сколько-нибудь разумный процент им бы не удалось), что также несколько снизило потенциальный объем приходящей в страну валюты.

Однако к осени эти факторы себя исчерпали, равно как и возможности Банка России удерживать курс рубля при непрекращающемся притоке экспортн

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (449) 17 января 2005
    Что происходит с Россией
    Содержание:
    Апология государственности

    Публике кажется, что слова верховной власти противоречат ее делам. Возможно, это из-за того, что и слова, и дела власти мы понимаем не так, как их понимает она сама

    Реклама