Новый хозяин оборонки

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
17 января 2005, 00:00

Массированная скупка "Рособоронэкспортом" промышленных активов превратила его в крупнейшего производителя оружия в России. Теперь госпосредник должен разработать внятную стратегию развития подконтрольных ему предприятий и определить приоритеты

Почти год в российском ВПК царит хаос. Упразднив в марте прошлого года своим указом все оборонные агентства, Владимир Путин покончил с коррупционной моделью управления оборонной промышленностью, одновременно фактически поставив крест на программе реструктуризации отечественного ВПК, которая предусматривала создание на базе всех военных заводов и КБ 50 вертикально интегрированных государственных холдингов. Предложить альтернативную концепцию развития оборонки власть до сих пор не смогла. Созданные президентом в ходе административной реформы новые органы управления ВПК просто не имеют на то соответствующих полномочий и сейчас выступают лишь в качестве статистов. А должность вице-премьера, ответственного за реструктуризацию комплекса на уровне правительства, в нынешнем кабинете министров просто не предусмотрена. Это означает, что государственной политики в оборонке больше нет. В этих условиях на авансцене появился новый мощный игрок, в инициативном порядке взявший на себя ответственность за принятие стратегических для отрасли решений. Усилиями "Рособоронэкспорта" за считанные месяцы картография отечественной оборонной промышленности радикально изменилась.

Все для одного

С момента образования "Рособоронэкспорта" его руководитель Сергей Чемезов последовательно выстраивал всю систему производства и продаж военной техники только под свою компанию. Первым делом он начал наступление на независимых экспортеров вооружений, подготовив проект президентского указа, согласно которому "Рособоронэкспорт" становился единственным спецэкспортером военной техники, а четыре компании, имеющие право самостоятельного выхода на внешние рынки, этой привилегии лишались. И хотя указ так и не был подписан, административного ресурса руководства "Рособоронэкспорта" хватило, чтобы заставить независимых экспортеров поставлять на внешний рынок большую часть своей продукции через госпосредника. В результате по итогам прошлого года доля "Рособоронэкспорта" в общем объеме экспорта российского оружия превысила 90%. Но на этом г-н Чемезов не остановился. Сергей Викторович приступил к реализации идеи создания на базе своей компании экспортно-производственного холдинга. В отличие от всех предшественников в сфере ВТС устав "Рособоронэкспорта" помимо экспортных операций позволяет компании создавать и контролировать всю необходимую для обеспечения оружейного экспорта сферу: страховые и транспортные компании, промышленные предприятия и банки. По словам Сергея Чемезова, промышленные активы "Рособоронэкспорту" необходимы для того, чтобы стать более сбалансированной компанией, потому что без производственной базы госпосредник рискует подвергаться разного рода колебаниям и может просто не выжить. Финансовых ресурсов для "вхождения в оборонку" госпосредник накопил предостаточно. Под руководством Чемезова "Рособоронэкспорт" увеличил отгрузку военной техники с 3 до 5,5 млрд долларов в год. Комиссионные нашего госпосредника составляют 5-10% от каждой сделки. Таким образом, получается, что за последние четыре года "Рособоронэкспорт" смог заработать для собственных нужд более 1 млрд долларов. Но к началу прошлого года привлекательных объектов для инвестиций столь серьезного масштаба в российском ВПК не осталось. Все мало-мальски успешные предприятия уже обрели своих хозяев, поэтому Чемезов был поставлен перед выбором: либо начать новый передел собственности, либо за счет крупномасштабных финансовых вливаний поднимать убыточные предприятия, перепрофилируя их в соответствии со своей экспортной политикой. Реализуя свои производственные амбиции, шеф "Рособоронэкспорта" чаще всего использовал первый вариант.

От прилавка к станку

Экспансия госпосредника в оборонную промышленность началась с покупки летом позапрошлого года компании "Оборонительные системы-Инвест", контролирующей КБ "Кунцево" и Московский радиотехнический завод (МРТЗ). На эти два предприятия приходится примерно 40% всех работ по выпуску систем С-300. Помощник президента и председатель совета директоров концерна ПВО "Алмаз-Антей" Виктор Иванов неоднократно просил включить КБ "Кунцево" и МРТЗ в состав своего концерна и предоставить ему право самостоятельной внешнеторговой деятельности. Но этого не произошло. В случае появления на внешнем рынке нового независимого экспортера "Рособоронэкспорту" пришлось бы в корне изменить маркетинговую политику, что в планы Сергея Чемезова явно не входило. Зато теперь, после приобретения КБ "Кунцево" и МРТЗ, глава "Рособоронэкспорта" сам получил возможность влиять на концерн ПВО.

Но самые крупные проекты г-ну Чемезову удалось реализовать в авиастроении. В конце прошлого года, заручившись поддержкой Владимира Путина, глава "Рособоронэкспорта" приступил к созданию на базе компании "Оборонпром" ("дочка" госпосредника) холдинга "Вертолеты Миля" с оборотом почти 400 млн долларов в год. В эту структуру будут переданы блокирующие пакеты акций разработчика милевских машин, МВЗ имени Миля, и трех серийных заводов в Улан-Удэ, Казани и Ростове-на-Дону. В интервью "Эксперту" г-н Чемезов заявил, что в перспективе контрольный пакет акций объединенной компании будет принадлежать государству. На первом этапе план Чемезова встретил сопротивление со стороны владельцев казанского и московского заводов. Но стоило "Рособоронэкспорту" установить контроль над предприятием в Улан-Удэ, как ситуация в корне изменилась. И это легко объяснимо. Имея возможность влиять на принятие решений при назначении головного исполнителя по экспортным контрактам, руководство "Рособоронэкспорта" сделало все возможное, чтобы загрузить Улан-Удэнский авиазавод на полную катушку. Объем продаж этой компании вырос с 15 до 230 млн долларов. Проводя такую политику, Сергей Чемезов ясно дал понять, что нежелание владельцев казанского и московского вертолетных заводов ускорить интеграционные процессы в отрасли через несколько лет приведет к тому, что их предприятия вообще останутся без заказов.

Впрочем, такой метод работы Сергея Чемезова скорее исключение. С большинством руководителей оборонных предприятий глава "Рособоронэкспорта" всегда находил полное взаимопонимание. Так, осенью прошлого года он убедил Владимира Путина в необходимости сменить руководство РСК "МиГ", для того чтобы вывести микояновскую корпорацию из затяжного кризиса. Новым гендиректором "МиГа" был назначен президент корпорации "Иркут" Алексей Федоров, известный своим опытом в области антикризисного менеджмента. Этим кадровым решением Путин фактически дал зеленый свет планировавшейся сделке по слиянию двух предприятий в единую корпорацию "Иркут-МиГ". Сразу после этого Алексей Федоров и Сергей Чемезов заключили генеральное соглашение о сотрудничестве, в соответствии с которым госпосредник получил статус эксклюзивного агента по продажам микояновских самолетов на мировом рынке.

Сейчас "Рособоронэкспорт" готовит сделку по приобретению Курганмашзавода, выпускающего БМП, и завода имени Дегтярева, занимающегося производством стрелкового оружия. Всего же за последние пару лет госпосредник стал совладельцем нескольких десятков российских оборонных предприятий. Таким образом из "отдела продаж" российского ВПК он превратился в одного из крупнейших производителей военной техники в нашей стране. Конечно, контроль над производством уменьшил зависимость "Рособоронэкспорта" от финансово нестабильных внутренних поставщиков и обеспечил ему возможность инвестировать свою прибыль в разработку образцов вооружений с высоким экспортным потенциалом. Но для успешной конкуренции с ведущими западными корпорациями хотя бы в среднесрочной перспективе этого явно недостаточно. Чтобы укрепить свои позиции в мире, российские оборонные предприятия должны иметь четкие приоритеты и внятную стратегию развития. Но ничего этого у "Рособоронэкспорта" пока нет.