Водка столетней выдержки

Елена Борисова
31 января 2005, 00:00

Телевизионный ролик, в котором демонстрировалась книга под названием "Русский характер", публика до сих пор принимала за скрытую рекламу смирновской водки - и только. Однако оказалось, что книга эта и впрямь существует: недавно она поступила в продажу.

Мемуары Владимира Петровича Смирнова - история фамильного дела от ренсковых погребов расторопного ярославского мужика до бизнеса его правнука, сохранившего торговую марку Smirnoff в "беженстве". И история России - от тайной полиции императора Николая I до НКДВ и камер "Матросской Тишины". Здесь есть и Ходынка, и нравы московской полиции, и реформы С. Ю. Витте. Есть Нижегородская ярмарка, поднесение хрустальной стопки государю Александру III, генерал Скобелев, Харбин, Деникин и Врангель в Крыму, Махно и Юсупов в Париже... Полемика с Чеховым и Шаляпиным на тему "пить иль не пить, и можно ль спиться от хорошей водки, и что, мол, алкоголист для винозаводчика та же беда, что и для общества...".

Кроме всего прочего, книга - на редкость современное пособие по ведению бизнеса. Конкурентная борьба рассматривается на примере агрессивной раскрутки шустовского коньяка: "Вы говорите, что у Шустова глупая реклама? Да, но именно эта немыслимая чушь делает их на рынке неуязвимыми..." Есть и масса других любопытных идей: "Петру Арсентьевичу одного лишь создания оригинального произведения было мало - надо было еще и конкурентов сбить со следа. Рябину привозили из Невежина, а водку назвали 'Нежинская' - пускай конкуренты бегут в Нежин, а там, кроме огурцов, ничего нет!" Или вот еще: "Не бывает так, чтоб все было. Гордыня это. А если есть, поделись с тем, у кого нет. Чем больше отдашь, тем больше назад к тебе вернется".

"Брать нужно не конъюнктурой, а вкусом", - завещал своим наследникам основатель династии П. А. Смирнов. И сыновья, продолжив его дело, ставили на узнаваемость, оригинальность и доступность марки, борьба за которую, начавшаяся десятилетия спустя, не завершилась и по сей день.