Худшее позади

31 января 2005, 00:00

Редакционная статья

Российская экономика продолжает преподносить сюрпризы. Взять хотя бы конец прошлого года, когда стало очевидно, что темпы роста месяц за месяцем снижаются, уровень инфляции намного превышает ожидания, отток капитала из страны растет, фондовый рынок колеблется вокруг уровней позапрошлогодней давности, а предприниматели и экономисты в один голос твердят: "Все пропало, надо бежать". И вдруг на этом фоне официальная статистика показывает рост инвестиций в основные фонды. Откуда, куда, как, почему - совершенно непонятно.

Можно, конечно, просто отмахнуться от данных Росстата, как это сделал один известный экономист, заявивший нам, что "в конце года всю официальную статистику можно просто выбрасывать в мусорную корзину, потому что она взята с потолка". Но на самом деле для оживления инвестиций в конце прошлого года были как минимум две причины.

Во-первых, стали наконец понятны намерения властей в отношении ЮКОСа, а заодно и экономики в целом: государство хочет контролировать экспортно-сырьевой комплекс - и получить "компенсацию" с олигархов "первого призыва", завладевших активами на волне дикой приватизации. Соответственно, четко определились зоны максимального политического, его сейчас еще именуют олигархическим, риска и сферы экономики, инвестиции в которые подвержены этому риску в минимальной степени: малые и средние предприятия, технологически сложные производства, предприятия потребительского комплекса.

Во-вторых, оживление инвестиций имело и причину чисто экономического характера - наличие в экономике больших свободных средств. Предприятия-экспортеры на волне фантастически благоприятной конъюнктуры получили неожиданно высокие прибыли, и те из них, кто рассчитывает на благосклонное отношение властей, активно инвестировали эти средства в модернизацию производства и приобретение новых активов. Хрестоматийно чистый пример - черные металлурги. Пожертвовав в минувшем году динамикой выпуска, они все текущие доходы и накопления направили на инвестиции. Отдача от них неминуемо последует, причем в поле уже наступившего года. Банки к зиме дождались обещанного еще летом снижения нормативов отчислений в фонды обязательного резервирования и за счет этого получили дополнительные свободные средства, которые начали активно ссужать своим клиентам.

Так что для всплеска инвестиций условия в конце прошлого года были. Вопрос в другом: станет ли это устойчивой тенденцией? Есть основания надеяться, что именно так и произойдет, поскольку опытным путем выяснилось, что, когда ситуация в стране накаляется, наши чиновники становятся на удивление вменяемыми. Так, в результате "ситцевой революции" очень быстро выяснилось, что существенное повышение пенсий не наносит вреда бюджету и экономике. После демарша предпринимателей, заявивших членам правительства на заседании совета по конкуренции, что без обуздания произвола налоговиков все программы экономического развития не стоят и потраченных чернил, прошла всего неделя. А вот уже министр финансов Алексей Кудрин и вице-премьер Александр Жуков представили на одобрение президента поправки в законодательство, кардинально ограничивающие права мытарей. Нефтяники в течение трех лет твердили, что без строительства новых трубопроводов развитие нефтедобычи остановится. Летом оно действительно остановилось, и правительство одобрило наконец проект строительства "трубы" к Тихому океану.

Значимость этих сигналов для бизнеса трудно переоценить. Строительство восточного трубопровода подразумевает освоение новых нефтегазовых месторождений, а это означает скачок спроса на буровое оборудование, трубы, продукцию машиностроения. Само строительство трубопровода даст новый импульс развитию трубной промышленности. Другими словами, если решение правительства действительно начнет претворятся в жизнь, российская металлургия и нефтянка имеют все шансы стать локомотивами нового экономического роста.

Общее улучшение инвестиционного климата, которое должно стать результатом ограничения прав налоговиков, позволит активизировать инвестиции и в другие отрасли, как сырьевые (в первую очередь угольную и железорудную, для которых складывается благоприятная мировая конъюнктура), так и перерабатывающие. Осуществление новых проектов неизбежно приведет к росту транспортных отраслей.

Но даже если надежды на ограничения фискально-силового давления на бизнес не оправдаются, поток инвестиций все равно не слишком обмелеет - повысится лишь планка внеэкономического риска проектов, возрастут трансакционные издержки на нормативное сопровождение и защиту сделок. Предпринимателям гораздо важнее понятные правила поведения государства - неразумные, распределительские, но определенные и предсказуемые.

Так что, вполне возможно, российская экономика сегодня находится на пороге новой волны экономического роста. Волны, которая в немалой степени обусловлена сегодняшней кризисной ситуацией.