Последний шанс оборонки

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
31 января 2005, 00:00

Преодолеть системный кризис в ВПК можно только волевым усилием государства. Власть должна создать новую вертикаль управления оборонным комплексом и приступить к реализации национальных мегапроектов в военной сфере

В 2004 году Россия установила пятый подряд национальный рекорд по поставкам вооружений и военной техники на экспорт. По данным директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаила Дмитриева, за границу было продано оружия на 5,7 млрд долларов. Это почти на 300 млн долларов больше, чем год назад. Резко - на 1,5 млрд долларов - вырос и гособоронзаказ. В этом году он составит уже 6,5 млрд долларов. Казалось бы, наконец наша оборонка начала приходить в себя. Но это впечатление обманчиво. Реформа ВПК, предусматривавшая создание на базе всех оборонных предприятий пятидесяти интегрированных холдингов, де-факто провалилась. Почти все средства, выделенные в рамках гособоронзаказа, до промышленности так и не дошли - они бесследно растворились в недрах Минобороны. В результате сейчас государственная программа вооружений выполняется в лучшем случае на 10-15%. Государство не только перестало управлять оборонкой, но, похоже, вообще потеряло к ней всякий интерес. И это лишь полбеды. Исчерпав советский задел, наша страна так и не смогла создать ни одного принципиально нового вида военной техники. Уже сейчас очевидно, что техническое отставание российских предприятий от ведущих корпораций США и Европы, например в авионике, высокоточном оружии, средствах связи и разведки, в ближайшей перспективе преодолеть невозможно. А без новых систем вооружений на мировом рынке нашим оборонщикам делать нечего. Что ждет российский ВПК дальше? Какое оружие он будет производить? Что необходимо сделать для создания новых видов военной техники и как вернуть утраченные на мировом рынке позиции? В конце прошлого года на "круглом столе", организованном журналом "Эксперт", эти вопросы обсудили руководители крупнейших оборонных предприятий России, чиновники, депутаты и эксперты.

Два года на реформы

По оценкам заместителя директора Центра АСТ Константина Макиенко, уже через два года доходы от экспорта вооружений начнут сокращаться. Это стало понятно еще в середине прошлого года, когда портфель заказов "Рособоронэкспорта" "похудел" с 13,5 до 12 млрд долларов. За последние пару месяцев ситуация только ухудшилась. Пострадавшие из-за цунами азиатские страны стали в авральном порядке сокращать свои военные расходы. Например, правительство Индонезии заморозило контракт на закупку эскадрильи истребителей Су-27. А власти Таиланда дали понять, что крупные партии военной техники их страна не будет приобретать до тех пор, пока не восстановит инфраструктуру в пострадавших от стихии районах. "Складывается очень опасная ситуация, - говорит г-н Макиенко. - Если предприятия не получат доступа к гособоронзаказу, то совсем скоро они будут вынуждены законсервировать производственные мощности и отправить рабочих в отпуска".

Исправить положение сейчас может только правительство. Власти достаточно провести реструктуризацию отрасли и создать эффективную систему контроля за распределением гособоронзаказа. Но помогать оборонщикам чиновники не торопятся. По словам гендиректора НПО "Сатурн" Юрия Ласточкина, наш ВПК напоминает брошенную в Забайкалье танковую дивизию, командир которой сам вынужден решать все свои проблемы: искать солярку, доставать продукты. Разница лишь в том, что командира-то у нашей оборонки и нет. В ходе административной реформы должность вице-премьера по ВПК была упразднена. "Сейчас за комплекс формально отвечает Минпромэнерго, - говорит г-н Ласточкин, - но это министерство занимается почти всем, от нефти до шоу-бизнеса, и про военную промышленность там, видимо, просто забыли". Это привело не только к разворовыванию средств гособоронзаказа, но и к саботажу правительственной программы по реформе ВПК. Самый яркий пример - ситуация с ФГУПами. Правительство приняло решение об их акционировании почти два года назад, но видимых результатов до сих пор нет. И понятно почему. По словам директора Федеральной службы по оборонному заказу Андрея Бельянинова, эффективных механизмов воздействия на руководителей ФГУПов не существует. Они чувствуют себя полновластными хозяевами предприятий и выполнять решения государства не хотят. "Несколько месяцев назад Российское агентство по боеприпасам своим приказом уволило руководителя Научно-исследовательского машиностроительного института Владимира Киреева, но он отказался покидать свой пост и нового директора в институт просто не пустил", - рассказал г-н Бельянинов. Выход из этой ситуации может быть только один: необходимо срочно восстановить управление оборонным комплексом. В ВПК должна существовать четкая вертикаль власти с единым центром принятия решений и эффективным механизмом контроля за их исполнением. По мнению Юрия Ласточкина, лучше всего, чтобы комплексом руководил чиновник в ранге вице-премьера.

После того как вопрос с управлением будет решен, оборонным предприятиям необходимо предоставить доступ к дешевым кредитам. В результате прошлогоднего банковского кризиса военные заводы лишились большей части оборотных средств и сейчас задыхаются от нехватки денег. Говорит гендиректор корпорации "Тактическое ракетное вооружение" Борис Обносов: "Несмотря на то что сто процентов акций нашей компании принадлежит государству, получить кредит в государственном банке мы не можем. Приходится идти в коммерческий банк и занимать деньги под десять-тринадцать процентов годовых в валюте. Но договориться с банком - это половина дела. Нужно еще получить разрешение у чиновников. На это уходит не менее трех месяцев. В результате у предприятий накапливаются долги, а работа стоит". "Я не понимаю, почему наше государство, имея огромные золотовалютные резервы, не может выдать нам кредит хотя бы под три-четыре процента годовых, - недоумевает г-н Обносов. - Берите пример с Франции, правительство которой выдает долгосрочные кредиты своим оборонным корпорациям по ставке, не превышающей одного процента годовых".

Помимо кредитов российскому ВПК нужны инвестиции для модернизации производства. Говорит президент корпорации "Аэрокосмическое оборудование" Сергей Бодрунов: "Большинство военных предприятий сейчас не способны производить высокотехнологичную продукцию, которую создают разработчики. Поэтому государство должно самостоятельно изыскать необходимые ресурсы и создать условия для обеспечения быстрой модернизации оборонки". По словам г-на Бодрунова, на технологическое перевооружение нашему ВПК потребуется не менее 80-100 млрд долларов до 2015 года. При этом только на авиапром необходимо выделить почти 29 млрд долларов в течение десяти лет. Председатель думского комитета по экономической политике Валерий Драганов предложил оборонщикам взять инициативу в свои руки. "Впереди подготовка бюджета на 2006 год, - говорит г-н Драганов. - Приходите, посмотрим, что можно сделать".

Новые задачи

По словам бывшего замминистра обороны, а ныне члена совета директоров АФК "Система" Николая Михайлова, для российского ВПК сейчас наступил решающий момент. "В ближайшее десятилетие политическая карта мира изменится до неузнаваемости. И какое место займет на ней Россия, сейчас зависит только от нашей оборонки, - говорит г-н Михайлов. - Обратите внимание, под давлением Запада во всем мире нагнетается антироссийский психоз. Делать вид, что этого не происходит, по меньшей мере глупо. Но и реагировать словами тоже бессмысленно - нужно создавать адекватное особенностям будущих войн оружие". По словам Бориса Обносова, анализ последних военных кампаний, проведенных с участием США, показал, что на крупномасштабных театрах военных действий подавляющее преимущество над противником могут обеспечить только высокоточные средства поражения. У нас же, судя по структуре гособоронзаказа, до сих пор ставка делается на использование гигантских бронетанковых соединений и механизированной пехоты. По словам Константина Макиенко, в бюджете Минобороны на закупку техники для сухопутных войск выделено вдвое больше средств, чем на ВВС. В этом году наше военное ведомство закупит почти два десятка танков, около сотни БТР и всего лишь девять боевых самолетов. Это означает, что Минобороны опять готовится к второй мировой войне. Впрочем, виноваты в этом не только военные. По словам Николая Михайлова, существует колоссальное расхождение между потребностью вооруженных сил в новой технике и способностью оборонки эти потребности удовлетворять. В ряде случаев, как, например, с авианосцами или системами управления войсками, российский ВПК уже не в состоянии разрабатывать требуемую для армии продукцию - для этого просто нет кадров. "Уходит поколение выдающихся конструкторов и инженеров - символов советской интеллектуальной элиты, десятилетиями создававших научно-технический задел, благодаря которому наш ВПК пока еще сохраняет относительную конкурентоспособность на мировом рынке, - говорит Юрий Ласточкин. - Но смена этим людям так и не появилась. Если взять военное двигателестроение, то в стране осталось всего три человека, способных реализовать программу создания силовой установки нового поколения. И всем им далеко за шестьдесят". Тем не менее исправить ситуацию еще можно. По словам Николая Михайлова, российскому ВПК нужно поставить перед собой сверхзадачу - создать перспективные образцы военной техники, которая может быть использована в войнах шестого поколения. "Во времена СССР военно-промышленный комплекс достиг своего могущества во многом благодаря тому, что перед учеными, инженерами и промышленностью власть ставила обоснованные сверхзадачи, - говорит г-н Михайлов. - Планка требований к перспективным образцам военной техники поднималась на недосягаемую, казалось бы, высоту, но оборонная промышленность почти всегда задание правительства выполняла". Однако с распадом СССР и прекращением холодной войны ситуация изменилась. За последние пятнадцать лет государство так и не смогло решить, какое оружие ВПК должен разработать для нашей армии. В результате военно-промышленный комплекс продолжает деградировать, а армия - разлагаться.