Голос в пустыне

Олег Храбрый
7 февраля 2005, 00:00

Начавшийся политический процесс в Ираке - это единственный путь к слому нелегитимной и уродливой схемы управления оккупированной страной

Таких выборов в истории не было никогда. Под звуки перестрелок и взрывов по всей стране - а один только Багдад подвергся нападениям как минимум восьмерых смертников в начиненных взрывчаткой автомобилях - иракцы шли голосовать. Американские солдаты в этот исторический день постарались держаться в стороне от избирательных участков - их охрана была передана в руки иракских военных. С одной стороны, для того чтобы не создавать впечатления, будто иракцы делают выбор под давлением извне. С другой - чтобы не понести в этот день рекордные потери: почти все школы и учреждения страны, в которых открылись избирательные участки, в одночасье превратились в форменные мишени. Как сообщили источники "Эксперта" в Багдаде, по всему городу еще несколько дней после выборов с интервалом в считанные часы продолжали звучать взрывы. Организовать в этих условиях мониторинг выборов и даже сносную работу журналистов невозможно. Предвыборной агитации с разъездами по всей стране никто не вел. Многие районы Ирака стали "территорией врага". Повстанцы сумели продублировать блокпосты иракских подразделений и, будто копируя тактику чеченских и ингушских моджахедов, примененную во время нападения на Назрань, облачились в форму федеральных властей и открыли охоту на представителей власти и популярных политиков.

Голосование тоже проходило почти вслепую - личности многих кандидатов в партийных списках были засекречены, как и точные адреса 5300 избирательных участков. Выборы в Чечне на этом фоне кажутся просто образцом порядка и прозрачности. С одной лишь разницей: политический процесс в Ираке зашел так далеко, что американцам вряд ли удастся получить тот результат, которого они добивались.

Но сегодня им нужен любой результат - именно любой, чтобы только начать выстраивать стратегию выхода из "освобожденной страны". Для более мелких участников этого "проекта века" состоявшиеся выборы должны стать формальным поводом для спешного возвращения домой.

Поляки, голландцы и украинцы считают свою миссию выполненной. Потери только среди украинских миротворцев достигли 16 человек - большинство их них, правда, не боевые, но отличить несчастный случай от боевых потерь в сводках из Ирака становится все труднее. Так, упавший за несколько дней до выборов в западной провинции Анбар американский военно-транспортный вертолет, на борту которого находился 31 пехотинец, как выясняется, был все-таки сбит, хотя американское командование сообщало о неких технических неполадках. Такой же информационный туман висит и над сбитым под Багдадом в день выборов британским военным самолетом "Геркулес С-130", на борту которого было 15 человек. Аллюзии с информационной политикой российских военных в чеченской кампании напрашиваются сами собой. Чего стоят громкие судебные процессы над американскими охранниками бесславной иракской тюрьмы Абу-Грейб. В частности, над тридцатишестилетним Чарльзом Грэйнером, обвиненным в сексуальных издевательствах над заключенными, - суд над ним завершился аккурат за две недели до выборов и широко освещался в арабской прессе. Таким же скандалом сопровождалось дело полковника Буданова, которое было снова возвращено в суд за неделю до референдума по чеченской конституции. Все войны и "антитеррористические операции", по мере того как они затягиваются, становятся похожими друг на друга. Но Ирак отличается от Чечни прежде всего полной непредсказуемостью начатого политического процесса.

Женская пилюля

Через 22 месяца после свержения Саддама Хусейна в иракских выборах участвовали 47 партий с 7200 кандидатами в списках, 9 коалиций и 27 независимых кандидатов. К слову, в оккупированной стране сегодня насчитывается около 8 тыс. общественных организаций, из которых более 800 представляют права женщин.

Американцы настояли, чтобы во всех партийных списках число женщин было не менее 30%, иначе независимая избирательная комиссия отказывала в регистрации. Летом 2003 года я неоднократно присутствовал на брифингах американцев в "зеленой зоне" Багдада: после освобождения Ирака прошло только два месяца, на улицах распущенные указом Пола Бремера иракские солдаты и офицеры требовали денежных выплат, грозясь развязать новую войну, но американских стратегов это мало заботило. Они увлеченно обсуждали проекты по расширению прав иракских женщин. Тогда я не понимал, почему их волнует именно это. Сегодня все стало на свои места: женский фактор - отличная пилюля против создания чисто исламских альянсов. В результате тот же шиитский Объединенный иракский альянс, который был благословлен великим аятоллой Али ас-Систани и в котором числится свыше десятка радикальных исламских партий, превратился в весьма эклектичное образование. Помимо женщин там оказался даже один из самых одиозных и скандальных иракских политиков - глава Национального иракского конгресса и некогда баловень Пентагона Ахмед Чалаби. При этом практически все суннитские организации не стали участвовать в голосовании, а имевшая хорошие шансы суннитская Исламская партия за несколько дней до выборов присоединилась к бойкоту.

В результате в дьявольском суннитском треугольнике - от Фаллуджи, Рамади и отдельных районов Багдада до Тикрита, Самарры и Мосула - избиратели выборы фактически проигнорировали. Так, из 200 тыс. жителей Самарры проголосовало 1400 человек - это были присланные на охрану объектов иракские военные из курдов и шиитов.

История, как говорил Марк Твен, не часто повторяет себя, но она подыскивает рифмы. В 1922 году шиитские мусульманские лидеры издали фетвы, запрещавшие голосовать на организованных англичанами выборах, - репрессии привели к восстанию шиитов, оно было подавлено, англичане сделали ставку на суннитские племена, и весь иракский юг оказался выключенным из политической жизни вплоть до 30 января 2005 года. Шиитские лидеры хорошо выучили тот урок - теперь на своих ошибках будут учиться суннитские духовные авторитеты. Ирак просто обречен бесконечно качаться на качелях собственного горького опыта. Но цена, заплаченная за право сделать выбор 30 января, будет куда более высокой - единство страны. Под общий информационный галдеж накануне выборов в иракском Курдистане была успешно проведена спецоперация "День независимости". Курдские лидеры воспользовались уникальным шансом ответить не только на вопрос, кого они хотели бы видеть в Национальной иракской ассамблее и в региональном парламенте, - во второй бюллетень без ведома избирательной комиссии был добавлен вопрос о том, хотят ли курды, чтобы Курдистан стал независимым государством. О такой постановке вопроса американцы были прекрасно осведомлены, но ничего не предприняли, так что новая иракская власть с самого начала столкнется с прецедентом фактического раскола страны. Полученный и вполне предсказуемый результат референдума о независимости даст возможность курдским лидерам добиваться лучших мест в новом правительстве с помощью элементарного шантажа: не принимаете наших условий - мы уходим.

Возвращение БААС

Несмотря на то что состоявшиеся в Ираке выборы не вписали в формирующуюся политическую карту страны целые религиозные группы, нужны они были хотя бы для того, чтобы сломать уродливую и нелегитимную систему управления, созданную американской администрацией. Нелегитимная власть не способна создать стабильно функционирующие органы государственной власти. Результаты американской кадровой политики к январю 2005 года можно суммировать так. Летом позапрошлого года министерство иностранных дел Ирака возглавил курд Хошияр Зибари. В итоге иракский МИД превратился в курдское национальное предприятие - на работу туда берут в основном курдов. И так во всем: в министерстве образования сидят исламисты, в министерстве информации - сплошь коммунисты. Что уже говорить о приближенных самого назначенного премьера шиита Аяда Аляуи, который в прошлом занимал высокий пост в партии БААС и был близок к Саддаму. За его партийное прошлое и слухи о крутом нраве Аляуи даже прозвали Саддамом Лайтом. Глава Иракского национального конгресса (ИНК) Ахмед Чалаби, в ведение которого американцы передали архивы иракских спецслужб, успел накануне выборов развязать против премьера и его приближенных кампанию черного пиара. По версии ИНК, назначенец Аляуи нынешний министр обороны Ирака Хазем аш-Шаалян был шпионом иракской охранки с 1998-го по весну 2003 года.

Аляуи действительно собрал вокруг себя бывших баасистов. Наконец-то эту естественную элиту страны начали втягивать в государственную работу. Только теперь террористы почему-то стали очень хорошо информированы о передвижениях высокопоставленных иракских чиновников. В результате покушений за последний месяц убиты губернатор Багдада Али аль-Хайдари, губернатор провинции Дияла, ряд приближенных к великому аятолле ас-Систани людей, совершено несколько покушений на главу Высшего совета исламской революции в Ираке Абдель Азиза аль-Хакима, убиты многие начальники полиции иракских городов и члены их семей, за последние четыре месяца прошлого года погибло свыше 1200 полицейских. Счет похищений и убийств членов провинциальных правящих советов и переводчиков идет уже на многие десятки. Американские военные аналитики указывают, что во Вьетнаме проблемы были схожими: тогда члены обучаемой американцами Вьетнамской республиканской армии передавали вьетконговцам не только секретную информацию, но и военное снаряжение.

Нет сомнений, баасистов нужно было втягивать в новые институты власти с самого начала. Ожесточенность, с какой сегодня сражается иракское сопротивление, - это прямой итог некогда безрассудного решения переходной администрации под руководством Пола Бремера больше никогда не принимать на работу бывших партийцев. Тогда речь шла о судьбе нескольких миллионов человек. Сегодняшняя гибкость американцев в отношении старых кадров прежнего режима объясняется простым расчетом. Им наконец-то пришло в голову, что бывшие баасисты - не только опытные военные организаторы и государственные управленцы, но и, как истинные националисты, враждебно настроены к Ирану и, с некоторыми оговорками, к Сирии, которая, по версии главы иракской военной разведки Мухаммада Шахвани, укрывает главных организаторов и спонсоров иракского сопротивления.

Противопоставить Ирак всем его соседям - задача, которую американцы попытаются решить любыми способами и любой ценой. Она напрямую увязана с их главной стратегической целью - не допустить превращения Ирака в исламское государство, дружественное Ирану. Добиться этого будет непросто - для тесных связей двух соседей в регионе есть все необходимые предпосылки. Даже великий аятолла ас-Систани, под прямым давлением которого выборы в Ираке состоялись точно 30 января, не мог голосовать не столько по религиозным убеждениям (богослов, по версии шиитской школы, к которой он принадлежит, не занимается политикой), но и потому, что является иранским подданным.

В темной воде

Американская военная группировка в Ираке доведена до 150 тыс. человек и к середине года будет уменьшена процентов на пятнадцать. Стратегическая цель Пентагона - создать собственную иракскую армию и спецслужбы, которые не разбегались бы по домам при очередном штурме захваченных повстанцами городов и кварталов. Пока в их распоряжении не более пяти тысяч боеспособных иракских солдат, а нужно 120 тыс. С одной поправкой: почти все сносные иракские подразделения состоят из курдов, в незначительной степени - из шиитов. То есть созданы все необходимые предпосылки для этнического конфликта. По просочившейся в прессу информации, в Пентагоне всерьез обсуждается проект создания своего рода "эскадронов смерти" из наиболее лояльных иракцев для выполнения спецопераций по уничтожению повстанцев, их лидеров и сочувствующих им граждан. Точно по модели борьбы с леваческими группами в Сальвадоре во времена администрации Рейгана. Примечательно, что нынешний посол США в Ираке Джон Негропонте начинал свою карьеру в те же годы на должности посла в соседнем Гондурасе.

Выборы в Ираке были организованы таким образом, чтобы дать проголосовать всем - даже тем иракцам, кто уже давно утратил иракское гражданство, для чего в 14 странах мира были организованы избирательные участки. По предварительным и грубым подсчетам, из 14 млн имеющих право голосовать иракцев проголосовали около 8 млн человек. Так что выборы можно признать состоявшимися. Вот только процедура дальнейшего дележа власти осложнена настолько, что еще неопытным шиитским стратегам, абсолютно уверенным в своей победе, придется изрядно постараться, чтобы сохранить упавшую на них с неба власть. Национальная ассамблея, в которую иракцы выбирали 275 членов, в феврале должна будет выбрать из своих рядов президентский совет, состоящий из трех человек - президента и двух вице. В свою очередь, этот совет изберет премьера, совет министров и высший федеральный суд. Далее все должно пойти как по маслу: к 15 августа планируется подготовить проект новой конституции, к 15 октября - референдум, к 15 декабря - выборы постоянного правительства. Если народ конституцию не поддержит (а, согласно переходному закону, любые три из 18 иракских провинций могут заблокировать ее принятие - это могут сделать как курдские провинции, так и суннитские) - ассамблея распускается. И все по новой.

Сегодня представители шиитских партий с иронией говорят о том, как представить в новом правительстве суннитов. "Они смирятся с потерей власти, как смирились белые в ЮАР. Те тоже сдались не сразу", - заявил один из претендентов на пост премьера нынешний министр финансов Ирака Адиль Махди. Но проблема суннитского представительства - это прежде всего проблема легитимности шиитского большинства. Уже одно это отбрасывает любые планы создания исламского государства в Ираке на неопределенный срок. В начатом политическом процессе расставлено много ловушек. Будут постоянно возникать вопросы: может ли ключевая должность премьера (а им станет шиит) обладать большими полномочиями, чем выбравший его президентский совет? Американцы сумели еще как минимум на год сделать власть в Ираке просто неуловимой - она остается в руках обладателей военной мощи. И лидеры иракского юга это прекрасно понимают. Их главная цель сегодня (и в этом с ними едины как коммунисты, так и монархисты) - избавиться с помощью американцев от террористической бациллы иракского сопротивления. Эта угроза будет почище курдского сепаратизма. За 22 месяца оккупации Ирак превратился в серую зону на карте мира. В стране появились целые районы, происходящее в которых неизвестно не только мировому сообществу, но даже местным властям. Уже в силу одного этого страна снова оказалась в форменной экономической блокаде. Так, главная транспортная магистраль Амман (Иордания)-Багдад, по которой в течение всех блокадных месяцев только и можно было попасть в Ирак, проходит через суннитские города Эль-Фаллуджу (ныне почти стертую с лица земли) и Рамади. Сегодня это шоссе в пустыне стало одним из самых небезопасных мест в Ираке.

Арабский джихадистский интернационал развился на подходящей почве. Выходцы из придорожных городов - сплошь контрабандисты и водители-дальнобойщики, промышляющие извозом. Подобно тому как в Африке обладатели этой профессии стали главными переносчиками СПИДа, в Ираке они стали главными организаторами сети доставки арабских добровольцев со всего мира. Моджахеды успешно мигрируют из одной серой зоны в другую - достаточно сказать, что в самом Багдаде и в пригородах есть улицы и кварталы, куда американцы не рискуют совать свой нос. Созданная в Ираке в течение полутора лет террористическая сеть остается для них непроницаемой до такой степени, что даже самые раскрученные фигуры "Аль-Каиды" ловко ускользают из рук. Недавно американцы узнали, что в ходе зачисток в Эль-Фаллудже среди арестованных иракцев был и главный вдохновитель самых жестоких убийств и нападений иорданец Абу Мусаб аз-Заркави. Никто его не распознал - он был отпущен в числе других. Так что американцы обречены с прежним остервенением тратить по миллиарду долларов в неделю только на обеспечение своей безопасности от иракцев. Что уже говорить о суммах, потраченных на военные операции до и после выборов, - они просто астрономические. До восстановления ли тут разрушенной и обнищавшей страны? Их отношение к этому хаосу емко выражено фразой, начертанной губной помадой на зеркале в одном из разгромленных домов в Эль-Фаллудже (там полегло свыше полусотни американских солдат и полторы тысячи повстанцев и просто местных жителей): "Fuck Iraq and every iraqi in it!"