Старый "портфель ресурсов" экономического роста почти исчерпан, а новый еще не появился. Основу последнего должны составить квалифицированная мобильная рабочая сила, инновационные технологии и новая, сетевая территориальная организация хозяйства страны

Год назад, в начале 2004-го, когда экономика России демонстрировала рекордные для нее темпы роста, многие эксперты с тревогой писали о том, что база хозяйственного подъема вот-вот будет исчерпана и страна вступит в полосу затяжной стагнации, а возможно, даже экономического кризиса. Сегодня кажется, что эти малоутешительные прогнозы стали сбываться. Темпы роста ВВП снизились; все чаще можно услышать заявления, что заветного удвоения валового внутреннего продукта к 2010 году России не достичь.

Встает вопрос: что знаменует собой это торможение экономики, какой фактор вносит в него наибольший вклад, в чем причина замедления роста?

Наиболее часто дающиеся ответы: действия государственных властей, создающие риски для инвесторов и провоцирующие отток средств из страны; доминирование сырьевого сектора, приводящего к развитию в России "голландской болезни". Наверное, в этих объяснениях есть свои резоны. Однако более обоснованной представляется точка зрения, согласно которой снижение темпов роста ВВП не является результатом действия какого-то одного фактора, а есть следствие исчерпания потенциала всего "портфеля ресурсов", эксплуатировавшегося с 1998 года.

Пустой портфель

Девальвация рубля в 1998 году создала так называемый портфель ресурсов, характерный для развивающихся рынков и стран, имеющих значительные запасы природных ресурсов: "слабый" рубль; низкие цены на природные ресурсы внутри страны при высоких ценах на сырье на мировых товарных рынках; ресурс дешевой относительно квалифицированной рабочей силы; наличие унаследованных еще от Советского Союза незагруженных производственных мощностей. Используя эти ресурсы, экономика страны с 1998-го по 2003 год росла быстрее, чем за весь послевоенный период.

Отрасли и компании по-разному воспользовались "портфелем ресурсов". Во многом это и обусловило различие в темпах их роста. Первыми эффект почувствовали экспорториентированные сырьевые отрасли (горнодобывающая и нефтегазовая промышленность) и производства первичного передела (металлургия, химия), а также малофондоемкие отрасли, ориентированные на импортзамещение (пищевая и легкая промышленность), сектор платных услуг. Бюджетноориентированные отрасли экономики смогли получить доходы от старого "портфеля ресурсов" с опозданием в полтора-два года, что во многом было связано с особенностями бюджетного процесса и национальной валютной политики. Чуть ли не последним эффект от новой ситуации ощутило машиностроение, обслуживающее традиционную индустрию на базе стандартных технологий; волна подъема до машиностроения докатилась в ослабленном виде, на уже наметившемся спаде.

К 2004 году старый "портфель ресурсов" был фактически исчерпан. Сократился разрыв между уровнем валютного курса и паритетом покупательной способности, тарифы естественных монополий и доля оплаты труда в ВВП приблизились к показателям середины 90-х годов. В 2002-2004 годах фактически закончились резервы свободных мощностей (в ближайшие годы следует ожидать ускоренного выбытия основных фондов во мн

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (452) 7 февраля 2005
    Налоговые инициативы правительства
    Содержание:
    Кудрин Джекил и Кудрин Хайд

    Аморфность структуры исполнительной власти и аппаратные игры чиновников порождают противоречивые законы и непредсказуемую налоговую политику

    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама