Слон готов уйти

Павел Быков
7 февраля 2005, 00:00

Предложенная республиканцами во второй половине XX века идеологическая программа, которая обеспечила им доминирование в американской политической системе, близка к исчерпанию. Благодаря чему демократы смогут отвоевать лидерство, пока неясно

Доминирование Республиканской партии в американской политике подходит к концу, а традиционная двухпартийная политическая система США демонстрирует признаки глубокого кризиса. С такими тезисами профессор социологии чикагского Northwestern University Джефф Манза выступил на очередной лекции, которую Институт общественного проектирования организовал в рамках международной программы "Русские чтения". По мнению профессора Манзы, в американской политике можно проследить несколько 30-40-летних циклов попеременного доминирования то республиканцев, то демократов. Доминирование определяется набором таких факторов, как большинство в конгрессе, количество президентов от той или иной партии и идеологической лидерство. Так, в 1896-1932 годах явным было превосходство республиканцев, а в 1932-1968-х - демократов. Сегодня, по-видимому, близится к завершению очередная республиканская эпоха.

Признаки упадка

О грядущих подвижках в американской внутренней политике свидетельствуют три основных тенденции. Во-первых, оказалось, что потерпевшие идеологический крах демократы гораздо эффективнее воплощают в жизнь программные установки своих консервативных конкурентов. Так, Клинтону удалось сделать то, чего не смог добиться Рейган - прежде всего, реформировать систему социального обеспечения, добиться определенных успехов в борьбе с преступностью и сбалансировать бюджет. Сегодня Буш говорит, что намерен довести до конца еще Рейганом обозначенные реформы - приватизировать систему соцобеспечения и завершить налоговую реформу. Однако в нынешней макроэкономической ситуации реализация этих планов способна дестабилизировать американскую экономику - избиратели могут расценить реализацию рейгановских реформ как довод в пользу того, что демократам реформы удаются лучше.

Во-вторых, демократы сумели нивелировать давнишнее преимущество республиканцев в сборе предвыборных средств (когда в конце 70-х деньги стали собирать с помощью прямых почтовых переводов, правые надолго вышли в лидеры). Но в последние годы, наладив отношения с бизнесом, демократы смогли сократить отставание.

В-третьих, если говорить о политической платформе республиканцев, то преобладать начинают моральные ценности. Заложенный при Рейгане резкий правый поворот базировался и на либеральной, антигосударственнической экономической программе (как реакция на усилившееся при демократах влияние правительства, на распространение массовые социальных программ), и на традиционных христианско-гражданских ценностях "белой Америки". Сегодня либеральная экономическая программа не является монополией республиканцев, из-за чего основной акцент смещается в сторону "ценностей". Политика республиканцев - не только внешняя, но и внутренняя - становится все более агрессивной. Отличительной чертой предвыборной кампании-2004 стала активная адресная работа с наиболее радикально настроенными религиозными общинами. Республиканцы очень плотно контролируют СМИ. Так, единственное популярное в США так называемое разговорное радио (вроде "Эха Москвы") придерживается правой ориентации, а телеканал Fox превратился в мощнейший рупор администрации Буша. Но, несмотря на это, победа Буша оказалась далеко не столь убедительной, как этого можно было бы ожидать и как это предсказывали выборные модели (весьма, кстати, точные) - в среднем действующий президент не добрал процентов пять голосов.

Главным же результатом агрессивной политики республиканцев стала усилившаяся поляризация в стране. "В последнее время в конгрессе можно видеть, что республиканские законопроекты поддерживают только республиканцы, а демократические - только демократы. Раньше такого не было. И демократам, и республиканцам всегда удавалось переманить кого-то из противоположного лагеря. Сегодня же поляризация, накал политической борьбы таковы, что ставят под сомнение устойчивость всей двухпартийной системы, которая во многом основывается на способности к принятию компромиссных или даже консенсусных решений", - считает Джефф Манза.

Он считает, что в долгосрочной перспективе столь очевидная и однозначная ставка на фундаменталистов (в рядах сторонников республиканцев возникла своего рода "гражданственная религия"), ставка на полное доминирование - играют против Республиканской партии. Дело в том, что правые пошли против основных социальных тенденций в США, обусловленных тем, что в стране становится все больше испаноязычных иммигрантов, растет доля самостоятельных женщин, не разделяющих взглядов правых фундаменталистов, появляется все больше нерелигиозно настроенных активных избирателей - их число увеличилось с 2% в 1960 году до 14% в 2004 году. Наконец, несмотря на все усилия, по сравнению с выборами 2000 года ряды сторонников Буша выросли незначительно, и это говорит о том, что потенциал экспансии у республиканцев, по крайней мере у праворадикального крыла, ограничен.

Готовы ли демократы?

Таким образом, все говорит за то, что демократы имеют хорошие шансы надолго завоевать лидерство. Более того, они могли помешать гегемонии республиканцев гораздо раньше. То, что они не сумели этого сделать на выборах 2004 года, то, что они вообще пустили республиканцев в Белый дом в 2000 году, - это следствие их ошибок в тактике, проблема внутренней организации демократов, проблема того, что у них нет яркого лидера. Гор уступил потому, что практически всю кампанию пытался отмежеваться от Клинтона, играя роль популиста. Лишь когда стало ясно, что он уступает Бушу, он попытался привлечь к кампании Клинтона, но было уже поздно. Керри же, помимо того что был довольно невнятен сам по себе, ко всему прочему еще и сенатор. А сенаторы в США крайне редко становятся президентами: проще простого поднять ведомости голосований, чтобы показать, что практически любой сенатор поддерживал в конгрессе какие-нибудь непопулярные законы, и на этом построить контрпропаганду.

Есть у демократов и более серьезные проблемы. К таковым можно отнести сложившийся у них в последние годы имидж партии среднего класса - хорошо образованных, имеющих хорошо оплачиваемую работу жителей крупных городов. Вследствие этого у демократов стали возникать сложности с массовой поддержкой в низших слоях общества (исключение представляют разве что меньшинства). Демократы, уступив в идеологической битве республиканцам, сдвинулись вправо, заигрывая с крупными корпорациями (профсоюзы - традиционная опора демократов - как политическая сила практически уничтожены). Республиканцы сделали аналогичный маневр и дернулись влево, сыграв на патриотизме и религиозности простых граждан. Теперь демократам предстоит решить, как вернуть себе поддержку избирателей из числа коренных американцев.

Что придет на смену?

Выступление профессора Манзы вызвало дискуссию. Приглашенные российские специалисты в основном анализировали ту политическую платформу, на которой сегодня стоят республиканцы, и пытались нащупать черты новой программы, которая обеспечит пропуск в Белый дом будущим претендентам на пост президента США.

По мнению председателя совета учредителей Группы компаний "Никколо М" Екатерины Егоровой-Гантман, можно назвать две основные черты реального кандидата на победу в президентских выборах. "В настроениях американских избирателей, как, впрочем, и в настроениях российских избирателей, завершается цикл потребности в главе государства, который 'такой же, как мы'. Сегодня зарождается потребность в ярком лидере и в какой-то серьезной идее, которая могла бы быть предложена обществу. Как показал профессор Манза, сейчас такой идеи у демократов нет, а ранее выдвинутая республиканцами идеологическая программа в том виде, в каком она была предложена, практически себя исчерпала. Поэтому к концу второго срока Буша возникнет потребность в новой серьезной идее, в новом типе лидерства", - считает Екатерина Егорова-Гантман.

Вряд ли речь может идти о какой-то очень простой идеологии, как было во времена противостояния сверхдержав и идеологической войны между ними. "Ответ на этот вопрос надо искать не в каких-то новых идеях, новых амбициозных программах или новых ценностях - его стоит искать в ведущих потребностях общества. Люди привыкли концентрировать основное внимание на своих частных интересах - 'моя семья, мой дом, моя улица'. Нельзя забывать об этой тенденции", - считает г-жа Егорова-Гантман.

Директор Центра международных исследований РАН Анатолий Уткин не согласен с тем, что эпоха республиканцев подходит к концу. "Именно республиканцы назвали свою страну империей. Именно их СМИ не боятся этого слова, напротив, употребляют его все чаще. Республиканцы становятся имперской партией. Они преобладают в обоих палатах конгресса, их президент возглавляет страну. Сегодня в 120 странах мира находятся американские войска. США решили не упустить шанс, неожиданно предоставленный им историей. Идейные лидеры здесь - республиканцы-неоконы. Демократы же ничего подобного не создали. Вот когда они создадут нечто сопоставимое по масштабу с идеологией 1932 года, когда найдут лидера, равного Франклину Делано Рузвельту, тогда я соглашусь, что начнется новый цикл американской истории", - сказал Анатолий Уткин.

Почему Америка проголосовала за неталантливого человека, который сбивается и говорит глупости? По простой причине - республиканцы поставляют сегодня более яркие идеи. И как показывают растущие жертвы в Ираке, по крайней мере пока, Америка готова платить высокую цену за проведение имперской политики.