Кудрин Джекил и Кудрин Хайд

Максим Рубченко
7 февраля 2005, 00:00

Аморфность структуры исполнительной власти и аппаратные игры чиновников порождают противоречивые законы и непредсказуемую налоговую политику

Несмотря на многочисленные заявления чиновников различного уровня о том, что налоговая реформа в России практически завершена и ничего важного в ней уже не предвидится, перекройка отечественного налогового законодательства именно сейчас вступает в решающую фазу. Достаточно сказать, что только в январе достоянием общественности стали пять (!) налоговых инициатив властей.

Во-первых, это предложение группы депутатов Госдумы о возрождении прогрессивной шкалы подоходного налога по принципу "больше получаешь - больше платишь". Это вполне разумная и справедливая идея. Отмена прогрессивной шкалы под смехотворным предлогом, что мытари не в состоянии контролировать крупные доходы граждан, была как раз той ошибкой, которая хуже преступления. Однако шансы депутатов невелики. Во-первых, наши чиновники органически не способны признавать свои ошибки и пересматривать собственные решения. Так что, пока должность главного налогового идеолога России занимает замминистра финансов Сергей Шаталов, инициировавший в свое время введение плоской шкалы подоходного налога, возврата к прогрессивной шкале можно не ждать. Во-вторых, время для таких изменений уже ушло - на носу 2007 год, когда каждый россиянин сможет открывать счета в иностранных банках. А уж там-то найти деньги русских богатеев наши мытари действительно не смогут.

Второй заметной налоговой инициативой властей стало предложение премьера Михаила Фрадкова снизить с 2006 года НДС с нынешних 18 до 13%, а выпадающие доходы бюджета компенсировать за счет средств стабфонда. Идея прекрасная, глава правительства заслужил аплодисменты. Однако Минфин, похоже, пытается спустить эту затею на тормозах и говорит пока о снижении НДС только до 16%, то есть ровно в соответствии с обещаниями, данными чиновниками этого ведомства еще в 2003 году.

Третьей налоговой новацией можно считать возрождение Минфином поправок в Налоговый кодекс, касающихся трансфертного ценообразования, - в январе этот документ опять появился в правительстве. И эксперты, и сами чиновники признают, что эти поправки были актуальны во времена существования внутренних офшоров, когда крупные холдинги могли серьезно снижать налоговые платежи, продавая по дешевке свою продукцию дочерним компаниям, зарегистрированным во внутренних офшорных зонах. Однако сейчас и внутренние офшоры упразднены, и "дело ЮКОСа" показало, чем чреваты подобные схемы, так что их уже никто не использует. И единственным результатом этих новаций будет то, что у мытарей появится лишний повод заявиться с проверкой в ту или иную крупную компанию. Похоже, что именно этого власти и добиваются.

Без презумпции невиновности

Недавно прозвучала еще одна чиновничья идея - в Налоговый кодекс предлагается внести изменения, позволяющие мытарям взыскивать с налогоплательщиков штрафы в бесспорном порядке, то есть без решения суда. А налогоплательщикам предоставляется право в срок от тридцати дней до шести месяцев (конкретный срок будут определять сами налоговики) обжаловать решение налоговых органов в суде. При этом доказывать свою невиновность должен сам налогоплательщик, а не налоговый орган, как сейчас. Таким образом, фактически упраздняется презумпция невиновности налогоплательщика, предусмотренная Налоговым кодексом.

Однако при этом никто не собирается отменять п. 6 ст. 108 НК РФ, который, собственно, и закрепляет презумпцию невиновности налогоплательщика в налоговых правоотношениях. Мало того, новая налоговая инициатива противоречит и п. 1 ст. 65 Арбитражно-процессуального кодекса РФ (АПК), согласно которому "обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо (выделено нами. - 'Эксперт')". Данную статью АПК тоже вроде бы отменять никто не собирается. Но и это еще не все. "У нас Конституционный суд сказал, что взыскание штрафов в бесспорном порядке противоречит Конституции, - напоминает руководитель департамента налогов и права ООО 'Бейкер Тилли Русаудит' Эдуард Кучеров. - Нестыковка получается: введение такой нормы будет противоречить решению КС".

Но это все в теории. А на практике презумпция невиновности в налоговых спорах давно уже превратилась в пустой звук. Дело в том, что, согласно действующему законодательству, мытари имеют гораздо больше времени для взыскания в судебном порядке налоговых санкций, чем налогоплательщик, вознамерившийся оспорить в суде решение налоговых органов. "Если налогоплательщик будет дожидаться, пока налоговый орган подаст на него в суд, то вне зависимости от исхода дела он лишится возможности признать недействительным решение налогового органа в части доначисления налогов и пеней, - говорит ведущий консультант департамента налогообложения 'БДО Юникон' Виктор Сарибекян. - Поэтому уже сейчас инициатором судебного разбирательства в случае несогласия налогоплательщика с решением налогового органа о привлечении его к ответственности является сам налогоплательщик. На него уже сейчас ложится бремя доказывания своей невиновности". Так что жизнь российских предприятий с появлением новых поправок в Налоговый кодекс изменится мало.

А вот физическим лицам новый порядок грозит огромными проблемами, поскольку им придется жить по тем же новым правилам. Сейчас вопрос о финансовых претензиях налоговых органов к "физикам" решается через суд, причем доказывать вину налогоплательщика должны мытари. После вступления в силу новых поправок в НК с гражданина сначала потребуют уплатить штраф, и, если он не успеет или не сумеет за полгода доказать свою невиновность в суде, решение налоговиков приобретет силу закона.

Уроки "дела ЮКОСа"

Аудиторы предупреждают: соблюдение закона не гарантирует вас от претензий со стороны налоговых и правоохранительных органов

Следует напомнить, что данные поправки в НК готовятся в одном пакете с поправками в Уголовный кодекс, который предлагается дополнить статьей "Конфискация имущества". Согласно этим поправкам, конфисковывать можно будет не только деньги, ценности и другое имущество, полученное в результате преступления, как это происходит сейчас, но и "доходы и прибыль от этого имущества", а также "имущество, переданное осужденным другому лицу, если у этого лица имелись основания полагать, что оно получено в результате преступных действий", и даже имущество, "предназначенное для финансирования преступлений". Проще говоря, отобрать можно будет все что угодно, причем и за налоговые преступления тоже. "Конфискация вполне может быть и неадекватной, - говорит Эдуард Кучеров. - Никакой привязки к тому, что стоимость конфискованного имущества должна соответствовать негативным последствиям, причиненным государству, нет. Так что, если соответствовать букве закона, можно конфисковать имущество на сумму большую, чем сумма ущерба, причиненного государству. То есть отнять можно все: дома, автомобили, компанию, бизнес. У нас признается уголовным деянием неуплата налогов на сумму от одного миллиона рублей, а имущество может стоить десятки миллионов долларов".

Разумеется, конфискация имущества может производиться только по решению суда. Но, во-первых, в условиях, когда одни законы противоречат другим (как, например, упоминавшееся предложение применять налоговые санкции без решения суда), решения судов становятся чрезвычайно субъективными. Во-вторых, как показало "дело ЮКОСа", положения законов в судах нередко уступают место соображениям высшего порядка - государственным и бюджетным интересам, принципам социальной ответственности бизнеса или соображениям социальной справедливости (см. "Справедливость" вместо закона).

И вообще пакет поправок в Налоговый и Уголовный кодексы просто пропитан духом "дела ЮКОСа". Похоже, что, намучившись с отбором нефтяной компании у Михаила Ходорковского, власти решили раз и навсегда облегчить себе подобные операции. Ведь если бы подобные положения уже действовали к началу "дела ЮКОСа", можно было бы, например, сразу вкатить компании штраф на все 20 млрд долларов и дать месяц на подготовку доказательств своей невиновности в суде. Понятно, что ничего вразумительного за это время юкосовцы подготовить бы не сумели - и готово дело. Или можно было бы просто отобрать у владельцев ЮКОСа все акции компании в порядке конфискации имущества, и не было бы всемирного позора с аукционной продажей "Юганскнефтегаза" лондонско-тверской фирме-однодневке.

Так что "конфискационно-штрафные" новации властей вполне можно считать работой над ошибками "дела ЮКОСа" и подготовкой базы для аналогичных дел в будущем. Косвенным свидетельством того, что подобные дела еще будут, можно считать заявление главы МЭРТ Германа Грефа о том, что налоговая и приватизационная амнистия в России не нужны. Возможно, что Герман Оскарович изложил исключительно личное мнение - он любит время от времени радовать общественность неординарными заявлениями. Однако есть немаленькая вероятность, что главе МЭРТ просто поручили высказать точку зрения вышестоящих органов власти. И это вполне вписывается и в логику последних налоговых новаций, и в тенденции отношений власти с бизнесом.

Идеи в свободном доступе

Однако в нынешних налоговых инициативах российской власти больше всего раздражает даже не их направленность на продолжение передела собственности, а потрясающая противоречивость. Казалось бы, хотите угробить частный бизнес - так и скажите. Но ведь практически одновременно с репрессивными налоговыми поправками в Налоговый кодекс министр финансов Алексей Кудрин и зампред правительства Александр Жуков предложили президенту существенно ограничить права налоговиков.

Во-первых, они хотят реально ограничить срок налоговой проверки и лишить мытарей возможности увеличивать его путем различных административных манипуляций. Во-вторых, исключить возможность проведения повторных проверок за один и тот же налоговый период. Доначисление налогов должно производиться только в случае установления судом правонарушений, совершенных в ходе налоговой проверки: получения инспектором взятки, подлога документов и т. д. И наконец, предлагается по каждому налогу законодательно установить исчерпывающий перечень документов, которые мытари могут требовать при проверке. "Повторные проверки в соответствии с этими предложениями возможны только в том случае, если налоговики признают своих же сотрудников из нижестоящих инстанций виновными во взяточничестве, другими словами, соучастниками преступления, - комментирует эксперт Центра развития Ольга Березинская. - Если бы такие меры были приняты раньше, с ЮКОСа не собрали бы столько денег. Хотя бы потому, что основные налоговые претензии к компании возникли как раз в ходе повторных проверок".

Насчет Александра Жукова все ясно - еще со времен работы в Госдуме он зарекомендовал себя как сторонник снижения налогового бремени. Но действия Алексея Кудрина производят странное впечатление, настолько новые инициативы противоречат всей предыдущей политике Минфина, направленной исключительно на расширение прав мытарей.

Однако похоже, что Алексей Кудрин заделался налоговым либералом не от хорошей жизни. По словам одного правительственного чиновника, "конфискационно-штрафные" поправки в законодательство были разработаны непосредственно в Федеральной налоговой службе и представлены в администрацию президента без ведома главы Минфина. Косвенно это подтвердил и сам Кудрин. На пресс-конференции 1 февраля, отвечая на вопрос корреспондента "Эксперта", как логически можно объяснить одновременное существование внесенных г-ном Кудриным предложений по ограничению прав мытарей и новых поправок в Налоговый и Уголовный кодексы, глава Минфина ответил буквально следующее: "Уполномоченным органом по выдвижению налоговых инициатив действительно является Минфин, но иногда инициативы исходят из администрации президента". Другими словами, к "конфискационно-штрафным" инициативам Минфин отношения не имеет. Так что, представив президенту свои поправки, ограничивающие полномочия мытарей, Алексей Кудрин просто пытается укротить не в меру ретивого руководителя Федеральной налоговой службы Анатолия Сердюкова. Примечательно, что и сам глава Минфина представил Кремлю свои налоговые инициативы через голову премьер-министра. Цирк, да и только! Отсюда идут и противоречия в нормативных актах, и, мягко говоря, непоследовательность налоговой и экономической политики, и игнорирование одним ведомством нормативных актов, подготовленных в другом. А в итоге - общая непредсказуемость ситуации, отвратительный инвестиционный климат, высочайшие риски ведения бизнеса.

На прошлой неделе знакомые предприниматели с Урала прислали в редакцию копию аудиторского заключения, подготовленного одной из фирм, входящих в "большую четверку". Документ заканчивается словами: "Мы подготовили данное заключение, основываясь на положениях действующего российского законодательства. Предупреждаем, что это не гарантирует вас от претензий со стороны российских налоговых и правоохранительных органов".

В подготовке статьи принимала участие Екатерина Шохина