История людских страданий

На улице Правды
Москва, 14.02.2005
«Эксперт» №6 (453)

По мере приближения к 60-летию окончания Второй мировой войны, то есть к памятной дате, располагающей скорее к примирению, народы - и уж точно отдельные их представители - желательную солидарность быстро утрачивают. У ряда бывших советских сателлитов, а ныне свежепроизведенных евросоюзников счет историческими обидами составляет важнейшую часть внешней политики. Если не единственную. Не столь институциализированного желания считаться обидами тоже хватает. Вероятно, предчувствие того, сколь заразительной может стать такая практика, побудило еэсовского почетного старца, б. президента Франции В. Жискар д`Эстэна предложить средство от распрей в виде унифицированного общеевропейского учебника истории XX века.

Вряд ли средство окажется столь целебным, да и вряд ли его вообще удастся составить. Школьные учебники истории в очень большой степени ориентированы на преподавание национального мифа, у разных наций мифы разные, и совокупить их вряд ли удастся. Тут же возникнет масса вопросов. Применительно к той же Франции трудно представить, чтобы дальновидная политика Клемансо в Версале - "Боши заплатят за все" - получила должную оценку, да и роль Франции во Второй мировой войне вряд ли удастся описать объективным образом. То же относится и к прочим нациям, ибо у всех свои мифы, а равно и свои скелеты в шкафу. Можно, конечно, представить себе общеевропейский свод истории, составленный по принципу "или хорошо, или ничего", но спасительное действие такого идеально отцензурированного общеевропейского мифа будет сомнительно. Скорее, повысится спрос на запретный плод и расчесывание язв будет еще больше привлекать на фоне идеально-бессодержательного свода.

Свести воедино не то что нациеобразующие мифы, но даже всего лишь оценки, обязанные присутствовать в любом школьном учебнике, нереально, но из того отнюдь не следует, что идея международного исторического свода вообще не имеет смысла. Имеет, а в контексте расчесываемых распрей даже весьма имеет, но сводить надо не мифы, не идеологического характера оценки, неизбежные в учебнике, а то, на чем основаны все распри. Историю людских страданий. И тех, что каждый из народов Европы сам претерпел в XX веке, и тех, что он причинил другим, - безгрешных нет или почти нет.

Конечно, уже есть такой жанр, как "черная книга", суммирующий страдания какого-нибудь народа или государства, но его изъян в однобокости. "Черная книга" описывает лишь перенесенные страдания, лишь собственные потери, что же до страданий и потерь, причиненных другим, - пусть другие и пишут. Чем в итоге лишь провоцируется состязание однобокостей. Одни участники распри цитируют свою "черную книгу", другие - свою, чем распря и питается.

Абсолютизация своих страданий, рассматриваемых к тому же как бессрочная политическая индульгенция, обычно идет рука об руку с полным замалчиванием (если не вовсе отрицанием) страданий, причиненных другим. Иначе не выходит создать образ своей страны - вечной страдалицы. Когда же другие, возмущенные этим, приводят случаи иного рода, пр

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (453) 14 февраля 2005
    Украина
    Содержание:
    А теперь - как в Европе

    России не стоит обращать внимания на евроатлантическую риторику нового украинского руководства. Это блеф. Сейчас самое время занять максимально жесткую позицию отстаивания своих национальных интересов в отношениях с Украиной

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама