Пусть растут

21 февраля 2005, 00:00

Редакционная статья

На прошлой неделе Минэкономразвития сообщило, что за первую половину февраля потребительские цены в России выросли на 0,7%. Поскольку в январе инфляция составила 2,6%, суммарный прирост цен за два месяца составит около 4% - почти половину официального прогноза на весь год. В такой ситуации правительство просто обязано попытаться переломить тенденцию и так или иначе затормозить рост цен. Беда в том, что при решении любых задач чиновники стараются идти самыми простыми, с их точки зрения, путями. Применительно к проблеме инфляции это может означать следующее.

Причины незапланированного роста цен в прошлом году назывались уже неоднократно: рост тарифов на услуги госмонополий, увеличение цен на сырьевые товары, подорожание продовольственных продуктов и бензина. На мировые сырьевые цены наши чиновники не могут влиять по определению - с этим фактором инфляции приходится просто мириться. С тарифами госмонополий разбираться трудно и долго - и у "Газпрома", и у РАО "ЕЭС России" имеются сотни аргументов в пользу повышения тарифов плюс мощнейшие лоббистские возможности на всех уровнях власти. С жилищно-коммунальным хозяйством сегодня разбираться вообще бесполезно, что там творится с деньгами, на самом деле не знает никто. Наконец, подорожание продовольствия - проблема не менее сложная. Рост цен на мясо в прошлом году был вызван ошибками в тарифном регулировании, и эту ситуацию исправить вполне реально, но доля "мясной" инфляции в общем росте цен весьма невелика. Что же касается подорожания молока, то оно связано с деградацией молочного животноводства, и для исправления этой ситуации требуются годы.

Вот так и получается, что наиболее перспективной ареной борьбы с инфляцией оказываются цены на нефтепродукты. Вклад их в общую инфляцию кажется очевидным всем. Виновники уже названы: переработчики и торговцы, "устроившие картельный сговор". Население страны в лице участников массовых манифестаций благословляет государство на борьбу со зловредными нефтяниками.

Далее схема действий напрашивается сама собой: вывести нарушителей на чистую воду, наказать-оштрафовать, ввести государственные ограничения на уровень цен и рентабельности всех предприятий нефтеперерабатывающего комплекса, а с теми, кто не захочет поступиться личной выгодой ради общественного блага, поступить чуть мягче, чем с Ходорковским. Сторонников такого подхода в правительстве сегодня немало - смотри поправки Минфина в Налоговый кодекс о госрегулировании трансфертных цен и новый закон "О конкуренции", который вице-премьер Александр Жуков намерен использовать в качестве оружия против якобы существующего сговора нефтепереработчиков.

Впрочем, отчаиваться не стоит. Сегодня уже заметно, что все больше людей во властных структурах отходит от государственнического безумия. Провалы всех более или менее крупных чиновничьих затей доказали: госаппарат не в состоянии эффективно регулировать экономическую сферу. В противовес лозунгу "все должно решать государство" все чаще звучат предложения не подменять чиновничьими решениями законы рынка и здравого смысла. Так, в качестве альтернативы жесткому государственному регулированию рынка нефтепродуктов предлагается создать их госрезерв. Примечательно, что Минпромэнерго критикует эту идею за то, что "госрезерв - механизм недостаточно рыночный". Специалисты топливно-энергетического ведомства настаивают на отмене экспортных пошлин на нефтепродукты, чтобы повысить привлекательность нефтепереработки, - в высшей степени рыночный инструмент. Похоже, российская власть вплотную подошла к осознанию того, что рыночный и государственный капитализм "в одном флаконе" плохо сочетаются. Необходимо выбрать что-то одно. И сегодня, к счастью, больше шансов уже у первого варианта.

Разумеется, за любой выбор придется платить. Если мы решаем жить по рыночным законам, придется смириться и с дальнейшим подорожанием бензина, ведь спрос на топливо (в том числе и в самой России - за счет увеличения продаж автомобилей) растет гораздо быстрее, чем нефтепереработка. Но при выборе "государственнического" пути потери могут оказаться гораздо больше. Только представьте, что любой крупный модернизационный проект будет проводиться так же, как пенсионная реформа или монетизация льгот.