Мир и атом в Саратове

Первым губернатором, получившим свой пост от президента, стал атомщик Павел Ипатов. Это назначение - одновременно и торжество бюрократической вертикали над федерализмом, и победа здравых хозяйственников над разыгравшимися политиками

В прошлый четверг депутаты Саратовской областной думы единогласно наделили полномочиями губернатора заместителя гендиректора "Росэнергоатома" Павла Ипатова. С его вступлением в должность 3 апреля закончится девятилетнее правление в области Дмитрия Аяцкова, одного из самых заметных региональных лидеров позднеельцинской и раннепутинской России. Впрочем, для понимания нынешней ситуации важнее не личность уходящего губернатора, а механизм, приведший к власти его преемника. Согласно новому закону N122 "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", кандидатуру губернатора на рассмотрение региональных законодателей вносит президент. До сих пор он пользовался этой прерогативой только для того, чтобы переназначить действующих глав регионов, тем самым продлив срок действия их полномочий по меньшей мере до 2008 года. Эту процедуру уже прошли Приморье, Курская, Владимирская, Тюменская и Амурская области, Югра и Эвенкия, а также Еврейская автономная область. Ипатов стал первым региональным руководителем, получившим свой пост по новым правилам - без демократических выборов, зато при активном участии областного законодательного собрания, "Единой России" и полпреда президента.

Этот прецедент тем более важен, что теперь аналогичные механизмы будут использоваться для решения кадровых вопросов по большинству ключевых должностей в стране. В частности, те же люди, которые сегодня определяют выбор губернаторов, будут формировать партийные списки "Единой России" на выборах в Госдуму, причем при отсутствии мажоритариев и слабости других партий уравновесить их кадровую политику, возможно, будет некому. От того, научится ли "вертикаль власти" (то есть в первую очередь единороссы и прямо назначаемые президентом чиновники) систематически находить и проводить на высшие должности сильных и компетентных лидеров и каким именно образом она станет это делать, зависит развитие событий в 2008 году.

Последний бой Аяцкова

В Саратовской области соблюсти порядок и общественное спокойствие при передаче власти было непросто, но сделать это, безусловно, удалось. Наделение Ипатова губернаторскими полномочиями на специальном заседании облдумы прошло прямо-таки противоестественно гладко. Против обыкновения присутствовали все 35 депутатов. Уходящий губернатор с несколько наигранной сердечностью обнял и поддержал нового; неудавшийся кандидат в губернаторы спикер облдумы Шувалов преподнес ему букет; представитель президента в Поволжском округе Сергей Кириенко, незадолго до того вычеркнувший Аяцкова из списка кандидатов, поблагодарил его за отличную работу; в целом церемония напоминала классические советские образцы. Однако внешнее благолепие никого не ввело в заблуждение: до последнего момента соперничающие группировки активно боролись как за благосклонность федеральных властей, так и за саратовское общественное мнение.

Основной интригой саратовской политики до недавнего времени было противостояние между двумя крупными фигурами - губернатором Аяцковым и вице-спикером Государственной думы РФ Вячеславом Володиным. Володин был ближайшим соратником Аяцкова в течение всей ельцинской эпохи, но в 1999 году их пути разошлись. Заместитель саратовского губернатора перешел на федеральный уровень и стал депутатом Госдумы от ОВР. По сведениям "Эксперта", Аяцков тогда тоже собирался в Москву: Борис Ельцин в период лихорадочных поисков преемника обещал ему пост президента России. Но преемником Ельцина стал вовсе не Аяцков, а Путин, Володин же стал одним из парламентских лидеров "Единой России". В итоге сотрудничество двух амбициозных саратовцев превратилось в конфронтацию. Если за Аяцковым стояло областное правительство, то за Володиным - местные единороссы, включая сильнейшую в облдуме депутатскую группу и неподконтрольных губернатору чиновников (например, руководителя саратовского управления Банка России Юрия Зеленского). Конфронтация нарастала - в местной прессе развернулась борьба компроматов, за ней последовали иски в суд (сначала о защите чести и достоинства) и даже уголовные дела (в частности, нашумевшее в прошлом году "дело комбайнов Case" против Аяцкова по статье "превышение служебных полномочий").

Борьба максимально обострилась в тот момент, когда была воплощена в законе идея назначения губернаторов. Стало ясно, что Аяцков (наряду с самарским соседом Константином Титовым) - один из первых кандидатов "на выход". В Москве говорили об антипатии между Путиным и Аяцковым, о стремлении президента сменить ельцинскую гвардию, в Саратове куда больше внимания уделяли экономическому состоянию региона. Государственный долг Саратовской области на начало текущего года составил 1 млрд 319 млн рублей, или 14% от доходов бюджета. Причем эту "дыру" проделали явно не социальные выплаты, ведь реальные доходы населения выросли за год всего на 4% (по России - на 8%). Средняя зарплата, по статистике областного правительства, составляет 5150 рублей (по стране - больше 7 тыс.), причем и эти данные многие местные экономисты считают завышенными. Среди главных причин тяжелого финансового положения - неэффективное расходование средств: областные фонды медицинского страхования и дорожного строительства поглощали огромные суммы без всякого видимого результата. С другой стороны, команде Аяцкова не удалось создать достаточно благоприятный инвестиционный климат, чтобы должными темпами повышать доходы саратовской казны. Крупные компании были склонны не столько приходить в Саратов с новыми проектами, сколько, наоборот, уводить управление существующими производствами в соседние регионы (так, "ЛУКойл" перевел свое поволжское представительство в Волгоград). В результате Саратовская область теряла налоговые поступления и рабочие места: число занятых в экономике региона снизилось за прошлый год на 7,6%.

Как делают губернаторов

Все эти трудности, возможно, не помешали бы Аяцкову переизбраться по старой системе - он и на прошлых выборах преодолел стойкую неприязнь большинства избирателей только благодаря верной привязанности избиркомов. Однако по новым правилам назначение губернаторов зависит от двух неподконтрольных ему инстанций - полномочного представителя президента в федеральном округе, который представляет кандидатуру в Кремль, и регионального парламента, который ее утверждает. В декабре, после того как эта система вступила в законную силу, в саратовской политике произошли два непубличных, но важных события. Во-первых, депутатская группа "Единая Россия", приобретя нескольких новых членов, добилась большинства в областной думе. По словам одного из депутатов, использовались "и силовые, и финансовые методы". Во-вторых, делегация местных политиков (включая депутатов, мэров, министров и партийных лидеров) отправилась в Нижний Новгород, где каждый из них предложил Сергею Кириенко свои кандидатуры на освобождающийся пост. Единороссы выдвигали сразу нескольких кандидатов, в первую очередь Вячеслава Володина и руководителя саратовского отделения партии Юрия Зеленского, которого, впрочем, депутаты других групп единодушно считают несамостоятельным, подконтрольным Володину партийцем. Более лояльные Аяцкову деятели выдвигали Сергея Шувалова - бывшего вице-губернатора, а ныне председателя облдумы. Были и другие кандидаты - всего в "лонг-лист" вошло пятнадцать-двадцать фамилий, включая Павла Ипатова, которого в Москве подумывали сделать губернатором еще в 1996 году.

После этого местным элитам оставалось только ждать - дальше решения принимались уже непосредственно в президентской администрации. К концу января до Саратова дошли неофициальные вести, что ни Дмитрия Аяцкова, ни Вячеслава Володина губернатором не назначат, однако имя президентского кандидата оставалось неизвестным до 21 февраля. В этот день действующего главу региона вызвали в Кремль, где, по его словам, он "без тени сомнения назвал президенту фамилию Ипатова". На самом деле решение уже было принято и Аяцкова просто поставили перед фактом: в тот же день о выборе Кремля сообщили депутатам-единороссам и самому Ипатову, который дал свое согласие. Консультации, которые Сергей Кириенко провел в последующие дни с саратовскими депутатами и десятком общественных деятелей, были чистейшей формальностью. Областную общественную палату, формально представляющую более 500 организаций, а фактически подконтрольную действующему губернатору, полпред президента вообще не удостоил вниманием. "Пришли и сказали: вот две кандидатуры, прошу любить и жаловать. Вот и все консультации", - возмущенно заметила глава саратовского Союза женщин, советник Аяцкова Валентина Боброва. Вторая кандидатура - Юрия Зеленского - также предлагалась скорее для вида: в роли главы области он был категорически неприемлем для сторонников Аяцкова, да и сам сразу же заявил, что смирно останется на скамейке запасных.

Одновременно Ипатов проводил неформальные, но результативные встречи с реально влиятельными в области людьми. За несколько дней он встретился с представителями всех основных групп саратовского политического истеблишмента, и все они, кроме обиженной общественной палаты, выразили ему свою полную поддержку. Вдобавок "Единая Россия" настояла на том, чтобы голосование было открытым и поименным - а портить отношения с будущим главой региона никто не захотел. "Это форма диктата с нашей стороны, и мы этого не скрываем", - заметил один из лидеров единороссов Леонид Писной. В результате в том, что утверждение Ипатова закончится единогласным "за", никто не сомневался.

Прекращение огня

Федеральной власти удалось достичь своих главных целей - стабильности и лояльности. Это важный результат не только для Москвы, но и прежде всего для самого Саратова. "И правительство, и областная дума слишком много занимаются политикой, а не развитием экономики. В последнее время всякие ссоры не позволяли заниматься делом, а ведь большинству жителей области эта мышиная возня жутко надоела", - так описал ситуацию в регионе глава депутатской группы "Союз товаропроизводителей и предпринимателей", президент крупного завода "Трансмаш" Евгений Шлычков. Назначение на губернаторский пост любого заметного саратовского политика только усугубило бы конфликт, поскольку практически все они успели встать под знамена какой-нибудь из ожесточенно борющихся групп. Павел Ипатов же, наоборот, совершенно не участвовал в схватке: последние двадцать лет он руководил крупнейшей в стране Балаковской АЭС (главный инженер, директор, а в последнее время - также заместитель гендиректора "Росэнергоатома") и на политику не отвлекался. В прессе его фамилия мелькала только при запуске очередного энергоблока, да еще когда в прошлом году какой-то неумный шутник распустил слух о радиоактивной утечке.

Контраст между уходящим губернатором и его преемником был особенно заметен по их выступлениям на заседании облдумы, посвященном смене власти. Аяцков произнес вдохновенную и патетическую речь, взывая к малой родине, трудовой славе и дружбе народов. Ипатов, напротив, сухо, с цифрами рассказал о нерешенных экономических проблемах и о своей программе. Ипатов - хозяйственник, менеджер, "технический губернатор". Поэтому он устраивает всех, и его назначение - это шанс достичь равновесия и устойчивости. Особенно примечательно, что федеральные власти, приняв решение сместить Аяцкова, не пошли простым путем и не "спустили" в Саратов "человека Москвы". Такой выбор свидетельствует, что, хотя общественность сознательно лишили возможности напрямую участвовать в кадровом процессе, общественное мнение тем не менее играет в нем определяющую роль.

Правда, пока неизвестно, удастся ли в действительности умиротворить разбушевавшуюся политическую тусовку тихого поволжского города. Весьма вероятно, что саратовские единороссы, свалив своего главного противника, захотят закрепить победу. Так, в четверг Павел Ипатов неожиданно заявил, что его заместителем будет Виктор Будылев - депутат облдумы от "Единой России" и прокурорский работник с тридцатилетним стажем.