Вся власть свободным радикалам!

Юлия Попова
14 марта 2005, 00:00

Молодым российским архитекторам не хватает радикализма и иллюзий, считает главный эксперт по архитектуре конкурса инновационного дизайна DIA Петер Ноевер

Приглашать звезд мировой величины в качестве экспертов для отбора финалистов и победителей - ноу-хау организаторов конкурса инновационного дизайна DIA. Конкурс проходит в Москве уже в третий раз и в этом году включает три номинации: архитектура, промышленный и графический дизайн. На прошлой неделе из 365 присланных на конкурс работ эксперты отобрали по десять финалистов в каждой номинации.

Архитекторам достался знаменитый эксперт - директор Музея прикладного искусства в Вене (МАК) Петер Ноевер. За то время, что Ноевер возглавляет музей, МАК превратился не только в место проведения грандиозных архитектурных выставок, но и в оплот всемирного архитектурного сопротивления. Сам Ноевер, подобно многим своим западным коллегам сочетающий творческую и коммерческую успешность с левыми взглядами, - друг всех без исключения ведущих архитекторов мира, генерал армии сопротивления. Будучи приглашенным профессором архитектурных школ и университетов в Вене, Граце, Гаване, Лос-Анджелесе, членом жюри десятка архитектурных и дизайнерских конкурсов, Ноевер в каждом публичном выступлении рвет и мечет, бьет в набат, предает анафеме тех, кто, по его мнению, мешает независимой архитектурной мысли править миром. То есть - мировой капитал, транснациональные корпорации, градоначальников, чиновников, архитекторов-конформистов и сонных обывателей. Его лекция в Москве не была исключением, Ноевер говорил о всемирном покушении на архитектуру и клеймил власть денег, по милости которой повсеместно как на дрожжах растет бездарная коммерческая архитектура. Конкурсным проектам тоже досталось по первое число - их Ноевер счел недостаточно смелыми.

- На пресс-конференции, посвященной отбору финалистов DIA, вы сказали, что увиденные вами проекты как будто выполнены людьми из прошлого. Они оказались слишком традиционными? Основанными на штампах?

- Что касается штампов, то их было меньше, чем я ожидал. Но меня поразило вот что: все проекты имеют дело со старыми идеями, им категорически не хватает радикализма. Молодым людям нельзя проектировать так же, как проектировали много лет назад. Они должны позабыть о том, что делалось и делается вокруг, найти свою независимую точку зрения на все. Когда ты начинаешь, ты просто не имеешь права быть зависимым. Вспомните время, когда русская архитектура сделала свой главный рывок, - двадцатые годы, конструктивизм. Конструктивисты работали так, будто до них никакой архитектуры вообще не существовало.

- Неужели вам не попался ни один по-настоящему инновационный проект?

- Ну почему же... Один показался мне интересным - "Складной небоскреб". Весь день он стоит, как обычная высотка, а ночью складывается. Потому что ночь человек проводит лежа и, следовательно, требует меньше пространства. Потом утром небоскреб опять "раскладывается" в высоту. Здесь, мне кажется, есть и ирония по поводу того, что сегодня каждый второй непременно хочет построить небоскреб. Я не хочу сказать, что это что-то гениальное, и на серьезное заявление этот проект, конечно, не тянет. Но в качестве вопроса вполне годится. Автор, он или она (я не знаю, потому что все участники зашифрованы под номерами), попробовал посмотреть на вещи по-своему, как никто на них не смотрел. Ведь именно этого и ждешь от конкурсантов, ждешь, что, проектируя дом, они поставят перед собой вопрос: "А что вообще есть дом?" - и ответят на него радикально, не глядя ни на конъюнктуру, ни на то, что делают другие.

- Возможно, ребята, подавшие свои проекты на конкурс, хотели избежать упреков, которые чаще всего и выпадают на долю радикальных проектов: не для жизни, не решает человеческих проблем, вне градостроительного контекста и так далее.

- Но это же полная ерунда! Конкурс инноваций - это лучший повод мыслить концептуально. Здесь нет инвестора, вас никто не обязывает предъявлять план, фасад, разрез и указывать, где будут окна, а где - двери. Все, что от вас требуется, - это свободное и радикальное высказывание. Сегодня не только у вас, но и во всем мире архитектура страдает от того, что ею заправляют не архитекторы, а инвесторы и девелоперы, которые думают только об экономике, о практической выгоде, о своих процентах и которым, по большому счету, наплевать на архитектуру. Им всегда все "слишком дорого", или "слишком сложно", или "слишком авангардно". Можно представить себе более идиотское клише - "слишком авангардно"? Можно подумать, что бывает "в меру авангардно". Архитекторы, тем более молодые, не имеют права мыслить подобным образом, они обязаны быть радикалами.

- Но разве возможно при рыночной экономике преодолеть власть девелопера? Заставить его строить те же радикальные проекты вопреки собственной выгоде?

- Возможно. Архитекторы должны сражаться! Девелопер говорит: "Делай так", а архитектор должен ему ответить: "А я буду делать так!".

- Но тогда девелопер просто передаст заказ другому архитектору.

- И тот тоже должен сопротивляться. Конечно, все помнят, что Филип Джонсон (выдающийся американский архитектор (1906-2005). - Ю. П.) говорил: "Все архитекторы - проститутки". Но, во-первых, это было давно, во-вторых, все-таки не стоит понимать его слишком буквально. Хотя и сегодня многие думают: "Не построю я, построит кто-нибудь другой". Это, конечно, очень опасная идея, с которой надо бороться. Если она победит, ни улучшения качества архитектуры, ни настоящих прорывов ждать не приходится.

- Что касается улучшения качества архитектуры, то мы здесь, в России, возлагали и возлагаем большие надежды на иностранных звезд. Кажется, приедут к нам Ренцо Пьяно и Заха Хадид, выстроят нам хотя бы по паре зданий, и станет у нас все хорошо. Как вы считаете, их приезд и в самом деле может серьезно повлиять на нашу ситуацию или это всего лишь иллюзия?

- Во-первых, я должен сказать, что вам нужна иллюзия, вам нужна мечта. Все по-настоящему новаторские движения начинались с больших иллюзий и были абсолютно иррациональны. Иррациональность - вот чего вам всем, в том числе и молодым архитекторам, на самом деле не хватает. Молодым надо больше смотреть на искусство, а не на чужую архитектуру. В шестидесятые авангардная архитектура завоевала мировое признание, и это уже пройденный этап. Сегодня вся надежда на людей, которые ставят ее под вопрос, провоцируя тем самым возникновение чего-то нового.

- А как все-таки с иностранными архитекторами?

- Что касается Ренцо Пьяно, или Захи Хадид, или Жана Нувеля, то на белом свете нет такого города, который не мечтал бы их заполучить. И конечно же, их прекрасные постройки украшают города и служат вызовом остальным архитекторам. Одним словом, дело это само по себе полезное, но абсолютно идиотское и бессмысленное, если на этом все и заканчивается. Архитектура - это долгосрочная программа, учитывающая закономерности развития городов, традиции и много-много всего другого. Ее и должны разрабатывать архитекторы, а не те, кто думает только о выгоде и ставит вопреки всякой градостроительной логике супермаркет там, где он будет приносить им максимум прибыли. Я повторяю: архитекторы обязаны сражаться. Но никакой борьбы не получится, если с самого начала они будут не радикалами, а прагматиками, подобными тем, из-за кого архитектура сегодня находится под угрозой.

Петер Ноевер (род. в 1941 г.) - директор Музея декоративно-прикладного искусства (МАК) в Вене, один из самых влиятельных деятелей современной архитектурной сцены. Ноевер - профессор Академии художеств в Вене, приглашенный профессор университетов и архитектурных школ Граца, Загреба, Праги, Гаваны, Москвы, Лос-Анджелеса и др. Автор многочисленных публикаций, посвященных архитектуре и дизайну, член жюри крупнейших международных архитектурных конкурсов.

В 1988 г. Ноевер стал инициатором и руководителем генеральной реконструкции МАК, после чего музей превратился в крупнейшую выставочную площадку Европы. В 1994 г. основал Центр искусств и архитектуры МАК в Лос-Анджелесе. Наиболее известные выставочные проекты, осуществленные Ноевером за последнее время:
"Искусство и революция. Русское и советское искусство 1910-1932" (1994 г.);
"Тирания прекрасного. Архитектура сталинской эпохи" (1994 г.);
Philip Johnson - Turning Point (1995 г.);
"Davaj! Russian Art Now. Из лаборатории свободных искусств в России" (2002 г.);
Выставки ведущих архитекторов мира: Грега Линна, Захи Хадид и др. (2002-2003 гг.)
Среди новых проектов Ноевера - превращение противовоздушного укрепления фашистского времени в Аренбергпарке в Вене в "Башню современного искусства".

Премия инновационного дизайна (Design Innovation Award - DIA) - самая представительная на сегодняшний день в России независимая (то есть не связанная ни с каким творческим союзом или корпорацией) награда в области архитектуры и дизайна. Учреждена Фондом современного дизайна в 2003 г. Премия присуждается в номинациях "Архитектура", "Графический дизайн" и "Промышленный дизайн" (2003 г.), "Веб-дизайн", "Дизайн интерьера" и "Дизайн городской среды" (2004 г.). В нынешнем году премии вновь присуждаются архитекторам, дизайнерам-графикам и промышленным дизайнерам.

Конкурс проводится в три этапа. Сначала из присланных работ российские кураторы отбирают те, что соответствуют квалификационным требованиям. Затем приглашенные иностранные эксперты (каждый из которых является всемирно признанным авторитетом в своей области) выбирают десять финалистов в каждой номинации. На завершающем этапе другая группа приглашенных иностранных экспертов выбирает из финалистов победителей - одного в каждой номинации.

Премия составляет 10 тыс. долларов США, приз зрительских симпатий - тысячу долларов США.

В этом году в целях расширения своей географии кураторы DIA провели выездные мастер-классы в Новосибирске, Екатеринбурге, Самаре, Нижнем Новгороде и Саратове. Число поданных на конкурс работ в нынешнем году - 365.