Закат российских чеболей

Русский бизнес
Москва, 28.03.2005
Эпоха расцвета многоотраслевых конгломератов в России завершилась. Удел интегрированных бизнес-групп - превращаться в инвестиционные фонды либо, отбрасывая все ненужное и непрофильное, в вертикально интегрированные или продуктово ориентированные компании

Интегрированные бизнес-группы (ИБГ) долгое время были становым хребтом российской экономики, главенствующей формой организации крупного частного бизнеса в стране. "Альфа", МДМ, "Интеррос" - на всю Россию таких гигантов с объемом продаж более миллиарда долларов наберется с дюжину. Все они постоянно на слуху: "смерть" ЮКОСа, планы слияния "Газпрома" и "Роснефти", беспрецедентные по своему масштабу покупки крупнейшими российскими ИБГ зарубежных активов.

Список групп постоянно меняется, как меняется и состав каждой из них: что-то покупается, что-то продается, чему-то просто уделяется меньше внимания. Сейчас, например, уже трудно представить, что до дефолта центрами бизнес-групп были в основном банки, а не промышленные компании.

Есть ли общая логика во всех этих действиях? Чем вообще живет российский крупный бизнес? На что претендует? Как справляется с возросшим в последний год давлением государства? Об этом мы беседуем с главным научным сотрудником Института народнохозяйственного прогнозирования РАН доктором экономических наук Яковом Паппэ.

- Яков Шаевич, какие качественные сдвиги в работе ИБГ прослеживаются в последнее время?

- Наиболее важное изменение - это то, что ИБГ уже не являются самым интересным, самым важным субъектом нашего бизнеса. Это сильный тезис, тем не менее я его развиваю уже второй год. И второй год получаю этому все больше подтверждений. Что такое ИБГ? Это некая совокупность предприятий и компаний, относящихся к разным отраслям и секторам экономики. Их объединяет общая группа собственников и высших менеджеров, внутри ИБГ могут происходить переброски финансовых, людских и прочих ресурсов из отрасли в отрасль. Причем переброски в основном непрозрачные, и такая непрозрачность долгое время была наиболее эффективна. Но ИБГ всем хороша, кроме одного: ее нельзя ни оценить, ни продать.

- Но можно продать отдельные куски.

- Правильно. Когда бизнес немножко стабилизируется, он начинает задумываться, как ему себя оформить, чтобы было понятно, что он чего-то стоит. И тогда ИБГ начинает структурировать свои активы в компании. А компания - это уже нечто другое. У нее есть четкая технологическая логика. Например, это либо несколько алюминиевых заводов, либо это цепочка глинозем-алюминий-прокат-фольга. Эти самые компании, либо продуктово ориентированные, либо вертикально интегрированные, и становятся постепенно главными действующими лицами нашего бизнеса.

- А что же ИБГ, они ведь не умирают?

- Они превращаются либо в компании, отделив от себя все остальное, либо в совокупность компаний, объединенных едиными держателями крупных пакетов. Иногда выстраивается и классический холдинг. АФК "Система", например, держит акции МТС, МГТС, "Комстар - Объединенные телесистемы" и другие. То есть ИБГ превратились в некое подобие инвестиционного фонда. "Мы не нефтяники, не банкиры, не связисты, мы - инвесторы", - как метко выразился однажды глава "Альфа-Групп" Михаил Фридман.

От классического западного инвестфонда они пока отличаются тем, что держат в своих комп

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (459) 28 марта 2005
    Переворот в Киргизии
    Содержание:
    Революция forever

    Революция в Киргизии произошла все по тому же сценарию, знакомому нам по Югославии, Грузии, Украине, только с поправкой на местную специфику

    Разное
    Спецвыпуск
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Наука и технологии
    Реклама