Актеры второго плана

Спецвыпуск
Москва, 04.04.2005
«Эксперт» №13 (460)
Российские ЦБК не обладают на мировом рынке исключительными конкурентными преимуществами и потому вынуждены развивать сырьевой бизнес в ущерб высокотехнологичному. Интервью с главным управляющим директором компании "Илим Палп Энтерпрайз" Никитой Леоновым

- Российская целлюлоза на мировом рынке продается с большим дисконтом. Почему?

- Безусловно, российские ЦБК торгуют целлюлозой по ценам заметно ниже мировых индикативных. Одна из причин - несовершенство российской системы торговли. Но есть и базовая причина - низкое качество российской продукции. И разрыв по этому показателю с лидерами мировой индустрии весьма значителен. Мы в России производим все виды целлюлозы по стандартам, уступающим лучшим мировым. В частности, чтобы варить качественную целлюлозу, надо использовать качественную древесину. Но из-за структуры российского лесфонда и особенностей его освоения невозможно обеспечить качественное разделение разных видов древесного сырья. Вот, например, Котласский или Архангельский ЦБК в один котел кидают и осину, и березу. В то время как на Западе процессы разделены: целлюлозу в основном варят из березы, а осина идет на другие виды продукции, например на производство термомеханической массы.

Разрыв между индикативными мировыми ценами на целлюлозу и фактическими ценами реализации наших заводов довольно долго уменьшался. Сейчас он вышел на постоянный уровень. Почему? Разрыв в ценах снижался, пока мы имели резервы для улучшения качества российской продукции. Но как только эти резервы были исчерпаны и мероприятия потребовали дорогостоящих инвестиций, их проводить перестали. С этого момента разница в мировых и российских ценах на целлюлозу стала константой.

- Странно, ведь хвойный лес у нас хорошего качества. Почему же из него не получается варить хорошую целлюлозу?

- В России самое "современное" предприятие по производству хвойной целлюлозы было построено двадцать два года назад в Усть-Илимске. Остальные ЦБК еще более старые. Российская хвойная целлюлоза уступает более качественной западной - у нее и прочностные показатели, и белизна хуже, и сора в ней больше. На старом оборудовании нельзя, как правило, попасть в те узкие коридоры качества, которые заложены в западных сертификатах. Нам нужна принципиально новая варка. По сути это означает необходимость коренной реконструкции или строительства нового завода.

К сожалению, сейчас в России это очень дорогостоящая затея. Мы не сможем конкурировать с подобными проектами, которые один за другим запускаются в Чили или в Индонезии. В этих странах существенно меньше затраты на само строительство. У них, к примеру, над варочным котлом стоят простые навесы - климат позволяет. У нас же придется строить отдельные железобетонные корпуса. У них затраты на условную тонну мощности составят порядка 800-900 долларов. В нашей же стране считается, что затраты на создание новых мощностей по производству целлюлозы составят 2000 долларов на тонну. Правда, по моим подсчетам, если серьезно проводить проектные работы и обдуманно работать с поставщиками оборудования, то эту цифру можно уменьшить до 1600-1700 долларов на тонну. Но не меньше. Теперь давайте считать. Современной считается производственная линия, мощности которой рассчитаны на 700 тысяч тонн целлюлозы (для сравнения:

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (460) 4 апреля 2005
    Состояние содружества
    Содержание:
    После развода

    Постсоветские режимы некомфортны и нетехнологичны как для Запада, так и для России. Они обречены. Теперь основной вопрос, как и когда там произойдет смена власти

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    Культура
    Реклама