Девочка Зло

Культура
Москва, 04.04.2005
«Эксперт» №13 (460)

Ужасная эпопея под кодовым названием "Звонок", порожденная писателем Кодзи Судзуки, перенесенная на киноэкран Хидео Наката и продолженная римейком Гора Вербински, возобновила торжественное шествие по свету. В российский прокат выходит американский "Звонок-2", снятый все тем же Накатой; похоже, после "Проклятия" (продюсер Сэм Рэйми, режиссер Такаши Шимицу) в Голливуде убедились, что с японским кошмаром лучше всего может справиться лишь японец.

Вербински основательно приспособил первоначальную стихию восточного хоррора под западный менталитет, превратив сагу о страшной, мстящей всему живому девочке-утопленнице в некое подобие мистического детектива - персонажи в его "Звонке" тщательно раскодировали убийственную видеокассету (через которую призрак насылал проклятья на окружающий мир) и производили доскональное расследование стародавней трагедии. Метафизика смешивалась с бытом, вытаскивая наружу свойственный, пожалуй, каждому глубоко укорененный страх перед техническими чудесами: видеомагнитофон, телефон питались не столько от электричества, сколько напрямую из каких-то инфернальных энергетических источников. В новом "Звонке" вся это всесторонне, казалось бы, разработанная система корреляции быта и ада неожиданно оказалась не у дел; лишь в начале фильма Наката разрабатывает прежнюю легенду, в дальнейшем отказываясь от нее с необыкновенной легкостью.

Основные персонажи, впрочем, никуда от нас не делись: есть здесь и героическая мать-одиночка Рэйчел (Наоми Уоттс), и ее малолетний сын Эйдан, спрятавшиеся, в попытке спастись от кошмара из предыдущего фильма, в американской глуши. Есть и та самая Самара, загробная девочка, занавешенная черными волосами, которую зловредные родители когда-то бросили в колодец. Теперь она, правда, не распространяется смертоносным вирусом через пиратские видеокопии, не вылезает с трупной грацией из телевизора, не губит подростков-видеоманов. Самара стала образцовой эктоплазмой, видимой в зеркалах и на фотографиях, устраивающей домашний беспорядок наподобие полтергейста, не без успеха пытающейся вернуться в мир живых. Наката, когда-то стоявший у самых истоков легенды, сам же ее и погубил - а вернее, очистил от излишеств. Бог с ними, телефонами-кассетами - пусть даже и название фильма полностью теряет свой смысл. Можно забыть и про детективный сюжет. Перед нами - идеальная девочка Зло, главное изобретение японского хоррора, обобщенная адская сущность детства; ее не нужно жалеть или спасать, с ней можно только бороться, причем максимально жестокими средствами. "Будь хорошей матерью, - советует Рэйчел, обнаружившаяся в дурдоме мать Самары. - Убей ребенка, если он тебя об этом просит".

В "Звонке-2" детей убивают не до конца - исключительно пока они не вылечатся от дьявольского наваждения. Впрочем, история, как мы видим, пока что развивается последовательно - в первом "Звонке" детей надо было жалеть, теперь - топить, как котят, с лечебными целями. Есть подозрения, что в очередном сиквеле, который неминуемо нас ждет, ненависть к дет

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (460) 4 апреля 2005
    Состояние содружества
    Содержание:
    После развода

    Постсоветские режимы некомфортны и нетехнологичны как для Запада, так и для России. Они обречены. Теперь основной вопрос, как и когда там произойдет смена власти

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    Культура
    Реклама