Остановить 1916 год

Оранжевая революция в России может быть только национал-социалистической. И возглавить ее может только "Родина". Чтобы этого не произошло, к выборам 2007 года должна быть создана принципиально новая партийная система

Партийно-парламентская система России, за полтора десятилетия своего существования прошедшая нисходящий путь от горбачевских Советов (лучшее представительное собрание в недавней нашей истории) через пожароопасный цирк Государственных дум 90-х к нынешнему ничтожеству, - готовится к самому тяжелому своему испытанию. Провалить его - значит вообще забыть о том, что был когда-то в России некий парламент. Вот уже более десяти лет, как русские политические партии живут отдельно от своих избирателей, не представляют ничьих реальных интересов и социальных ниш, а лишь решают задачи своих учредителей, кураторов и финансистов и во внутрителевизионной самодостаточности деградируют все сильнее. Раз нет действительной, неизменной социальной базы - не может быть и никакой идеологии, заменой которой становятся две одинаковые в своем безграничном упрощении формулы. Одна, лояльная: "за все хорошее против всего плохого, вместе с начальством". Вторая, бунтарская: "власть виновна во всем, и потому долой". Эта унылая модель противопоставления абсолютного, не разбирающего целей и средств, государственничества абсолютному же, не разбирающему чинов и званий, восстанию, есть давняя русская традиция. На подходе к 1917 году взаимоотношения власти и общества сложились именно таким образом, и результатом стала не только вполне заслуженная государственная катастрофа, но и победа третьей, одинаково далекой от бюрократов и свободолюбцев, силы, той, от которой содрогнулись все. Нечто подобное ожидает нас и сейчас.

Маршрут под откос

К выборам 2007 года Кремль подойдет с "Единой Россией" - задуманной вообще не в качестве партии, а исключительно как "голосовательная машина", к настоящему времени уже во многом исчерпавшая этот ресурс. Региональные выборы проводятся "Единой Россией" все хуже, пиар-кампания, связанная с монетизацией льгот, провалена, к тому же многие депутаты-"единороссы" явно забыли, кто и зачем поместил их в парламент. Они больше не хотят голосовать, они желают "приступить к управлению", как сказал бы Коровьев. Своими глупыми амбициями и нелепыми предложениями они начали мешать еще нынешней, безобидно-бюрократической думской работе. А что случится далее, если победа-2007 обойдется партии власти "непризнанием итогов выборов" и механически следующим за этим по сценарию "майданом"? Выйдет ли хоть кто-то на улицу защищать безликую внеидеологическую партию чиновников? И более важный вопрос: окажут ли сами "андроиды" (после прозвища, данного Максимом Кононенко, их невозможно называть иначе) хоть малейшее сопротивление наступательно-победительной "оранжевой" коалиции или покорно разберут себя на запчасти? Есть ли у Бориса Грызлова и Ко хотя бы риторика, система минимальной словесной коммуникации, чтобы тягаться с таранной пропагандой "борьбы с тиранией"? И не пропадет ли "Единая Россия" вовсе на революционном декабрьском воздухе 2007-го так, словно и не было никогда никакого "президентского большинства"? Мы ведь помним, что случилось в феврале 1917 года с "рядами верных и преданных монархистов". Они вдруг "куда-то делись". А куда подевалась КПСС в августе 1991-го? Она утонула.

Иными словами, "Единая Россия" готова только к полному успеху, причем непременно никак от нее не зависящему, во всех прочих вариантах она исчезает бесследно без единого выстрела.

А кто еще есть у Кремля? Уставший Жириновский, чье перманентное кулачное разбирательство с набирающей силу "Родиной" свидетельствует о том, что Владимир Вольфович всерьез обеспокоился конкуренцией (Райков его, помнится, не пугал). Геннадий Андреевич Зюганов, чье намерение не выпускать из рук КПРФ и скорее аннигилироваться окончательно, нежели допустить перемены в партии, уже привело к потере коммунистами всякого влияния и на глазах сводит их значение к роли сателлита все той же "Родины". В критический момент, когда возникнет вопрос о "непризнании итогов", такая КПРФ, оказавшись после "Единой России" и "Родины" на третьем месте, блокируется с последней и дополнит ряды борцов со "злочинной владой". Наконец, есть еще целый набор карликовых, невесть зачем созданных проектов-"дублеров", лидер каждого из которых претендует на то, чтобы быть Грызловым-2 (Миронов), Зюгановым-2 (Семигин, Селезнев), однако в действительности только тратит "казенные средства".

И если ничего не изменится, вся эта тяжеловесная, безнадежно плохо говорящая, немыслимая на митинге или в уличном противостоянии кряхтящая бюрократическая бричка отправится в 2007 году навстречу своей гибели - почти неуязвимому оранжевому броневику.

О тех, кто в танке

Принято думать, что "угроза оранжевой революции" исходит от так называемого демократического движения, "либералов от фуа гра" гусинского, березовского и невзлинского призывов, всех тех, кого можно объединить под одной условной маркой "Комитет-2008", вне зависимости от того, состоят они в этом комитете на самом деле или же только сочувствуют его делу. Вдохновляясь уличениями себя в "источнике угрозы", демократы, похоже, и в самом деле поверили в собственное могущество и едва ли не грезят теперь о том, как новая партия Гарри Каспарова выведет на выборах к Охотному ряду, где до того момента так и не построят гостиницу "Москва", сотни тысяч бойцов либерального фронта и те, свирепо потрясая апельсинами, потребуют отставки всех и вся. Демократы трагически заблуждаются, и разоблачители их - вместе с ними. Явлинский, Немцов, Хакамада, Рыжков, все тот же Каспаров и даже относительно далекий от них Лимонов не станут героями оранжевой революции. Они станут ее временными попутчиками - и неизбежными, гарантированными жертвами, подобно кадетам, эсерам и меньшевикам на предыдущем витке русской истории.

Прогрессивный кружок "Комитета-2008" сейчас не способен даже на создание единой партии к следующим выборам - личные амбиции оказываются важнее элементарного политического расчета. На выборах-2007, соответственно, ни "Яблоко", ни СПС, ни возможная третья партия Каспарова-Рыжкова или Хакамады не наберут искомые 7%, причем не наберут так, что даже самым ярым противникам власти будет ясно: они ни за что не прошли бы. Не имея в сущности никакой серьезной социальной поддержки, разрозненные демократы не смогут вывести на условный "майдан" сколько-нибудь весомую "группу болельщиков". Предел их возможных протестов - акции, аналогичные митингам "свободу НТВ!" несколько лет назад. И это не говоря о том, что большая часть их лозунгов населению чужда и непонятна, совсем как тем солдатам, которые 14 декабря 1825 года интересовались у карбонариев: Конституция - не жена ли великого князя Константина Павловича?

Не имея же поддержки внутри страны, демократы не смогут получить ее и снаружи - ибо бюрократическое сознание вашингтонских и брюссельских чиновников таково, что сколько-нибудь существенная ставка на революционный сценарий будет делаться ими только при наличии реального "оранжевого" субъекта, а его в либеральном лагере нет и не будет. Затруднительно представить себе, что Евгений Алексеевич Киселев, неторопливый и долгоговорящий, отправится не корысти ради, но токмо во имя пославшей его Кондолизы Райс в качестве Свободы на Баррикады.

Нет. Насаждением "свободы" в России займутся совсем другие люди, и именно на них будет сделана вашингтонско-брюссельская финансово-дипломатическая ставка, и в сравнении с ними злополучные либералы покажутся нынешней российской власти добрым, ностальгическим сном. Мы имеем в виду партию "Родина" и самого оранжевого революционера в России - Рогозина.

Нетрудно заметить, что пресловутые "революции" в странах СНГ не имели ничего общего с прогрессивной программой всевозможных "комитетов" - терминологией "свободы и демократии" они пользовались только для вида (ею и Сталин с удовольствием пользовался). В реальности это были националистические революции - Михаил Саакашвили так и вовсе безупречно разыграл на Кавказе идейно-имиджевую роль дуче Муссолини, только вместо африканских владений у него - мятежные "непризнанные республики". Важно понять, что между "демократизацией по госдепу" и откровенным национализмом на местах нет никакого противоречия. США как государство, стремящееся быть единственной на планете Империей, поддерживает именно антиимперские (то есть националистические) устремления тех или иных народов в тех местах, где риск образования иной точки наднациональной сборки, нежели сами США, особенно силен. Более того, в дальнейшем к национализму может быть присоединен и фундаментализм - американский опыт 80-х в Афганистане (Америка сказала: "Надо!", бен Ладен ответил: "Есть!") может быть с успехом использован в Азербайджане. И только относительно России почему-то существует нелепое представление, что, раз уже чемпион мира по версии ФИДЕ Каспаров выступает на страницах Wall Street Journal, быть ему, значит, Царем всея Руси по версии госдепартамента.

Вдумаемся в риторику. О чем говорят демократы? О том, что Путин - диктатор, вообще слишком "сильный правитель"; о том, что он недопустимым образом атакует собственников 90-х годов; о том, что Кремль негласно покровительствует "фашизму и ксенофобии"; о том, что режим плох, ибо кровав. Очевидно, что подобные идеи не имеют и заведомо не будут иметь успеха - несоответствие действительности в этой риторике слишком бросается в глаза. Сравните теперь демократические камлания из "Новой газеты" с агитацией прямо противоположного рода: режим плох, ибо слаб, за собственников давно пора взяться всерьез, инородцев нужно попросить вон из России, "что-то на душе моей тоска, не ввести ль куда-нибудь войска", etc. Вот такая критика власти куда больше может рассчитывать на успех.

Только от тех, кто полагает нынешнюю власть непростительно гуманной, слабой, мягкой, исходит настоящая революционная опасность. Давайте называть вещи своими именами. "Оранжевой" и при этом успешной в России может быть только национал-социалистическая революция. И только идеология, увязывающая неприятие существующей власти и лозунги социальной справедливости с ксенофобией и радикальной милитаризованной "державностью", будет востребована в качестве действенной баррикадной антипутинской риторики. Захват "нерусской" собственности и погромы на рынках станут немедленным следствием "торжества демократии", а прогрессивные борцы от "Яблока" до НБП, попытавшись встать на пути разбуженной национал-радикальной стихии, будут уничтожены раз и навсегда - не "понарошку", как во время нынешних "преследований за свободу слова", а всерьез. И хотя целому ряду левых и либералов будет трудно согласиться с подобным фаталистическим взглядом, им лучше поверить печальному опыту растерзанных в 1918-м революционными матросами "демократических министров" Шингарева и Кокошкина прямо сейчас, чем испытывать на себе прелести победившей бури через два года.

Существующая власть, при всех возможных к ней претензиях (увы, очень часто справедливых), есть реальный заслон на пути утраты Россией своей многонациональной, поликонфессиональной, разноязыкой сути, своей "цветущей сложности", если угодно. Заходясь в проклятиях нынешнему порядку вещей, мы сами не подозреваем, насколько хрупкой является та грань, что отделяет нас от националистической хунты, от кровавого макабра войны за "Тузлу". И дьявольский соблазн выборов 2007 года в том, что радикальный национализм придет в Москву, поддержанный Западом, склонным, как и всегда в его отношениях с Россией, к "простым и верным решениям". Склонным к тому, чтобы попытаться стать единственным арбитром в будущих сложных отношениях бизнеса и новой власти внутри России, а равно и России с ее соседями по умирающему СНГ вовне страны. Нашу хунту назовут самой демократической на свете, и никакой госдеп не будет ее третировать, как не третирует он Латвию и Вике-Фрейбергу за марш нацистов, остановить который пытались ветераны ВОВ, одетые в полосатые робы заключенных и с шестиконечной звездой на рукаве. Прямо сцена из пафосного голливудского блокбастера, над которой дружно рыдают все добропорядочные обыватели. Все - но не госдеп. Он этой сцены в Латвии решительно не заметил. Не заметит ее и в России.

Очевидно, что "Родина", оставаясь в режиме нынешнего "нейтрально-подозрительного" потворствования со стороны власти, займет второе место на думских выборах - и, вполне можно допустить, не признает их результатов, говоря о своем украденном первенстве. На недавних региональных выборах Рогозин уже порывался устраивать мини-бикини русский бунт и ставить палаточный городок, но тогда, кажется, его "остановили"; пряник же потенциального захвата власти может оказаться в 2007 году слишком завлекательным для "патриотов", чтобы ограничиться, по образцу блаженной памяти Зюганова 90-х, революционным захватом автомобилей "Ауди" и думских кресел. Далее последует типичное большевистское (то есть вы нам - все, а мы вам - посмотрим) "соглашение" с КПРФ и всеми вообще пролетевшими мимо Думы трехпроцентными Аннибалами русского либерализма из СПС, "Яблока" и шахматной партии Каспарова. Доверчиво-послушная свободолюбивая общественность поддержит национал-патриотов в едином (как ей покажется) строю, ну а про то, что будет дальше, лучше всех пел Женя Лукашин в советской комедии про баню: "Думайте сами, решайте сами - иметь или не иметь".

Что может противопоставить этому погромному "гению революционных масс" современная российская власть? "Жалкие слова", как говорил обломовский Захар, про "конституционный коридор"? Призывы "сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации"? Или все-таки цельную и осмысленную стратегию контрреволюции? Именно "контрреволюции", логика которой всегда включает в себя перехват методов противника, потому что "реакция", с ее извечными танками и угрозами, против стремительно коричневеющего оранжада, увы, не поможет.

Что делать

Реальностью, данной нам в ощущениях, является тот факт, что "оранжевая революция" как наиболее вероятный теперь уже вариант исхода грядущих думских выборов - это радикально-националистический переворот "истинных демократов и патриотов" (в историческом ряду которых уже значатся Муссолини, Гитлер, Хомейни, Гамсахурдиа и Саакашвили, etc.) против "прогнившего режима", на деле в полном одиночестве обеспечивающего недопущение скатывания республики в фашизм. А значит, контрреволюционная стратегия 2007 года должна определяться нами как стратегия антифашизма, и задачей ее станет создание большого гражданского "народного фронта" против общего врага номер один. Им является этнический шовинизм и милитаризованно-фундаменталистское движение, которое под "оранжевым" флагом будет добиваться ликвидации нынешней политической системы и распада государства в рамках временного триумфа революционной хунты. Какими бы ни были наши собственные претензии к этой системе, эта угроза такова, что по определению превосходит масштаб моральной правоты критика.

Однако финансово-медийной симуляцией политической деятельности, к которой мы привыкли за эти годы, делу не поможешь. Русское общество должно увидеть, что его интересы могут быть представлены лояльной партийно-парламентской системой точнее и лучше, чем то, что происходит ныне в борьбе двух равновеликих начал: "одобрямс!" и "долой!". Для этого, пока еще не поздно, за ближайшие два года в России должна быть создана хотя бы в самом приблизительном, первичном виде идеологическая, социально-укорененная, а не виртуально-театрализованная партийная модель - по всей видимости, она должна состоять из трех основных партий. И борьба против революционного натиска Рогозина и Ко должна стать принципиальной для всех.

"Единая Россия", скажем эти страшные слова, должна стать полноценной праволиберальной партией, аналогом республиканцев в США. Для этого, помимо прочего, потребуется призвать в партию всех более или менее либеральных политиков, разделяющих государственническую идеологию. Понятно, что далеко не все из них будут принадлежать "Едру" душой и телом, далеко не все из них смогут быть послушными андроидами.

Подобная последовательная трансформация главной российской партии, будем честны, несомненно, приведет к некоторому временному снижению ее процентных показателей, однако нужно понимать, что для сохранения и жизнеспособности действующего политического режима значительно выгоднее существование готовой к конкуренции, обоснованной социально и внятной идеологически "партии власти", нежели искусственное бытие на 101% управляемой сверхпартии без идеологии и с кажущимся большим рейтингом - партии, которая держится только на личном авторитете президента и в критический момент не будет способна возглавить контрреволюционные силы, попросту рассыпавшись в отсутствие указаний сверху.

Превращение "Единой России" в полноценную партию возможно по следующей схеме. Сама ЕР должна стать "столыпинским" по духу движением, увязывающим европейские и рыночные ценности с идеей лояльности существующему строю, который есть фундамент цивилизации в России. Партией, которая будет продолжать оставаться "властной" и административной, но с которой вместе с тем сможет ассоциировать себя и потенциальный праволиберальный электорат Чубайса-Касьянова, и соответствующие элиты. Да, в "Единой России" при этом существует и популистское крыло, однако его наличие только поможет в деле отрыва от "Родины" типично правого, во многом "верноподданнического", националистического электората. Напомним, что в Республиканской партии США тоже вполне уживаются прагматические технократы с "неоконсерваторами" и дремуче-почвенными деятелями с Юга.

Однако за "Родину" голосовали не только националисты. В крупных городах и академических центрах ее поддержала стремительно левеющая в силу объективно ударивших по обществу "реформ" интеллигенция, бывшие поклонники "Яблока", новое, уже в известной степени социалистическое поколение русской молодежи. Для того чтобы разорвать гибельную и вовсю используемую "Родиной" идеологическую связку требований социальной справедливости с этническим радикализмом и революционным сломом (а связка эта ведет к триумфу хунты, которая вряд ли понравится интеллигенту), России нужна в полном смысле слова социал-демократическая партия. Партия, которая выступала бы с социально-правозащитных, прогрессивных позиций, однако отстаивала бы идею России как интернационального, мультиэтнического и поликонфессионального государства. Такая "западного" типа социал-демократическая партия могла бы сочетать в себе критический настрой по отношению к существующей власти с общей лояльностью, ибо только нынешний, "путинский" режим является защитником интеллигенции и национальных меньшинств от неизбежного погрома в случае торжества оранжево-фашистской революции. Однако социал-демократическая партия эта в кадровом смысле ни в коем случае не должна отдавать бюрократически-чиновническим нафталином, как то происходит с подобными заведомо неудачными и невнятными проектами Миронова-Семигина-Селезнева. Очевидно, что вопрос о создании новой левой партии многих удивит: неужто левых мало? Много, да все не те. Все нынешние русские левые партии, с их непременным культом Сталина, тоской по "танковым броскам" и плохо скрываемым расизмом и антисемитизмом, либо вовсе ни на что не способны, либо готовы обратить социальное и классовое недовольство в орудие для радикальных действий.

Третьей партией нового партийно-парламентского спектра неизбежно будет КПРФ. Экс-коммунистическая часть электората "Родины" должна быть возвращена законному владельцу, однако это необходимо совместить с модернизацией самой КПРФ, которая в своем нынешнем рыхлом виде, как уже было сказано выше, в критической ситуации неизбежно попадет под водительство Рогозина и Ко. Обновив КПРФ, необходимо вбить решительный клин между ней и "Родиной", и эти две задачи имеют одно и то же решение - уход Зюганова и возвращение к коммунистам в качестве лидера Глазьева. Глазьев - единственный человек, способный модернизировать компартию, а компартия, традиционно эксплуатирующая антифашистские лозунги, лучше других сможет нейтрализовать Рогозина в своей нише. Личные амбиции Глазьева помогут этому начинанию. КПРФ, внешне вроде бы вполне пригодная для брутально-националистического перерождения, окажется на деле слишком консервативной для того, чтобы поддержать фашистский "майдан". Удержание давно занятой территории для нее важнее рискованных революционных бросков. С другой стороны, с такой глазьевской КПРФ, как дед с внуком, может естественно объединиться Партия пенсионеров, сейчас уверенно выступающая на региональных выборах.

Таким образом, в Государственную думу-2007, способную стать не просто бюрократической мишенью для "оранжевых" потрясений, но действительным русским парламентом, должны пройти:

  • преобразованная в партию праволиберальная "Единая Россия". Партия административных элит, бизнеса разных уровней и лояльно настроенных обывателей;
  • новая социал-демократическая партия в нише "Яблока" и умеренного крыла "Родины". Партия социально уязвимого городского населения, разнообразных меньшинств, части интеллигенции;
  • модернизированная "консервативная" КПРФ. Партия всевозможных "глубинок", оппозиционных течению времени и ориентированных на советские ценности патриотов;
  • ну и, наконец, нынешняя ЛДПР, выполняющая функцию аккумуляции маргинального электората со всех флангов, и в этом качестве является важной стабилизирующей силой. К тому же партия Жириновского сегодня реальный конкурент "Родины". Участие ее в выборах очень важно, а от попадания в парламент большого вреда не будет.

Такой естественный, отвечающий социальным запросам населения, парламентский пасьянс на фоне нынешней Думы может показаться утопическим. Однако только медленное и тщательное отстраивание механизмов партийного предпочтения обеспечит в России правовое поле, которое удержит народ от революционных бурь. В 1916 году в аналогичной ситуации правящая бюрократия, упоенная возможностями самодержавной вертикали власти, упустила население Российской империи из виду. В результате случилась цивилизационная катастрофа, похоронившая и саму бюрократию, и почти всех ее противников. И это при том, что тогдашний "заграничный обком" был раздираем мировой войной и его английская часть противостояла немецкой, до чего нынешнему Вашингтону и Брюсселю пока что далеко. И тем не менее тогда все благополучно рухнуло. Непонятно из какой стабильности исходя, нынешняя власть, ничего не меняя, может рассчитывать на иной исход.