Обратно на Луну

Новая программа NASA - это создание новых челноков для освоения Луны и Марса, ремонт телескопа Хаббл и временный отказ от исследования дальних планет

Америка застыла в ожидании "часа Х" - первого запуска космического челнока Discovery. Тревога понятна - в программе многоразовых пилотируемых полетов Shuttle была взята пауза более чем на два года. Работа комиссии по расследованию причин катастрофы корабля Columbia 1 февраля 2003 года завершена, "стрелочники", как водится, наказаны.

В конце апреля 2005 года Майкл Гриффин, только-только назначенный главой NASA, отложил на два месяца официальную дату запуска Discovery - он полетит не 22 мая, а в "окно" с 13 по 31 июля. Главная космическая держава мира сейчас не может себе позволить промахнуться - ее репутация и без того оказалась изрядно подмочена зимой 2003-го. Разумеется, о стопроцентной гарантии от очередной неудачи речь не идет по определению: так, по оценкам одного из членов комиссии по расследованию катастрофы, физика из Стэнфордского университета Дугласа Ошероффа, при каждом запуске шаттлов среднестатистическая вероятность катастрофы составляет от 1 до 2%, а вероятность того, что хотя бы один из оставшихся по программе до 2010 года 28 полетов космических челноков повторит печальную судьбу Columbia и Challenger лежит в диапазоне 24-43%. По-видимому, эти цифры оказали определенное влияние на процесс принятия решений новым руководством NASA: в предложенной Майклом Гриффином перед сенатом промежуточной ревизии программы Shuttle предполагается сократить количество запусков челноков почти вдвое.

Много вопросов пока и с дальнейшей судьбой программы Shuttle. По словам Гриффина, наряду с завершением строительства МКС Shuttle по-прежнему остается "главным приоритетом" NASA. Ближайшие несколько запусков космических челноков, по всей видимости, пройдут под единым девизом "Безопасность, безопасность и еще раз безопасность". И ради этой безопасности американцы, похоже, готовы пожертвовать количеством запусков. Разумеется, пока никто в руководстве как NASA, так и Белого дома не может себе позволить открыто признать, что график строительных работ на МКС сорван. Хотя, судя по осторожным комментариям самого Майкла Гриффина, чиновники NASA склоняются к тому, чтобы сократить до минимума количество оставшихся до полного свертывания программы Shuttle запусков и достраивать МКС при помощи грузовых непилотируемых кораблей.

Наконец, еще один важный элемент стратегии нового руководства американского космического ведомства - принципиально пересмотрено решение, принятое Шоном О`Кифом в феврале 2004 года, свернуть все проекты по спасению космического телескопа Hubble, у которого вышли из строя солнечные батареи и два гироскопа, управляющих его ориентацией в пространстве. Заменить поврежденные элементы нужно срочно - без этого легендарный орбитальный телескоп уже через два-три года полностью потеряет свою работоспособность. Отказ NASA отправить к телескопу пилотируемую ремонтную экспедицию во многом был следствием всеобщего страха, которым космическое ведомство было охвачено в первые несколько месяцев после гибели челнока Columbia. В научных кругах Америки это решение было воспринято очень болезненно. Общую точку зрения выразил известный астроном Роджер Томпсон из университета Аризоны: "Один полет на Hubble сделает гораздо больше для науки, чем двадцать пять полетов челноков на МКС". И вот новый администратор NASA, а он пользуется большим авторитетом в американских аэрокосмических кругах, отменил поспешное решение О`Кифа.

Пока в исправленной редакции бюджета NASA на 2006 год на пилотируемую экспедицию к Hubble планируется выделить около 300 млн долларов. Это новая и весьма затратная статья в бюджете, общая же сумма расходов управления остается неизменной, а потому руководство NASA вынуждено срочно определиться, какие среднесрочные проекты можно признать менее существенными и урезать, а то и вообще заморозить их финансирование до лучших времен.

Свой базовый финансовый принцип г-н Гриффин неоднократно излагал публично: "Мы (NASA) не должны требовать дополнительных бюджетных вливаний. Все, что от нас требуется сегодня, - взять деньги из тех программ, которые представляют меньший научный интерес и привлекают меньше общественного внимания, и перераспределить эти деньги в пользу более важных". В соответствии с этим принципом руководство NASA приостановило две исследовательские программы по поиску планет вне Солнечной системы: Space Interferometry Mission (запуск космического аппарата этой миссии был запланирован на 2011 год) и Terrestrial Planet Finder, который должен был отправиться в космос в 2014 году. Кроме того, жертвой операции по возрождению телескопа Hubble может стать проект Mars Science Laboratory: отправка на красную планету усовершенствованного робота-вездехода переносится с 2009-го на 2011 год. Еще одним аутсайдером, лишенным финансирования, стала многострадальная программа JIMO (Jupiter Icy Moons Orbiter) - ее основной задачей является отправка зонда к спутнику Юпитера Европе. В своем докладе сенату 12 мая Майкл Гриффин обозвал JIMO программой, "плохо продуманной и не отвечающей современному уровню исследовательских технологий".

Зачем им это все

Истинные цели, которые преследует новая американская программа освоения космоса, ни в каких открытых документах не обозначены и никем из официальных лиц напрямую не сформулированы. Тем не менее они достаточно прозрачны.

Одна из главных движущих сил столь масштабной инициативы - лоббистские усилия представителей военно-комической индустрии США: эта отрасль, долгое время не имевшая сильных конкурентов и серьезных задач, нынче далеко не в лучшем состоянии. Между тем очевидно, что этому локомотиву американского хай-тека необходимо сохранить мощный научный и производственный потенциал, чтобы ответить на новые вызовы, что неминуемо появятся лет через десять-пятнадцать. Гарантированно решить эту проблему можно только старым, многократно испытанным способом - загрузить отрасль.

Сохраняя потенциал ключевой отрасли своей индустрии, американцы рассчитывают и на то, что огромные средства, вложенные в космическую отрасль в ходе реализации этой амбициозной программы, в смежных областях обеспечат очередной технологический прорыв, - так бывало уже не раз. Оставалось лишь придумать веские и понятные конгрессу и налогоплательщикам мотивы для столь масштабных вливаний. Эта задача осложнялась тем, что явных технологических соперников в космосе у американцев сейчас нет; очевидной угрозы, что кто-то еще сможет использовать космическое пространство в военных целях, тоже нет. Китай, хотя он и развернул экономическую экспансию по всему миру и объявил о собственных амбициозных планах в космосе, пока на роль серьезного соперника для США не тянет. А об успешном выполнении аналогичных программ Индией и Японией пока и говорить не приходится.

Так что особого выбора у представителей американского истеблишмента не было. "Промышленность должна непрерывно что-то делать, желательно большое и серьезное. Чем более глобальная программа реализуется, тем стабильнее она себя чувствует. Поскольку Советского Союза уже нет, а для борьбы с международным терроризмом ракетно-космические технологии пока не востребованы, американцам ничего не оставалось кроме как объявить, что они летят на Марс", - говорит Дмитрий Пайсон, директор аналитического центра "Аэрокосмос".

Российские официальные лица, комментируя новую американскую инициативу, дали понять, что не считают освоение Марса и других дальних планет истинными целями новой космической программы. "Возможно, человек полетит на Марс, когда это станет совершенно необходимым для решения каких-либо задач, неподвластных никаким автоматам. Сегодня таких задач нет", - заявил в одном из интервью Анатолий Перминов, руководитель Федерального космического агентства.

Похоже, ремонт Хаббла - лишь способ обеспечить лояльность научного сообщества, разочарованного переносом сроков экспедиций по освоению отдаленных планет Солнечной системы.